К вопросу о недостатках операции "Союзническая сила" в Югославии (2002)

Полковник С. Печуров,
доктор военных наук

Обширные комментарии по поводу антитеррористической операции в Афганистане отодвинули на задний план вопросы, связанные с боевым применением вооруженных сил западных государств в Югославии. Вместе с тем на страницах американской и европейской военной прессы, в отчетах научных организаций и других западных институтов по-прежнему детально анализируются боевые действия союзников по НАТО весной 1999 года.

Среди множества проблем, "закамуфлированных" победными реляциями в ходе и сразу после этого конфликта, в последнее время в качестве одной из основных выделяется слабое взаимодействие формирований различных видов ВС, временно сведенных в группировку войск. Некоторые аналитики первопричину серьезных недостатков в данной области, вызвавших чуть ли не скандальное разбирательство, в которое были втянуты представители руководства СВ и ВВС США, составлявших основу группировки войск НАТО, видят в так называемом "однобоком" предварительном планировании операции "Союзническая сила", носившей преимущественно воздушный характер. По их мнению, это привело к неоправданной затяжке операции, длившейся 78 сут, что повлекло к значительному перерасходу ресурсов и некоторым нежелательным политическим последствиям.

В опубликованном аналитической корпорацией РЭНД (США) отчете под названием "Разобщенная война: военная операция в Косово, 1999 год" прямо указывается, что "решение НАТО о проведении только воздушной операции... повлекло за собой серьезные последствия", в том числе дало возможность югославскому руководству, умело маневрируя наземными силами, сохранить их высокую боеспособность вплоть до окончания конфликта. Изначально отвергнутая возможность активного привлечения наземных компонентов западных союзников к ведению боевых действий фактически исключила детальное планирование их применения на всех фазах операции, что, по мнению аналитиков, создавало теоретические предпосылки к затягиванию военной составляющей данной операции до зимы и даже весны следующего года.

В связи с этим многие специалисты, главным образом должностные лица Пентагона и американские независимые эксперты, склонны считать крупным просчетом отсутствие заранее созданной и хорошо подготовленной штабной структуры объединенного оперативного формирования, поскольку, как указывается в выходящей в США ведомственной газете "Дефенс ньюс", "объединенный штаб, сформированный в спешке для операции в Косово, даже к концу боевых действий оказался заполненным только на 80 %", что затруднило организацию взаимодействия компонентов видов ВС.

Пренебрежение наземной составляющей операции в целом привело также к недопониманию в высших эшелонах военного руководства НАТО вопросов ведения собственно воздушной кампании. Так, если верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе американский генерал У. Кларк выступал за нанесение ударов авиацией по всему комплексу наземных целей противника, то его подчиненный, командир компонента ВВС союзных сил американский генерал М. Шорт, напротив, считал более важным сосредоточить удары с воздуха по жизненно важным стационарным целям, что, по его мнению, "является более эффективным средством давления на режим Милошевича". В результате дискуссий якобы имел место факт утраты элемента внезапности.

В наиболее острой форме проблема слабого взаимодействия разновидовых структур в указанной операций проявилась в действиях командиров американских компонентов войск. Непосредственным поводом к возникновению этой проблемы, которая так и не была решена до конца боевых действий, стало решение генерала У. Кларка о применении дислоцированной на ТВД группировки армейской авиации (ударные вертолеты АН-64 "Апач"), возглавлявшейся трехзвездным генералом сухопутных войск США Дж. Хендриксом. В случае привлечения данных вертолетов к активной фазе операции они, по замыслу командования, должны были быть переданы в оперативное подчинение генерала Шорта, непосредственно руководившего воздушной кампанией с авиабазы Виченца (Италия).

Однако генерал Хендрикс категорически отказался выполнять приказ, приводя различные доводы. Во-первых, по его мнению, в случае неучастия в операции наземных сил США вертолеты оказались бы удобной мишенью для средств ПВО противника. Во-вторых, генерал сослался на абсолютное отсутствие какой-либо в предварительном порядке разработанной плановой документации, регламентирующей в конкретных условиях обстановки объединенное (межвидовое) применение армейской (вертолеты) и фронтовой (истребители и истребители-бомбардировщики) авиации союзных сил. Кроме того, по мнению сухопутного генерала, не были выявлены подходящие для вертолетов цели. Конфликт приобрел такие масштабы, что в него были вынуждены вмешаться руководители обоих видов ВС США.

Как полагают представители руководства СВ, отстаивавшие точку зрения своего генерала, специфика задач ударных вертолетов такова, что процедура планирования их использования в обычном порядке не стыкуется с аналогичными процедурами ВВС и авиации ВМС. В связи с этим генерал-майор сухопутных войск Дж. Риге выразил скептицизм в отношении того, что командир компонента ВВС, в подчинение которого могли быть переданы вертолеты "Апач", сумеет достаточно оперативно и гибко, в соответствии с условиями быстро меняющейся обстановки на земле, перенацеливать армейскую авиацию на решение вновь возникающих задач.

Представители руководства ВВС, естественно, заняли прямо противоположную позицию, заявив, что если в боевой операции превалирует противоборство в воздухе и, соответственно, руководство объединенным оперативным формированием передано представителю ВВС, он и должен осуществлять абсолютный контроль над всеми разновидовыми компонентами союзных военных группировок на всех стадиях подготовки и проведения операции. Уже в декабре 2001 года в интервью британскому журналу РУСИ генерал У. Кларк, отвечая на вопрос относительно "нестыковки" решения об использовании вертолетов "Апач" в операции, фактически взвалил всю вину за это на "постоянное межвидовое соперничество", которое негативно влияет на функционирование не только европейского объединенного командования ВС США, но и объединенных (межвидовых) структур в целом.

В связи с острой необходимостью решения поднимаемой уже не первый раз проблемы американские аналитики отмечают, что за прошедшее после окончания операции в Косово время это частично удалось сделать. Например, по инициативе руководства МО США уже проводится работа по созданию так называемых постоянных штабов межвидовых формирований различного уровня, нацеленных на действия в разных, "закрепленных" за ними регионах мира. Рекомендуется ужесточить контроль за организацией взаимодействия между ВВС и СВ в целом и их компонентами, сведенными в объединенные оперативные формирования. Выявленные нестыковки в доктринальных и плановых документах обоих видов ВС, в том числе касающиеся взаимодействия армейской и фронтовой авиации, также предложено в кратчайшие сроки ликвидировать. Рекомендовано в обязательном порядке назначать командира наземного компонента (СВ и МП) объединенных формирований, который бы даже в случае преимущественно воздушного или морского характера операции нес полную ответственность за данные части и подразделения и выступал бы в качестве единственного советника командира объединенного формирования по соответствующим вопросам. Выдвигаются и другие предложения и рекомендации.

Судя же по официальному информационному сопровождению осуществляемой США и их союзниками антитеррористической операции в Афганистане, многие проблемы взаимодействия видов ВС США "решаются в позитивном ключе". Тем не менее ряд западных экспертов сомневается в том, что при ныне действующей модели руководства американских вооруженных сил вскрытые крупные недостатки в области видового взаимодействия могут быть исправлены кардинальным образом.

Зарубежное военное обозрение 2002 №10 С. 14-15

Всего комментариев: 0
avatar