Военно-политическое сотрудничество европейского союза и НАТО (2020)

Полковник А. Боков

Руководство ЕС и НАТО стремится к углублению двустороннего взаимодействия с целью укрепления позиций Запада в системе международной безопасности и продвижения интересов США и ведущих европейских стран в различных регионах мира.

Предпосылки для налаживания отношений между Североатлантическим союзом и "объединенной Европой" были сформированы в середине XX века. В 1954 году Великобритания. Италия. Франция, ФРГ и страны Бенилюкса (Бельгия. Нидерланды и Люксембург) подписали так называемый модифицированный Брюссельский договор, который предусматривал создание Западноевропейского союза (ЗЕС) и принятие его участниками обязательств по "сотрудничеству в интересах обеспечения безопасности вплоть до оказания взаимной помощи союзнику, подвергшемуся вооруженной агрессии" (ст. 5).

Практически все государства - члены союза к тому времени уже входили в НАТО (Германия присоединилась к альянсу в 1955 году), развитие которой как ведущей военной структуры стран Запада отодвинуло эту организацию на второй план в решении вопросов коллективной безопасности.

Вместе с тем после изменения военно-стратегической обстановки в мире в начале 1990-х годов страны Западной Европы взяли курс на повышение самостоятельности в рамках НАТО. С этой целью они предприняли попытки усилить позиции ЗЕС в европейской системе безопасности, что выразилось в подписании членами союза Петерсбергской декларации (1994), предусматривавшей проведение автономных миротворческих и гуманитарных операций. В составе Западноевропейского союза были созданы собственные военизированные формирования: объединенный армейский корпус ЗЕС - "Еврокорпус", оперативное соединение сухопутных войск "Еврофор", оперативное соединение ВМС "Евромарфор". Под эгидой организации проведено несколько операций на Балканах и в зоне Персидского залива.

Возрастающая активность европейцев в области обороны потребовала более тесного согласования деятельности ЗЕС с альянсом. Министры иностранных дел и обороны стран блока в ходе Берлинской сессии Совета НАТО (1996) приняли декларацию о сотрудничестве между Североатлантическим и Западноевропейским союзами.

В 1999 году функции ЗЕС почти в полном объеме перешли к Европейскому союзу. Данное событие было зафиксировано в итоговых документах саммита НАТО в Вашингтоне (1999). В них отмечалось, что приоритетом блока будет построение совместно с ЕС "обшей системы безопасности на основе достижения единого понимания возникающих угроз и принятия согласованных мер по противодействию им, а также взаимодополняющего развития военных возможностей".

В последующие годы Европейский союз сосредоточился на формировании собственных сил реагирования (CP), позволяющих организации самостоятельно решать задачи в сфере кризисного урегулирования. На саммите ЕС в г. Копенгаген 13 декабря 2002 года было заявлено о готовности CP к проведению самостоятельных операций по поддержанию мира, оказанию гуманитарной помощи и эвакуации граждан.

Однако на деле возможности этих формирований оставались чрезвычайно ограниченными, что прежде всего связано с недостатком сил и средств, а также с отсутствием системы оперативного планирования и руководства деятельностью войск (сил). В таких условиях руководство Евросоюза было вынуждено рассматривать возможность задействования при необходимости военного потенциала блока.

В интересах этого в марте 2003 года эти две организации подписали Соглашение об обеспечении гарантированного доступа Европейского союза к военному потенциалу НАТО (так называемые договоренности "Берлин плюс"), которое сформировало долгосрочную основу для сотрудничества между ними. В нем, в частности, была закреплена возможность использования военно-политическими органами ЕС ресурсов альянса в интересах планирования и проведения операций.

Документ определил условия и порядок передачи в распоряжение Евросоюза сил и средств НАТО, использования элементов инфраструктуры блока, обмена разведывательной и оперативной информацией, а также требования по обеспечению режима секретности и оснащению органов военного управления Европейского союза аппаратурой связи, отвечающей стандартам альянса. В свою очередь, руководство ЕС предоставило отдельным странам блока, не входящим в его состав (Норвегия), возможность участвовать с совещательным голосом во всех мероприятиях, проводимых по линии общей политики в области безопасности и обороны.

При штабе стратегического командования операций объединенных вооруженных сил НАТО сформирован отдел военного планирования и взаимодействия Европейского союза. В его задачи входит координация действий и поддержание постоянной связи руководства альянса с командованием контингентов ЕС и его органами военного управления. На этот отдел также возложена функция участия в совместном стратегическом и оперативном планировании.

Примерами успешного совместного взаимодействия структур являются многонациональные операции по урегулированию ситуации в Косове, где полицейские силы Евросоюза тесно сотрудничают с группировкой КФОР. С 2007 по 2016 год совместно с Международными силами содействия безопасности в Афганистане ЕС проводил полицейскую миссию по оказанию помощи в реформировании правоохранительных органов ИРА. Кроме того, в настоящее время механизм "Берлин плюс" задействуется в рамках военной операции Евро союза в Боснии и Еерцеговине "Алтея", возглавляет которую заместитель верховного главнокомандующего ОВС НАТО, а группировкой войск (сил) руководит представитель страны ЕС. внесший наибольший вклад в операцию.

В то же время до 2014 года сотрудничество между Североатлантическим и Европейским союзами оставалось ограниченным. Его развитию препятствовали противоречия между Турцией (член НАТО) и Кипром (входит в ЕС), в связи с которыми указанные страны блокировали большинство совместных инициатив. Кроме того, ведущие европейские государства (Франция и ФРГ) также чрезвычайно сдержанно относились к сближению Евросоюза с альянсом, пытаясь таким образом ограничить влияние США на оборонную политику в регионе.

Эскалация напряженности в Европе из-за событий вокруг Украины стимулировала кардинальные изменения в характере отношений между ЕС и НАТО.

В ходе заседания Европейского совета (28-29 июня 2016 года, г. Брюссель) главы государств и правительств стран-участниц поддержали необходимость укрепления связей с Североатлантическим союзом "в условиях беспрецедентных вызовов с Востока и Юга".

Данная позиция нашла отражение в Совместной декларации НАТО - Евросоюз, принятой на саммите альянса 6-7 июля 2016 года в Варшаве. В соответствии с документом признано целесообразным сосредоточить усилия на развитии взаимодействия между НАТО и ЕС в интересах решения следующих задач:
- повышение способности противостоять гибридным угрозам посредством обеспечения большей устойчивости стран-участниц к "неявному" воздействию:
- своевременный обмен информацией и разведывательными данными, а также взаимодействие в области стратегической пропаганды:
- расширение взаимодействия в сфере кризисного урегулирования путем совместной оценки обстановки, в кризисных зонах;
- тесная координация и взаимная поддержка действий в Средиземноморье и других регионах:
- углубление сотрудничества в сфере кибербезопасности, в том числе при проведении операций, миссий, а также мероприятий оперативной и боевой подготовки (ОБП) войск (сил):
- обеспечение оперативной совместимости вооруженных сил государств ЕС и НАТО, реализация многонациональных проектов в данной области;
- содействие обеспечению конкурентоспособности европейской оборонной промышленности, проведению перспективных НИОКР и углублению военно-технической кооперации;
- координация планов ОБП ОВС НАТО и CP ЕС, осуществление в качестве первого шага параллельного и скоординированного планирования соответствующих мероприятий на 2017 и 2018 годы;
- оказание помощи государствам-партнерам в обеспечении их возможностей в сфере безопасности и обороны.

В развитие указанных положений на Европейском совете (г. Брюссель. 14-15 декабря 2016 года) были утверждены совместные предложения генерального секретаря НАТО и высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. В соответствии с ними запланирована реализация конкретных мер по семи основным направлениям, которые рассмотрены ниже.

Противодействие гибридным угрозам должно обеспечиваться Европейским центром передового опыта (ЦПО) по противодействию гибридным угрозам в г. Хельсинки (начал свою работу в 2017 году), а также путем налаживания контактов с ЦПО НАТО в ряде областей: стратегической пропаганды (г. Рига), киберзащиты (г. Таллин) и энергобезопасности (г. Вильнюс). Решено также координировать деятельность помощника генерального секретаря альянса -начальника объединенного управления разведки и безопасности Международного секретариата НАТО с соответствующими структурами Евросоюза, Оперативное сотрудничество, в том числе в интересах обеспечения безопасности на море, предполагает расширение взаимодействия в вопросах материально-технического обеспечения и обмена информацией о надводной обстановке в ходе операций ВМС, а также совместное планирование мероприятий по борьбе с пиратством в Индийском океане и обеспечению военного присутствия в Средиземноморье.

Кибербезопасностъ выделена как отдельная стратегическая область взаимодействия Североатлантического и Европейского союзов, в рамках которой планируется:
- разработка единых механизмов, стандартов и процедур обеспечения киберзащиты:
- совершенствование способов и методик определения источников кибернападения, а также оптимизация системы обмена данными о киберинцидентах;
- взаимное приглашение экспертов организаций в качестве наблюдателей на профильные учения НАТО и ЕС, в частности "Сайбер коалишн" и "Сайбер эуроп".
Развитие военных возможностей.

Органам управления НАТО и ЕС дано указание подготовить предложения по согласованию проектов в рамках инициатив альянса "Разумная оборона" и Евросоюза "Объединение и совместное использование военных возможностей стран ЕС" (Гентская инициатива). При этом особое место занимают совместные программы по развитию систем дозаправки в воздухе, спутниковой связи, киберобороны и созданию беспилотных летательных аппаратов.

Оборонная промышленность и научные исследования. Предполагается рассмотреть возможные совместные меры поддержки предприятий военно-промышленного комплекса и активизации НИОКР военного и двойного назначения.

Проведение мероприятий оперативной и боевой подготовки. Предусмотрено максимально синхронизировать процесс планирования учений, а также, в случае необходимости, обеспечивать их совместное проведение. При этом в планы заложена организация параллельных и скоординированных учений серии "Кризмекс/ЕЮ ПАСЕ" (первое из них состоялось в октябре 2017 года). Кроме того, на мероприятия ОБП ОВС альянса намечается приглашать экспертов из Европейской внешнеполитической службы и Еврокомиссии. а на учения Евросоюза - специалистов блока.

Сотрудничество со странами-партнерами. Достигнута договоренность о тесной координации деятельности НАТО и ЕС при работе с государствами-партнерами с акцентом на Грузию. Молдавию и Украину а также Иорданию. Марокко. Тунис и балканские республики. Будет обеспечено согласование усилий по реформированию их секторов обороны и безопасности (прерогатива Североатлантического союза) и проведению преобразований в политической, экономической и социальной сферах этих стран (с опорой на возможности ЕС).

В дальнейшем работа по конкретизации направлений практического сотрудничества с НАТО была продолжена. По итогам заседания Совета ЕС от 13 ноября 2017 года утверждены планы реализации 42 совместных проектов по семи направлениям. Основные усилия предусмотрено сосредоточить на борьбе с "гибридными" угрозами с акцентом на информационно-пропагандистскую деятельность и кибероборону, а также на упрощение порядка перемещения воинских подразделений и грузов в пределах Европейского ТВД.

В развитие этих установок накануне саммита НАТО (11-12 июля 2018 года, г. Брюссель) руководством обеих организаций принята очередная совместная декларация, в которой подтверждены и скорректированы основные направления взаимодействия между двумя союзами на ближайшую перспективу:
- борьба с нелегальной миграцией:
- повышение эффективности противодействия гибридным угрозам, кибератакам и информационным операциям враждебных государств;
- содействие внеблоковым странам в придании им способности противостоять современным вызовам;
- повышение оперативности воинских перевозок;
- консолидация усилий в борьбе с терроризмом;
- предотвращение незаконного распространения оружия массового поражения и ракетных технологий;
- продвижение европейских гуманитарных ценностей и принципов тендерного равенства.

Анализируя достигнутый на сегодняшний день уровень взаимодействия между НАТО и ЕС необходимо отметить, что Евросоюз сохраняет зависимость от блока в вопросах обороны. В частности, собственные силы реагирования ЕС пока существуют только на бумаге. Выделяемые в них воинские формирования одновременно входят в состав сил универсального применения альянса, и их задействование по коалиционным планам имеет приоритет. Созданные же Евросоюзом боевые тактические группы сил реагирования (до 1500 человек) также пока не подтвердили своей эффективности (на настоящий момент ни разу не задействовались по предназначению).

Кроме того, двойственность положения, когда большинство европейских стран, являющихся одновременно членами обеих организаций, планируют выделять одни и те же силы и средства в состав ОВС НАТО и в силы реагирования ЕС, значительно снижает самостоятельность последнего в формировании независимого от альянса военного потенциала и позволяет Североатлантическому союзу активно влиять на политику Европейского союза в области безопасности и обороны.

При этом весомым фактором, сдерживающим развитие евроатлантического сотрудничества, является нежелание Вашингтона видеть Евросоюз сильным равноправным партнером в вопросах политики безопасности, а также стремление сохранить статус НАТО, а значит и Соединенных Штатов, в качестве единственного гаранта безопасности Европы. Европейская военная составляющая допускается американской стороной только как дополняющая альянс, а не как самостоятельная и независимая структура.

Определенное влияние на характер существующих противоречий также оказывает деятельность в рамках ЕС Европейского оборонного агентства, направленная на отстаивание интересов региональных производителей ВВТ и вызывающая раздражение у Вашингтона. Вместе с тем ряд стран НАТО продолжают ориентироваться на военно-техническое сотрудничество с США, предлагающими более выгодные, чем европейские компании, условия поставок вооружений. В первую очередь это касается "новых" членов альянса и Евросоюза. Для минимизации возможных негативных последствий конкурентной борьбы за получение контрактов на переоснащение ВС бывших социалистических стран в рамках двух организаций достигнута договоренность о координации их деятельности в данном направлении.

Однако в целом, несмотря на имеющиеся в настоящее время противоречия, характер сотрудничества между ЕС и НАТО свидетельствует о стремлении руководства обеих структур продолжить скоординированный курс, направленный на укрепление их военного потенциала с целью усиления позиций и продвижения интересов Запада в различных регионах мира.

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №2. - С. 9-14

Всего комментариев: 0
avatar