Ядерная и ракетная программы КНДР (2017)

Полковник В. Горынов

Сначала текущего года ситуация на Корейском п-ове существенно обострилась. Многие эксперты считают возможной дальнейшую эскалацию напряженности, вплоть до вооруженного конфликта между США, Республикой Корея и Японией, с одной стороны, и КНДР - с другой. При этом они не исключают, что Пхеньян может применить оружия массового поражения для сохранения своего государственного устройства. В этих условиях особый интерес представляет оценка северокорейского ядерного потенциала с учетом истории развития ядерной и ракетной программ страны.

Исследования в ядерной области начались КНДР в 1960-х годах в рамках научно-технического сотрудничества с СССР и рядом других государств социалистического содружества. К освоению ядерной энергии в военных целях Пхеньян приступил в 1980-х годах под прикрытием развития атомной энергетики.

В 1985-м страна присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а через год в атомном центре Ионбен (80 км севернее Пхеньяна) начал действовать газографитовый реактор электрической мощностью 5 МВт, позволяющий нарабатывать плутоний для ядерных боеприпасов. Кроме того, в данном центре были построены заводы по производству ядерного топлива и выделению плутония из облученных твэлов. С 1989 года в районе Тхэчхон (100 км севернее Пхеньяна) началось сооружение АЭС, которую предусматривалось оснастить газографитовым реактором электрической мощностью 200 МВт.

В 1993 году у мирового сообщества появились подозрения в существовании военной составляющей северокорейской ядерной программы. Соединенные Штаты в тесной координации со своими союзниками усилили давление на КНДР с целью вынудить ее отказаться от дальнейших работ в этом направлении. В ответ страна заявила о приостановлении членства в ДНЯО с возможностью последующего окончательного выхода из него и прекратила сотрудничество с МАГАТЭ (специальные соглашения о гарантиях с этой организацией были подписаны Пхеньяном в 1977 и 1992 годах).

В целях разрешения возникших противоречий КНДР и США начали двусторонние консультации, результатом которых стало подписание в 1994 году рамочного соглашения. В соответствии с этим документом основные объекты атомного центра Йонбен были законсервированы, а строительство АЭС в Тхэчхон заморожено. Со своей стороны Вашингтон гарантировал Пхеньяну помощь в сооружении атомной станции, оснащенной двумя легководными реакторами, с вводом в эксплуатацию первого энергоблока в 2003 году.

По инициативе США, Республики Корея и Японии в 1995 году была образована международная организация КЕДО, которая утвердила план строительства АЭС с двумя ядерными установками южнокорейского производства электрической мощностью по 1 тыс. МВт.

Отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) остановленного газографитового реактора было упаковано в контейнеры и размещено на территории центра с постановкой под контроль США и МГАТЭ. Вывоз ОЯТ за рубеж для утилизации предусматривалось начать после поставки первого энергоблока атомной электростанции, а завершить - после ввода его в строй.

По политическим причинам строительство легководной АЭС началось с задержкой и велось с большим отставанием от графика. В этих условиях КНДР в январе 2003 года заявила о своем выходе из ДНЯО и прекращении сотрудничества с МАГАТЭ.

В центре Йонбен был повторно введен в эксплуатацию газографитовый реактор электрической мощностью 5 МВт и возобновлено функционирование ряда цехов на заводах по выпуску твэлов и радиохимической переработке ОЯТ. В ответ на это США прекратили оказание экономической помощи Северной Корее, а Совет управляющих КЕДО остановил сооружение атомной станции.

Для разрешения возникших противоречий в августе 2003 года были инициированы шестисторонние переговоры по урегулированию ядерной проблемы Корейского п-ова с участием КНДР, США, Японии, Китая, России и Республики Корея, которые на тот момент не дали существенных результатов.

В 2005 году Северная Корея официально заявила об обладании ядерным оружием. Для демонстрации соответствующих возможностей Пхеньян в 2006 году провел на атомном полигоне Кильчу (провинция Северная Хамген) первое ядерное испытание. В 2007 году в ходе шестисторонних переговоров было подписано совместное заявление, согласно которому КНДР обязалась перевести в неработоспособное состояние объекты центра Йонбен с выполнением надлежащих мероприятий.

Однако в 2009 году КНДР осуществила второй ядерный взрыв, а также объявила о выходе из переговоров и начале работ по обогащению урана - в атомном центре была введена в строй газоцентрифужная установка. Третье испытание было проведено в 2013 году. Наряду с этим северо-корейцы вдвое увеличили свои производственные возможности по разделению изотопов урана и повторно запустили газографитовый реактор. Четвертый и пятый эксперименты по подрыву ядерного заряда страна осуществила в 2016 году. По результатам последнего и самого мощного (10-30 кт) из всех взрывов было объявлено об успешном завершении разработки ядерной головной части стратегических баллистических ракет.

С учетом технических возможностей и сроков эксплуатации основных объектов центра Йонбен, а также проведенных ядерных испытаний Пхеньян на текущем этапе может располагать оружейными делящимися материалами в количестве, достаточном, по оценке западных экспертов, для производства от 13 до 30 ядерных зарядов.

Основу ракетного потенциала КНДР составляют ударные средства, созданные на базе технологий 1960-х годов. Так, Пхеньян обладает жидкостными оперативно-тактическими ракетами (OTP) "Скад-В и -С" (северокорейские наименования "Хвасон-5 и -6" соответственно) и баллистическими ракетами средней дальности (БРСД) "Нодон-1" ("Хвасон-7"). Относительно современной можно считать только твердотопливную OTP KN-02 ("Хвасон-11"). Наиболее мощной из принятых на вооружение в республике ракет является морально устаревшая БРСД "Нодон-1" с дальностью стрельбы до 1 300 км и массой головной части до1 000 кг.

С 2016 года проводятся летные испытания жидкостной БРСД "Мусудан" ("Хвасон-10"). Всего было выполнено восемь ее пусков, из которых только один оказался успешным.

Северная Корея также ведет НИОКР по созданию твердотопливной баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ) "Пуккыксон". В августе 2016 года состоялся первый успешный пуск экспериментального образца. На базе этой ракеты разрабатывается БРСД "Пуккыксон-2", которую планируется размещать на пусковой установке гусеничного типа. Практическая отработка нового средства началась в феврале текущего года.

С 2012 года на военных парадах КНДР демонстрируется баллистическая ракета "Хвасон-13", обозначающаяся в средствах массовой информации как KN-08, а с 2015-го - ее модернизированный вариант. Пуски этих средств пока не отмечались.

В мае 2017 года проведено первое успешное испытание баллистической ракеты "Хвасон-12". По заявлениям Пхеньяна, дальность и высота ее полета составили 2112 и 787 км соответственно. В случае пуска данного изделия по энергетически оптимальной траектории оно могло бы доставить головную часть на дальность до 4 500 км. Освоение соответствующих технологий существенно приближает Северную Корею к созданию межконтинентальной баллистической ракеты.

Следует отметить, что КНДР ранее выполняла работы по проектам двухступенчатых жидкостных БРСД "Тэпходон-1" и "Тэпходон-2". В настоящее время они приостановлены.

Наряду с этим Северная Корея в 2009-2016 годах осуществила четыре пуска космических носителей "Ынха-2 и -3", в двух последних из них на низкие околоземные орбиты были успешно выведены ИСЗ "Кванменсон-3 и -4". По оценке западных специалистов, создание баллистической ракеты большой дальности на базе космического носителя принципиально возможно, однако для этого потребуется решить сложную задачу по надежной доставке боеприпаса к наземной цели с приемлемой точностью. Кроме того, перспективы боевого применения такого ударного средства являются сомнительными в связи с его низкой оперативной готовностью и невозможностью скрытного проведения предстартовых операций.

Таким образом, на текущем этапе ядерный потенциал КНДР может включать головные части морально устаревших жидкостных БРСД "Нодон-1", угрожающих только сопредельным государствам. Вместе с тем Пхеньян демонстрирует определенные успехи в разработке твердотопливных стратегических баллистических ракет наземного и морского базирования, на которые в перспективе предусматривается установить ядерное оснащение.

Однако для создания надежных образцов таких ударных средств потребуется не один год. При этом разработка межконтинентальной баллистической ракеты, способной достигать материковой части США, возможна не ранее первой половины следующего десятилетия.

Зарубежное военное обозрение. 2017, №7 С. 19-22

Всего комментариев: 0
avatar