Взгляды военно-политического руководства КНР на использование космоса в военных целях (2019)

Ю. Васильев

Руководство Китайской Народной Республики рассматривает реализацию национальной космической программы в качестве одного из приоритетных направлений деятельности по обеспечению обороны и безопасности государства, перехода КНР из категории "крупной космической державы" в категорию "великой космической державы".

Решать эти задачи планируется путем выполнения целевых программ, сформулированных руководством Китая в "Стратегии научно-технического развития космической деятельности КНР до 2050 года" (2012). Создание производственной и научно-технической базы для реализации военных космических программ страны возлагается на отраслевые военно-промышленные корпорации - Научно-техническую корпорацию космической промышленности (НТК КПК) и Научно-производственную корпорацию космической промышленности (НПК КПК).

Обе специализируются на разработке и производстве ракетных двигателей, межконтинентальных баллистических ракет, пилотируемых и автоматических космических аппаратов (КА), микроспутников, электронных блоков управления, навигационных систем, программного обеспечения, используемого в космическом и наземном сегментах действующей орбитальной группировки.

В основу функционирования корпораций положена интеграция производственной базы гражданской и военной промышленности с целью совместного использования в интересах Народно-освободительной армии Китая (НОАК) производственных процессов, оборудования, персонала и средств технического обслуживания.

Приоритетность реализации национальной космической программы, согласно стратегии, обусловливается тем, что китайские специалисты, в первую очередь под влиянием действий США, оценивают значение космоса как "поле боя" будущего. Космическое пространство рассматривается Пекином в качестве театра военных действий, контроль над которым предусматривает реализацию собственных интересов во всем спектре военных конфликтов в условиях использования перспективных технологий ведения боевых действий и систем огневого поражения, созданных на новых физических принципах. Данный статус закреплен на законодательном уровне в "Военной стратегии КНР" (26 мая 2015 года) и других документах, касающихся безопасности государства.

По взглядам военно-политического руководства Китая, изложенным в документах, ведущие высокотехнологичные страны активизируют деятельность по дальнейшей милитаризации космоса, стремятся достичь стратегического преимущества в осуществлении контроля на суше и море, в воздушном и киберпространстве, в области электромагнитного противодействия, в условиях применения ядерного оружия и информационной войны. Кроме того, ставится задача не допустить отставания от ведущих мировых держав в области освоения космического пространства.

Китай, используя свое положение в международных институтах, стремится играть активную роль в процессах, затрагивающих использование космоса в военных целях. Так, в 2004 году КНР совместно с Российской Федерацией представила в ООН проект резолюции о недопущении размещения вооружений в космосе. В документе выдвинуты обвинения в адрес США и других стран НАТО в стремлении милитаризовать космическое пространство и содержится призыв к налаживанию международного общественного контроля в этой области. Пекин предлагает обобщить соответствующие инициативы Евросоюза ("Кодекс поведения в космосе") с внесенной китайско-российской резолюцией, что положительно скажется на достижении международных договоренностей о недопущении использования противоспутникового вооружения и осуществлении верификации военной деятельности государств в космическом пространстве.

По оценкам командования НОАК, в операциях будущего следует ожидать возрастания роли космической составляющей по решению задач организации управления войсками в воздушно-космических, воздушных и морских операциях, ведения разведки и информационного обеспечения. Китайские военные эксперты считают, что деятельность военных структур в области навигации и распределения сигналов точного времени на 90% зависит от использования спутниковых систем различного предназначения.

В связи с этим содержание перспективных планов Китая по реализации освоения космического пространства в военных целях предусматривает увеличение численности национальной космической группировки, а также повышение результативности компонентов системы разведки, управления и передачи данных, развернутых на космических платформах.

Повысить возможности орбитальной группировки предполагается за счет доведения к 2030 году ее численности со 150 до 200 единиц и увеличения количества КА двойного назначения на 50% Продолжится использование созданной на территории страны инфраструктуры космодромов, в том числе: Сичан (провинция Сычуань), Учжай (Шаньси), Шуанчэнцзы (Гань-су) и Вэньчан (Хайнань). Для управления и контроля КА на орбите планируется задействовать сеть наземных стационарных станций, расположенных в городах Пекин, Шанхай, Ухань, Чанчунь и Куньмин.
 

Таблица 1 Основные ТТХ военных спутников связи КНР

Закрытое наименова-ние "Фэнхс-1" "Фэнхо-1А" "Фэнхо-2" "Шэньтун-1" "Шэньтун-1А" "Шэньтун-2"
Открытое "Чайнасат-22" "Чайнасат-22А" "Чайнасат-1А" "Чайнасат -20" "Чайнасат -20А" "Чайнасат -2А"
Дата запуска 26.01.2000 13.09.2006 19.09.2011 15.11.2003 25.11.2010 26.05.2012
ПСТ в. д. 98 101,5 129,8 103 130 98,2
Спутниковая платформа ДФХ-3 ДФХ-3 ДФХ-4 ДФХ-3 ДФХ-3 ДФХ-4
Масса, кг 2300 2300 5400 2300 2300 5400
Диапазон/ количество транспон-деров UHF, С UHF, С UHF/1, С/1. Ка/12 С, Ku С, Ku Ku/11, Ка/6
Назначение Система связи и управления тактического звена Система связи и управления стратегического звена
Поколение Первое Второе

Первое

Второе
Состояние

Орбитальный резерв

Оперативное использование

В настоящее время в КНР функционируют три системы спутниковой связи и передачи данных: "Шэньтун" (стратегическая связь), "Фэнхо" (тактическая связь) и "Тяньлянь" (ретрансляция данных).

Основная роль в решении задач в интересах военного ведомства Китая отведена глобальной спутниковой радионавигационной системе (СРНС) "Бэйдоу", основными потребителями которой являются структуры НОАК и различные отрасли народного хозяйства (связь, транспорт, сельское хозяйство, энергетика и др.).

В интересах сохранения оперативных преимуществ в космосе предусматривается создание орбитальной группировки за счет размещения на различных орбитах многоцелевых платформ или систем, обеспечивающих в масштабе реального времени наблюдение за ключевыми объектами критической инфраструктуры противника, результаты которого позволят принять превентивные меры.

В этой связи отличительной особенностью китайской КРНС от американской и европейской систем аналогичного назначения является развертывание КА на трех орбитах: геостационарной, геосинхронной и средней. По оценкам китайских экспертов, такая геометрия позволяет повысить точность определения местоположения объектов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Перспективными планами развития китайской системы предусматривается также достижение ее максимальной совместимости с другими КРНС.

Для передачи закрытых сигналов предполагается использовать радиочастоты, близкие к диапазону КРНС "Навстар" и "Галилео", что, как полагают китайские военные специалисты, затруднит нарушение работы национальной космической группировки со стороны вероятных противников без причинения ущерба собственным потребителям. Кроме того, это может позволить китайской стороне в критической ситуации вносить преднамеренные помехи в навигационные системы, задействуемые в интересах военных пользователей стран Запада.

По состоянию на 2018 год на орбитах были развернуты 27 ИСЗ, из которых 15 ("Бэйдоу-2") использовались по целевому предназначению и 12 ("Бэйдоу-2") находились в резерве.

Создание глобальной КРНС "Бэйдоу" планируется завершить к 2020 году. Всего предполагается иметь не менее 35 КА, пять из которых будут расположены на геостационарных орбитах, три - на наклонных геосинхронных, а остальные - на средних (21500 км). Выполнение этих планов позволит отказаться от использования зарубежных аналогов в интересах НОАК.

Таблица 2 Технические характеристики КА типа "Бэйдоу"

Характеристики "Бэйдоу-1" "Бэйдоу-ГЕО" "Бэйдсу-НГСО" "Бэйдоу-М1" "Бэйдоу-МЕО" "Бэйдоу-1S"
Спутниковая платформа ДФХ-3А ДФХ-3В ДФХ-3А ДФХ-3В Специали-зированная Специали-зированная
Разработчик

КБ №5

КБ№8

Система стабилизации

По трем осям

Масса, кг 2200 2200 2200 2200 800 800
Период активного функционирования, лет 8 8 8 8 5 10

При этом, как полагают китайские военные специалисты, перспективная орбитальная группировка, отвечающая требованиям стратегии, должна быть развернута на оптимальном удалении от поверхности Земли, обеспечивающем максимальную эффективность КА в зоне боевого применения войск, а также создание условий для надежного оперативного управления национальными воинскими формированиями и системами высокоточного оружия в различных регионах мира.

В космическом пространстве, в соответствии с этим документом, определяется стратегическая космическая зона - территория и акватория земного шара, воздушно-космическое пространство над ними с расположенными в установившихся границах странами (или их союзами государств), зонами их интересов и влияния, в пределах которых в процессе межгосударственных отношений для достижения национальных интересов наряду с другими средствами могут быть использованы средства вооруженной борьбы.

Стратегическая космическая зона включает три операционные зоны: ближняя - глубиной до 2000 км - для размещения ИСЗ разведки, связи, топогеодезии: средняя - от 2000 до 20000 км - для навигационных спутников; дальняя - свыше 20000 км - для КА обнаружения стартов баллистических ракет, связи и боевого управления, ретрансляции, разведки и метеорологии.

 
Структура стратегической космической зоны

Повысить результативность компонентов орбитальной группировки предполагается за счет размещения одинаковых КА на различных орбитах, что должно позволить выработать оптимальный алгоритм применения многофункциональных китайских космических аппаратов и усложнить противнику задачу по определению численности орбитальной группировки.

Анализ содержания стратегии показывает, что китайское руководство в период до 2050 года намерено за счет совершенствования компонентов "Бэйдоу-2" и развертывания элементов перспективной КРНС "Бэйдоу-3" расширить возможности орбитальной группировки по скрытной передаче данных военного характера.

По оценке командования НОАК, избыточность каналов системы спутниковой связи КНР имеет особую значимость, так как позволяет при необходимости обеспечить увеличивающиеся потребности национальных вооруженных сил в передаче информации в угрожаемый период.

Данное положение повышает возможности китайской орбитальной группировки по противодействию и сдерживанию противника в космосе, сопоставимому, по мнению ВПР Китая, с другими видами стратегического сдерживания - в области ядерных, обычных вооружений и информации, получения преимуществ в ведении боевых действий в различных сферах с использованием неядерных систем огневого поражения.

Таким образом, результаты анализа подходов военно-политического руководства страны к повышению потенциала орбитальной группировки и наращиванию космической мощи являются достаточным обоснованием следующих направлений деятельности:
- увеличение численности орбитальной группировки до размеров, обеспечивающих потребности военных и гражданских структур;
- контроль со стороны государства за выполнением программы активизации космической деятельности Китая, что явится гарантией реализации возможностей по использованию космоса в военных целях.

При этом на экспертном уровне считается, что повышение возможностей в области использования космоса в военных целях в угрожаемый период должно позволить военному ведомству и государству в целом организовать раннее предупреждение о ракетном нападении, развернуть системы связи и управления на стратегическом и оперативно-стратегическом уровне.

На начальной стадии ведения боевых действий и в условиях активных боевых операций орбитальная группировка должна надежно вскрывать дислокацию войск противника, осуществлять навигацию систем высокоточного оружия и содействовать оперативному развертыванию национальных группировок в районах конфликтов. Результаты анализа состояния и перспектив развития обстановки в стратегической космической зоне планируется использовать в ходе оборонительных и наступательных действий в космосе в целях повышения безопасности Китая в других физических сферах противоборства в АТР.

Одним из важнейших направлений повышения потенциала орбитальной группировки считается включение в ее состав активных боевых платформ, способных поражать наземные, воздушные и морские цели. Так, на базе 10 НИИ (Институт исследований в области разработки КА для орбит в ближней операционной космической зоне) в 2011 году быт создан новый космический аппарат WU-14, являющийся аналогом американского Х-37В (беспилотная авиакосмическая платформа многоразового применения). Он способен развивать скорость до М = 10. С 2014 года WU-14 проходит бросковые испытания.

Анализ основных положений программы создания и испытания нового ЛА позволяет констатировать, что данное направление реализуется в рамках национальной концепции "Мгновенный глобальный удар" (Prompt Global Strike), предусматривающей возможность нанесения удара по любой точке планеты в течение 60 мин с момента принятия решения". Кроме того, можно сделать вывод, что данная программа является свидетельством формирования в Китае научно-практического задела для создания крупных воздушно-космических ударных систем нового поколения, способных нести крупногабаритные эффективные средства поражения.

Таким образам, в Китае по планам военного ведомства и под контролем со стороны политического руководства продолжаются мероприятия, направленные на значительное повышение до 2050 года потенциала национальной орбитальной группировки. Отработка основных элементов программы развертывания орбитальной группировки предполагает, что ее состав и возможности будут достаточными для решения задач безопасности государства, а также укрепят позиции КНР в мире.

Зарубежное военное обозрение. - 2019. - №11. - С. 57-61

Всего комментариев: 0
avatar