Военная доктрина Израиля (2015)

Майор М. Татаринов

Военная доктрина Израиля начала формироваться одновременно с созданием в 1948 году еврейского государства. На всем протяжении его существования она постоянно обновлялась и совершенствовалась в соответствии с изменениями военно-политического курса страны, проявлением новых тенденций в региональной и международной обстановке, изменениями в соотношении сил между Израилем и арабскими государствами, появлением новых средств ведения вооруженной борьбы. Неизменной оставалась лишь ставка на оказание силового давления на потенциального противника - арабские государства.

Автор первого варианта военной доктрины Израиля - генерал Хаим Ласков (родился в 1919 году в Белоруссии). Специальный комитет под его руководством представил ключевые тезисы этого документа, в которых не только отражена стратегия и тактика действий боевых организаций "Хагана" и "Иргун", а также ВС Израиля в период с 1947 по 1949 год, но и определены принципы действий израильской армии в будущем.

Основные положения военной доктрины были сформулированы с учетом следующих условий:

- Население Израиля уступает по численности странам-соседям, и в обозримом будущем государство будет вынуждено вести войну против противника, превосходящего его в живой силе.

- Спор Израиля с соседними государствами состоит не в урегулировании границ, а в том, что противник не допускает самого факта существования еврейского государства и будет вести войну на его уничтожение. Принимая во внимание географическое положение страны, а также значительный перевес противника в военной технике и живой силе, Израиль может рассчитывать на победу только в случае быстрого выведения из строя его военной инфраструктуры. Полностью уничтожить врага на поле боя практически невозможно.

- Небольшая территория, сильно изрезанные границы и близость инфраструктуры и крупных городов к линии фронтов лишают государство Израиль какой-либо стратегической глубины. В самой узкой зоне расстояние от Средиземного моря до границы (на тот момент иорданской) составляет не более 14 км. Естественные барьеры (широкие реки и озера, возвышенности) для построения прочной обороны в приграничных районах отсутствуют.

- Израиль не имеет возможности вести длительную войну, так как это приведет к необходимости мобилизации значительной части населения. В таких условиях экономика государства перестанет функционировать уже через некоторое время после начата боевых действий.

Состоятельность этой доктрины была неоднократно подтверждена победами еврейского государства в ряде арабо-израильских войн. С учетом полученного в ходе них опыта положения первой военной доктрины страны постоянно уточнялись и дополнялись.

Так, Суэцкий кризис (Суэцкая, или Синайская, или вторая арабо-израильская война) 1956-1957 годов стал примером успешности превентивных действий израильских войск и их союзников. Неожиданная атака израильскими войсками позиций египетской армии на Синайском п-ове в рамках операции "Кадет", а также налет британской и французской палубной авиации, позволивший уничтожить на земле значительную часть египетских самолетов и практически парализовать действия ВВС Египта, определили ход и исход конфликта.

В ходе шестидневной войны (1967) израильтяне уже самостоятельно применили этот опыт союзников. В конце мая - начале июня 1967 года армии пяти арабских государств (Ливана, Сирии, Иордании, Ирака и Египта) подошли к границам еврейского государства. Коалиция превосходила ВС Израиля в 2 раза по численности личного состава и более чем в 3 раза по количеству авиации и танков.

Утром 5 июня началась операция военно-воздушных сил Израиля, которым потребовалось всего несколько часов, чтобы уничтожить все ВВС этих пяти стран. Последовавшая за этим война на суше продолжалась всего шесть суток и завершилась тем, что Израилю отошли Голанские высоты, Синайский п-ов, Западный берег р. Иордан и Сектор Газа.

Таким образом, Израиль почти втрое увеличил свою территорию, получил сразу два природных приграничных барьера - Голанские высоты и Суэцкий канал, а также избавился от изрезанности восточной границы, установив контроль над Иорданской долиной.

Война Судного дня (1973) началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур. Египет и Сирия учли опыт предыдущих столкновений. Наряду с этим они сделали упор на нейтрализацию угрозы со стороны как израильских ВВС посредством массового развертывания современных средств ПВО, так и танков путем оснащения первой волны своих наступающих войск значительным количеством переносных противотанковых установок. Принятые меры принесли свои плоды: первые 2 сут успех был на стороне египтян и сирийцев. Однако ряд допущенных военным руководством этих стран ошибок позволил израильской армии перейти к решительным действиям. Этому способствовали также неожиданно быстро проведенная мобилизация и доставка резервистов на фронты, что в итоге позволило переломить ход войны.

Важную роль в этой войне сыграли США. Впервые Белый дом открыто выразил поддержку Израилю. Госсекретарь Генри Киссинджер принимал активное участие в урегулировании кризиса, и, по сведениям из различных источников, во многом только благодаря его политической поддержке, а также поставкам вооружений Тель-Авиву удалось избежать поражения.

Ливанская война 1982 года (операция "Мир Галилее") - военная операция Израиля на территории Ливана в рамках гражданской войны в этой стране с целью уничтожения баз Организации освобождения Палестины (ООП) - также имела ряд особенностей с точки зрения формирования военной доктрины.

После 1970 года вследствие разрастания внутриливанских противоречий в южном Ливане закрепилась и набрала силу ООП. Непрерывные террористические атаки на израильские поселения вынудили руководство страны отказаться от тактики ответных ударов. При этом израильская авиация начала наносить удары по базам ООП в любом месте и в любое время, руководствуясь исключительно военными соображениями и без всякого предварительного повода.

После серии налетов на территории, контролируемые ООП, и ответных артобстрелов в Тель-Авиве было принято решение о начале вторжения в Ливан. Превосходство израильских войск над боевиками было многократным, однако серьезную опасность в числе прочего представляли сирийские ЗРК. Здесь командование вооруженных сил вновь применило технологический подход, задействовав для борьбы со средствами ПВО беспилотную авиацию.

По информации, получаемой с помощью БЛА, отвлекающая группа израильской авиации перед нанесением удара главными силами вызывала включение РЛС сирийских ЗРК, по которым применялись самонаводящиеся противорадиолокационные ракеты, а не уничтоженные ими подавлялись помехами. Для этого была задействована практически вся ударная и разведывательная авиация еврейского государства. Превосходство в воздухе вновь решило исход конфликта, и победа Израиля на момент завершения операции в военном плане была безоговорочной.

В войне в Персидском заливе (1991) многонациональных сил во главе с США против Ирака за освобождение и восстановление независимости Кувейта Израиль участия не принимал. Вместе с тем его потери от действий иракской армии (обстрелы территории страны ракетами типа "Скад") составили четверо убитыми и 300 ранеными. Вследствие этого руководство Израиля приняло решение о необходимости создания в стране системы ПРО, известной сейчас как "Железный купол" (Iron Dome).

Таким образом, военная доктрина Израиля представляет собой совокупность официально принятых взглядов его военно-политического руководства на угрозы национальной безопасности государства, характер возможной войны, способы и формы ее ведения, военное строительство и подготовку страны к войне.

Главная цель войны - нанесение противостоящей стороне решительного военного поражения, уничтожение или максимальное ослабление военных и гражданских (в первую очередь экономических) структур противника путем применения всех имеющихся в его распоряжении средств ведения вооруженной борьбы, включая ОМП. В случае достижения этой цели потенциальный противник будет вынужден подписать мирные договоренности на израильских условиях.

Тель-Авив к основным своим противникам относит Сирию, Ирак, Иран, Иорданию и Ливан. Полностью не исключается военная угроза и со стороны Египта. Постоянными источниками напряженности для израильтян остаются вооруженная борьба сил исламского сопротивления в приграничной с Ливаном зоне, а также террористическая деятельность палестинских группировок на территории страны и сформировавшееся в 2013 году так называемое Исламское государство (ИГ).

Основным военно-стратегическим союзником Израиля являются США, которые официально гарантируют его безопасность и предоставляют значительную военно-экономическую помощь. Стоит отметить, что израильтяне не имеют реальных союзников непосредственно в регионе Ближнего Востока. В настоящее время военная доктрина израильского государства по-прежнему строится с учетом наличия враждебно настроенных арабских стран и носит характер "активного реагирования" на возможные кризисные ситуации. Главный ее элемент - так называемая стратегия устрашения, основанная на неизбежности наказания агрессора. Израильтяне считают, что их победы в войнах против арабов, результатом которых стал захват территории противника, удерживают страны региона от развязывания новых вооруженных конфликтов.

При разработке концепции применения вооруженных сил в региональных конфликтах израильское командование учитывает, что незначительные размеры еврейского государства и отсутствие стратегической глубины приводят к необходимости быстрейшего переноса боевых действий на территорию противника. Ограниченность ресурсов, прежде всего людских, исключает возможность их ведения в течение длительного времени и выдвигает необходимость быстрого разгрома противостоящей стороны. Сейчас этого можно добиться только с помощью оружия массового поражения или угрозой применения такового.

Основной формой ведения войны израильскими ВС считается воздушно-наземная наступательная операция. В Тель-Авиве полагают, что боевые действия будут носить скоротечный и решительный характер, сочетать широкий маневр войск и массированное применение высокоэффективных средств поражения на большую глубину. Именно данная концепция, предусматривающая захват и удержание инициативы, дезорганизацию противника путем нанесения мощных ударов с неожиданных направлений и лишение его группировки возможности восстановить свою боеспособность, может предопределить успешный результат, войны.

Израильская военная доктрина допускает возможность ведения превентивной войны, или нанесения упреждающих ударов по важнейшим объектам противника в случае неизбежности возникновения вооруженной конфронтации либо его деятельности, создающей реальную угрозу безопасности Израиля.

Наиболее вероятными могут быть следующие варианты развязывания войны:

- внезапное наступление передовыми группировками войск, заблаговременно созданными и развернутыми в мирное время;

- наступление после частичного мобилизационного развертывания и ускоренного усиления передовых группировок войск;

- наступление после завершения всех мероприятий по мобилизационному и оперативному развертыванию и перегруппировке войск.

Вместе с тем следует отметить, что в последнее время в ВС Израиля наряду с отработкой наступательных задач повысилось внимание к составлению оперативных планов и подготовке войск к ведению и оборонительных действий. В ходе оперативной и боевой подготовки в войсках отрабатываются задачи по ведению наступательных операций с элементами обороны на трех направлениях: северном - против Ливана и Сирии (основное); восточном - против Иордании; южном, в направлении Синайского п-ова, - против Египта.

Учитывая географическое положение страны, израильское командование рассматривает ВВС как главную ударную силу и ключевое средство для нанесения ударов по объектам на территории противника. В сухопутных войсках основные усилия направляются на совершенствование бронетанковых (механизированных) и воздушно-десантных войск. Небольшим по численности, но хорошо оснащенным ВМС ставится задача нейтрализации действий противника на море.

Израильские военные специалисты считают, что победа в современной войне достигается прежде всего в результате согласованных действий всех видов ВС и родов войск. В связи с этим особое значение придается организации четкого взаимодействия между ними. Повышенные требования предъявляются к разведке как основному виду боевого и оперативного обеспечения.

Наряду с использованием обычных видов вооружений ВПР страны в качестве крайнего и наиболее мощного средства воздействия на противника допускает применение в войне ОМП.

Несмотря на то что в 1993 году Израиль подписал Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия (ХО), он до настоящего времени не ратифицировал ее. Это связано прежде всего с тем, что, опасаясь наращивания потенциала ХО в Иране и Египте, Тель-Авив считает необходимым обладать достаточным арсеналом средств сдерживания этих государств. Кроме того, в случае ратификации Конвенции израильтяне будут обязаны допустить на свои научные и промышленные объекты инспекторов Организации по запрещению химического оружия, что считается пока нецелесообразным.

Таким образом, ВПР Израиля, заявляя о своем стремлении к ограничению распространения ХО на Ближнем Востоке, не намерено в ближайшем будущем на деле содействовать сокращению его запасов и контролю над ним на собственной территории.

Что касается ядерного оружия, то Тель-Авив официально не признает, но и не отвергает его наличие. Государство не является членом Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

По разным оценкам, к настоящему времени еврейское государство имеет от 75 до 200 ядерных боеприпасов. В его распоряжении есть баллистические ракеты и самолеты, которые могут быть носителями ЯО.

Необходимо отметить, что неофициальная ядерная доктрина страны предполагает возможность ядерного разоружения при обязательных условиях подписания мирного договора со странами, которые до сих пор находятся в состоянии войны с Израилем, отказа всех соседних государств от своих ядерных программ, а также ликвидации арсеналов ОМП этих стран.

Важным фактором сдерживания в целом считается поддержание постоянного качественного превосходства над вооруженными силами арабских государств, прежде всего Сирии и Египта. В соответствии с данной установкой в Израиле осуществляется модернизация всех средств ведения войны. На современной технологической базе создаются новые виды вооружения и военной техники, прежде всего ракетной и бронетанковой, совершенствуются системы управления войсками (силами) и оружием, связи, разведки, в том числе с использованием космических средств, а также оргштатная структура соединений и частей всех видов ВС. Однако главная ставка в достижении военно-технического превосходства над арабскими странами делается на развитие взаимодействия с США в военной области.

На современном этапе военная доктрина Израиля не в полной мере отвечает требованиям руководства страны по обеспечению национальной безопасности. С учетом изменений ситуации в регионе командование израильских ВС пересматривает ее положения, усиливая в них оборонительные компоненты, сбалансированные с наступательной стратегией.

В настоящее время наступает очередной период в истории формирования военной доктрины Израиля в связи измением обстановки на Ближнем Востоке, а также характера боевых действий против этого государства - в основном это ракетные обстрелы, проникновение на территорию страны боевых групп террористов-смертников и кибератаки.

О необходимости реформирования вооруженных сил и изменения военной доктрины заявил министр обороны Израиля Моше Яалон: "Нужно учитывать тот факт, что сегодняшний театр военных действий совершенно не похож на все, что мы знали до этого. На данный момент гораздо меньший упор делается на использование тяжелых вооружений, основное внимание обращено на технологии, на беспилотные летательные аппараты, которые дают нам значительное преимущество перед нашими противниками. Сегодня сражения армии с армией по типу тех, что были во время войны Судного дня, намного менее вероятны. ЦАХАЛ переживает эпоху революционных изменений. Скоро у нас будет качественно иная армия".

Согласно программе реформирования армии запланировано увольнение 5 тыс. военнослужащих, а также списание устаревших кораблей, самолетов, танков и ЗРК. Особое внимание намечается уделить закупкам и разработкам нового современного оружия. На Голанских

высотах будет создан отдельный военный округ (ВО). В настоящее время они относятся к Северному ВО, охватывающему территорию от Голанских высот до Нетании.

Долгие годы этот регион подвергался угрозе атаки со стороны шиитской организации "Хезболла". С началом же гражданской войны в Сирии появились новые угрозы, в частности возможность вторжения террористических группировок с ее территории. Все это требует создания нового военного округа, руководство которого сосредоточилось бы на обеспечении безопасности на Голанах, не отвлекаясь на оборонную деятельность в районах Акко, Хайфы, Нагарии и других городов на северо-западе Израиля.

В последние годы изменилось и отношение Тель-Авива к израильско-египетской границе. На почве сомнений в намерениях Каира соблюдать Кэмп-Дэвидские договоренности 1979 года, усиления египетского контингента на Синае, а также неспособности армии соседней страны взять регион под контроль в антитеррористическом отношении командование ВС приняло решение усилить дивизию, охраняющую границу с Египтом, личным составом (разведрота) и новыми вооружениями. После доукомплектования это соединение будет способно не только держать оборону, но и вести атакующие действия, если возникнет такая необходимость.

Кроме того, увеличится финансирование разведки и киберчастей, будут поставлены на вооружение новые БЛ А и батареи системы ПРО, усилится контроль над контрабандой оружия. К тому же новая доктрина предусматривает ведение "битв между войнами". По сути, этот прием активно используется Израилем в последние годы и подразумевает нанесение точечных авиационных ударов по инфраструктуре противника (оружейным складам, пусковым ракетным установкам, подземным тоннелям и т. п.) при минимально возможных жертвах среди мирного населения.

Таким образам, при несомненной состоятельности основных положений военной доктрины Израиля, она постоянно видоизменялась на протяжении всей истории арабо-израильских конфликтов в зависимости от целого ряда внешних и внутренних факторов. По взглядам ВПР страны, этот документ требует пересмотра с учетом последних изменений в мировой и региональной военно-политической обстановке, а также характера современных военных конфликтов. На данный момент новая военная доктрина Израиля находится в стадии разработки, и ее принятие следует ожидать после завершения реформ в армии.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №6, С.23-27

Всего комментариев: 0
avatar