Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Особенности военно-политической обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе (2017)

Полковник Э. Плеханов

Военно-политическая обстановка в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) характеризуется высокой активностью происходящих в этом районе мира процессов, формирующих устойчивую тенденцию к его преобразованию в обозримом будущем в один из мировых центров, а также наличием серьезных противоречий. Важным фактором, определяющим ее развитие, является усиление геополитических амбиций и противоборства за региональное лидерство Соединенных Штатов, сопровождающееся их стремлением не допустить расширения влияния России на процессы урегулирования наиболее важных проблем АТР. Кроме этого, сохраняются многочисленные территориальные споры, которые способны привести к эскалации военной напряженности. Источником нестабильности в регионе по-прежнему остается Корейский п-ов.

В настоящее время Соединенные Штаты проводят курс на усиление своего влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе за счет наращивания военного присутствия, которое обеспечивают формирования всех видов американских вооруженных сил. Их общая численность составляет около 100 тыс. военнослужащих.

Для обеспечения функционирования структур ВС США в АТР Пентагоном создана сеть военных баз на территории Японии и Республики Корея, состоящая из 240 объектов различного назначения, более 180 из которых являются собственностью США.

Пентагон расширяет масштабы своего присутствия и в других районах. В частности, на Филиппинах на временной основе находится более 800 американских военнослужащих, а в перспективе здесь возможно создание постоянной американской военной базы. С Сингапуром подписано соглашение о размещении в пункте базирования Сембаванг четырех американских кораблей класса "корвет", с Вьетнамом прорабатывается возможность задействования кораблями 7-го оперативного флота США пункта базирования Камрань.

Важным моментом в стратегии США в Азиатско-Тихоокеанском регионе является активизация военного сотрудничества с Австралией в целях получения доступа к военной инфраструктуре континента. В ближайшей перспективе Пентагон планирует увеличить численность подразделений морской пехоты США, находящихся в Австралии на ротационной основе, с 1000 до 2 500 военнослужащих.

Руководство Китая также проводит активную внешнюю политику, направленную на укрепление своих позиций в АТР с использованием преимущественно мирных способов. Основные усилия Пекина сосредоточены на выстраивании взаимовыгодных отношений с сопредельными странами как на двусторонней основе, так и в рамках региональных организаций.

Особое внимание КНР уделяет расширению своего экономического присутствия, которое в перспективе должно трансформироваться в равнозначную ему степень политического влияния. Вместе с тем, по мнению китайских специалистов, эффективное противодействие США в АТР невозможно без существенного усиления боевого потенциала национальных вооруженных сил. С этой целью в рамках второго этапа военной реформы, рассчитанного до 2020 года, проведены масштабные преобразования организационно-штатной структуры Народно-освободительной армии Китая, а также системы военного управления и военно-административного деления КНР. Одновременно активизирован процесс оснащения войск новыми образцами вооружения и военной техники.

По мнению Пекина, эффективное противодействие наращиванию присутствия США в АТР невозможно без существенного усиления боевого потенциала национальных ВС. С этой целью руководство страны последовательно увеличивает военные расходы государства, которые в 2016 году превысили 170 млрд долларов.

Особое внимание при этом уделяется совершенствованию оперативной и боевой подготовки НОАК, в ходе которой особый акцент делается на повышении готовности формирований национальных вооруженных сил к ведению совместных операций на любых театрах военных действий в условиях активного применения противником высокоточного оружия и ведения информационного противоборства, а также к стратегическим переброскам. В 2016 году в Китае в ходе учений и тренировок различного уровня отрабатывались вопросы ведения военных действий на незнакомых ТВД, в том числе в дальних морских районах и океанских зонах.

Данные факты подтверждают то, что, несмотря на приоритетность политико-экономических мер, Пекин не исключает возможность применения военной силы для защиты национальных интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В связи с этим командование НОАК активно наращивает боевые возможности национальных ВМС и ВВС, в том числе потенциал по экстренной переброске войск (сил). В ходе оперативной и боевой подготовки отрабатываются действия по захвату и удержанию спорных островных территорий, нарушению морских коммуникаций, а также элементы воздушных и морских десантных операций. Обеспечивается постоянное присутствие патрульных групп в наиболее "чувствительных" зонах Южно-Китайского моря. Аналогичные мероприятия организованы в Восточно-Китайском и Желтом морях.

Правительство Японии проводит курс на становление страны в качестве одного из центров силы в АТР, развитие сотрудничества с США в сфере обороны и повышение роли вооруженных сил в достижении внешнеполитических целей. В соответствии с этими установками японское руководство принимает меры по наращиванию возможностей сил самообороны для защиты национальных интересов в различных районах мира.

В частности, в 2016 году вступили в силу изменения в законодательстве страны, предусматривающие значительное расширение масштабов решаемых ВС задач, в первую очередь за пределами японской территории и в операциях коалиционных группировок войск.

Утвержденные поправки допускают применение Японией военной силы при наличии угрозы для безопасности другой страны (так называемое право на коллективную оборону), а также оказание тыловой поддержки (включая поставки оружия и боеприпасов) не только Соединенным Штатам, но и другим дружественным государствам, в том числе в операциях без санкции Совета Безопасности ООН. Упрощен порядок применения военнослужащими оружия за рубежом: из перечня обязательных условий исключено наличие угрозы для жизни японских граждан.
Одновременно с корректировкой правовых основ применения ВС Японии руководство страны принимает меры по обеспечению стратегической и оперативной мобильности сил самообороны, а также их готовности к экстренному реагированию на кризисные ситуации в регионе.

В частности, реализуются мероприятия по созданию нового рода войск -морской пехоты, совершенствуется система управления, повышаются возможности ВВС и ВМС по оперативным переброскам и перегруппировкам, а также по проведению воздушных и морских десантных операций.

На вооружение японских ВВС планируется поставить американские истребители пятого поколения F-35A "Лайтнинг-2" и стратегические разведывательные беспилотные летательные аппараты RQ-4 "Глобал Хок".

В ходе строительства военно-морских сил особое внимание уделяется формированию корабельных соединений, способных решать задачи на значительном удалении от пунктов базирования, в том числе за счет ввода в боевой состав авианесущих кораблей.

Необходимость данных мер обосновывается приведением вооруженных сил в соответствие с современными реалиями, характеризующимися "значительной трансформацией системы региональной безопасности". При этом большое значение имеет усиление позиций Китая в АТР при одновременном ослаблении доминирующего положения Соединенных Штатов.

В условиях роста напряженности в отношениях с Пхеньяном Токио намерен существенно скорректировать военно-доктринальные взгляды в части, касающейся обладания страной наступательным потенциалом, и внести соответствующие изменения в Программу национальной обороны (2014-2024). В этих целях правящая Либерально-демократическая партия разработала рекомендации правительству официально рассмотреть вопрос о целесообразности обладания Токио наступательными вооружениями и наделении сил самообороны возможностью наносить превентивные удары по объектам на территории противника.

Во внешней политике Токио отдает приоритет укреплению двустороннего альянса с Соединенными Штатами как значимому фактору обеспечения национальной безопасности. При этом важным направлением сотрудничества является взаимодействие в сфере ПРО. Пентагон использует силы и средства японской системы противоракетной обороны в интересах усиления тихоокеанского сегмента глобальной системы ПРО США. Одновременно правительство Японии прорабатывает вопрос приобретения для сил самообороны американских наземных противоракетных комплексов ТХААД или "Иджис Эшор". Расширяется сотрудничество с Вашингтоном в космосе и кибернетическом пространстве.

В военно-технической сфере последовательно увеличиваются объемы закупок американских вооружения и военной техники для сил самообороны в целях повышения уровня оперативной и технической совместимости войск (сил).

Кроме того, в Токио признают целесообразным продолжить активное участие в создании многосторонних механизмов военно-политического сотрудничества в форматах Япония - США - Республика Корея, Япония - США -Австралия, Япония - США - Индия, а также в установлении комплексных партнерских отношений с членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии и Североатлантического альянса.

Серьезную угрозу для региональной стабильности представляют сохраняющие значительный конфликтный потенциал территориальные разногласия в Восточно-Китайском, Южно-Китайском и Японском морях, а также военно-политическая конфронтация на Корейском п-ове. Кроме того, имеется ряд других негативных факторов.

В настоящее время усиливаются противоречия между Японией и КНР (о-ва Сенкаку и проблема разграничения исключительных экономических
зон в Восточно-Китайском море), а также между Японией и Республикой Корея (скалы Лианкур). Отмечается тенденция к повышению роли силового фактора в урегулировании проблем пограничного размежевания между Китаем и странами Юго-Восточной Азии в Южно-Китайском море (архипелаг Спратли и Парасельские о-ва). Пекин усиливает контроль зоны опознавания, осуществляемый средствами ПВО, и активизирует патрулирование в районе спорных островов.

Кроме того, КНР и Япония продолжают демонстрировать бескомпромиссность своих подходов к вопросу отстаивания национального суверенитета над о-вами Сенкаку, что препятствует налаживанию диалога по урегулированию указанной проблемы.

Сохранение вероятности применения вооруженных сил при решении спорных вопросов в Южно-Китайском море периодически приводит к обострению ситуации. В этих условиях Филиппины, Вьетнам и Малайзия активизируют деятельность по наращиванию возможностей национальных вооруженных сил по защите государственных интересов. В числе основных мероприятий ввод к 2018 году системы контроля обстановки в районе архипелага Спратли, усиление дежурных сил береговой охраны боевыми кораблями и самолетами патрульной авиации, строительство новых пунктов базирования и аэродромов.

Для Российской Федерации актуальность проблематики территориальных противоречий между государствами региона обусловлена не только необходимостью своевременного вскрытия потенциальных очагов напряженности, но и наличием притязаний на острова Курильской гряды со стороны Японии. При этом следует учитывать, что подходы Токио к пограничному размежеванию между нашими странами по-прежнему носят неприемлемый для России характер. Выдвигаемые японцами требования по "возврату" о-вов Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды ставят под угрозу территориальную целостность Российской Федерации, закрепленную по итогам Второй мировой войны на основании международного права, включая Устав ООН.

Негативное влияние на обстановку в Азиатско-Тихоокеанском регионе оказывает неурегулированность проблемы Корейского п-ова. Сохраняющаяся напряженность обусловлена прежде всего отсутствием эффективных механизмов обеспечения безопасности, а также неготовностью Пхеньяна, с одной стороны, а также Сеула и Вашингтона - с другой к поиску взаимоприемлемых условий возобновления переговорного процесса по разрешению существующих между ними противоречий. При этом Северная Корея продолжает высокими темпами реализовывать ракетную и ядерную программы.

В целях демонстрации своих растущих возможностей в ракетной и ядерной сфере в 2016 году Пхеньян осуществил четвертое и пятое по счету ядерные испытания, произвел пуск ракеты-носителя "Ынха-3" с искусственным спутником Земли. В ответ на санкционные резолюции Совета Безопасности ООН и усиливающееся давление со стороны Вашингтона и Сеула руководство КНДР активизировало работы по совершенствованию состоящей на вооружении Корейской народной армии ракетной техники. В частности, только с января прошлого по июнь текущего года проведено в общей сложности около 30 пусков ракет различного типа, в том числе оперативно-тактических "Хвасон-6" (СКАД), средней дальности "Хвасон-7" ("Нодон") и "Хвасон-10" ("Мусудан"), а также баллистических ракет подводных лодок "Пуккыксон-1".

Негативное воздействие на развитие ситуации в регионе оказывает также высокая интенсивность совместной оперативной и боевой подготовки вооруженных сил Республики Корея и США. Так, в марте-апреле текущего года на территории РК, в прилегающих акваториях Японского и Желтого морей, а также в воздушном пространстве над ними проведено американо-южнокорейское учение "Фоул игл-2017", которое стало наиболее масштабным за последние годы (привлекалось около 250 тыс. южнокорейских и 25 тыс. американских военнослужащих). На его фоне организовано более 20 частных учений и тренировок. Данные мероприятия рассматриваются Пхеньяном как прямая угроза национальному суверенитету и традиционно ведут к обострению ВПО в Северо-Восточной Азии.

Сохранению напряженности на Корейском п-ове способствует неурегулированность вопроса о прохождении морской границы между КНДР и РК в Желтом море. Различия в подходах сторон к вопросу пограничного размежевания зачастую приводят к артиллерийским перестрелкам между ВС Севера и Юга в данном районе.

В складывающихся условиях Сеул уделяет особое внимание дальнейшему углублению отношений стратегического партнерства с США. В частности, под предлогом усиления ракетной угрозы со стороны КНДР на территории страны размещен американский противоракетный комплекс ТХААД.

Серьезным дестабилизирующим фактором в АТР является деятельность в ряде стран (Филиппины, Индонезия, Таиланд и Мьянма) экстремистских религиозных, националистических и сепаратистских движений и группировок, которые для достижения провозглашенных ими целей используют террористические методы борьбы. Необходимость финансирования террористических структур приводит к расширению участия экстремистов в пиратской деятельности, незаконном производстве и распространении наркотиков, а также торговле людьми и оружием.

Так, только в текущем году зарегистрировано более 30 случаев вооруженных нападений на гражданские суда в нейтральных водах Малаккского и Сингапурского проливов. При этом отмечается совершенствование технической оснащенности пиратов, в том числе установка на суда средств спутниковой навигации, крупнокалиберных пулеметов, а также активное использование агентуры для получения информации о характере грузов и маршрутах следования кораблей.

Негативное влияние на обстановку в регионе оказывает расширение деятельности "Исламского государства Ирака и Леванта" (ИГИЛ, запрещено в РФ) и активизация пропаганды идей радикального ислама. Лидеры ИГИЛ рассматривают Юго-Восточную Азию и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, в которых проживает многомиллионная мусульманская община, в качестве перспективной базы для пополнения своих рядов. Исламистские эмиссары участвуют в обучении боевиков из числа местных экстремистских группировок, финансировании и непосредственной организации терактов, а также осуществляют вербовку молодежи для ведения боевых действий на Ближнем Востоке. В настоящий момент на стороне ИГИЛ сражаются до 1 500 наемников из стран АТР.

В перспективе их возвращение из Ирака и Сирии на родину может привести к росту террористической активности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Обстановка в зоне Тайваньского пролива в целом остается стабильной. Вместе с тем победа Демократической прогрессивной партии на состоявшихся в 2016 году президентских и парламентских выборах на Тайване может привести к корректировке внешнеполитического курса Тайбэя. В частности, прогнозируются попытки изменить статус-кво в пользу независимости острова, активизация сотрудничества с США, Японией и государствами Юго-Восточной Азии, а также нарастание негативных тенденций в развитии отношений с КНР вплоть до их серьезного обострения. Не исключается, что новая глава администрации Тайваня может поставить под сомнение так называемый "Консенсус 1992 года" (подразумевающий принцип "одного Китая") или даже попытается отказаться от него. При этом стратегический курс Пекина на объединение, предусматривающий в случае необходимости задействование силы, останется неизмененным.

В целом при относительной стабильности военно-политической ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе сохраняются потенциальные предпосылки к ее обострению. В то же время для стран АТР характерно усиление значения экономической составляющей в структуре обеспечения национальной безопасности. Это соответствует общей тенденции формирования здесь экономического сообщества государств, безопасность которых будет обеспечиваться не только военными средствами, но в значительной мере заинтересованностью каждой страны в благополучии своих экономических партнеров и стабильной политической ситуации.

Зарубежное военное обозрение. 2017, №8 С. 3-9


СМОТРИ ПО ТЕМЕ:
Категория: Геополитика | Добавил: factmil (09.09.2017) | Автор: Полковник Э. Плеханов
Просмотров: 118 | Теги: АТР, ВС КНДР, Э. Плеханов | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar