Перспективы развития общей политики ЕС в области безопасности и обороны (2020)

Полковник А. Лаврентьев

Руководство Европейского союза (ЕС) считает важным адаптировать подходы к реализации общей политики ЕС в области безопасности и обороны (ОПБО) с учетом изменившейся военно-политической обстановки в мире.

В качестве оснований для запуска данного процесса в Брюсселе рассматривают необходимость становления организации мировым "центром силы", активизацию глобального соперничества (прежде всего между Россией, США и Китаем), возникновение принципиально новых вызовов безопасности.

Ведущая роль в определении приоритетов военной политики объединения принадлежит Франции и Германии. В условиях выхода Великобритании из Евросоюза франко-германский тандем обеспечил себе экономическое и политическое лидерство в ЕС и получил возможность продвигать выгодные ему решения, которые ранее блокировались Лондоном.

В текущем году министры обороны Франции Ф. Парли и ФРГ А. Крамп-Карренбауер (обе женщины) сделали ряд программных заявлений, подтверждающих совпадение их оценок актуальных угроз и будущей направленности ОПБО.

В частности, отмечалось, что Европейский союз в современных условиях не в состоянии защитить свои интересы на фоне возвращения "ряда держав" (подразумевается Россия) к "политике проецирования силы, нарушающей существующий миропорядок". Европейское единство также подрывают непредсказуемый курс американского президента Д. Трампа и деятельность "популистов" внутри самой Европы, пропагандирующих национальный изоляционизм и выступающих за безусловный национальный суверенитет в принятии внешнеполитических решений.

Согласно франко-германской оценке, признаком разрушения сложившейся системы обеспечения европейской безопасности является слом договорной базы в сфере контроля над вооружениями. Речь идет в первую очередь о прекращении действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, ожидаемом выходе США из Договора по открытому небу, неопределенных перспективах продления российско-американского соглашения о стратегических наступательных вооружениях.

По мнению Берлина и Парижа, особую остроту приобретают асимметричные угрозы (международный терроризм и оргпреступность, миграционный кризис, риски пандемий и последствий климатических изменений). Кроме того, обращается внимание на возникновение опасностей военно-технологического характера, среди которых разработка ведущими мировыми державами оружия нового поколения (гиперзвуковое, лазерное). Подчеркивается уязвимость информационно-коммуникационных систем и критически важных объектов инфраструктуры к "недружественным действиям в киберсфере".

Как Франция, так и Германия соглашаются с тем, что "краеугольным камнем" европейской системы безопасности в обозримой перспективе будет оставаться Североатлантический союз. В то же время Париж полагает, что НАТО в настоящее время находится в глубоком кризисе, обусловленном обострением внутренних противоречий.

С учетом этого формулируются следующие основные задачи ОПБО: повышение возможностей Евросоюза самостоятельно решать военные задачи без опоры на ресурсы альянса; выработка новых принципов взаимодействия между ЕС и НАТО; расширение роли "объединенной Европы" в урегулировании кризисов и борьбе с международным терроризмом (в особенности в Африке).

Первоочередные усилия также предлагается направить на создание "соответствующего новым угрозам, независимого от США" военно-промышленного комплекса. Акцент делается на расширение сотрудничества между странами - участницами организации в интересах разработки перспективных видов вооружений, наращивание инвестиций в средства борьбы в космическом и киберпространстве, а также в инновационные технологии (искусственный интеллект, робототехника, обработка больших массивов данных).

Исходя из приведенных оценок, по инициативе Франции и ФРГ в Европейском союзе начата разработка нового основополагающего документа ЕС в области обороны, получившего название "Стратегический компас". Цель - доктринально закрепить единый перечень угроз, уточнить перспективы и детализировать деятельность по достижению "уровня амбиций Евросоюза" в части ОПБО.

Особое внимание в документе, принятие которого запланировано на середину 2022 года, предполагается уделить следующим вопросам:
- кризисное урегулирование (как обеспечить эффективность операций и миссий ЕС, повысить готовность к реагированию на резкую эскалацию напряженности в зонах интересов организации, оптимизировать процессы укомплектования контингентов);
- повышение устойчивости государств-членов к внешнему воздействию (как снизить эффект применения против Евросоюза инструментов "гибридной войны", учесть появление инновационных технологических разработок и технологий, внедрять опыт борьбы с пандемией коронавируса COVID-2019);
- развитие военных возможностей (каким требованиям должны отвечать силы реагирования ЕС для нейтрализации современных угроз, какие новые инициативы в сфере оборонной интеграции необходимо реализовать, как обеспечить взаимосвязь между ними);
- сотрудничество и поддержка "третьих стран" (как использовать потенциал партнеров для решения стоящих перед ЕС военных задач, каким образом можно содействовать укреплению потенциала их силовых структур, развивать отношения с НАТО и ООН).

Комментируя работу над "Стратегическим компасом" министр обороны ФРГ А. Крамп-Карренбауер подчеркнула, что в документе важно определить "общее видение России", ее целей и исходящих опасностей, восприятие которых среди стран − участниц ЕС якобы "сильно разнится". Политик также считает, что Евросоюз не в состоянии обеспечить гарантии защиты территории и граждан, предоставляемые в настоящее время США и НАТО. Однако Брюссель должен быть готов к сценариям, когда европейская безопасность окажется вне зоны внимания Вашингтона.

Кроме работы над "Стратегическим компасом", в ближайшей перспективе государства - члены ЕС планируют обсудить механизмы реализации положений Договора о Европейском союзе, касающихся взаимопомощи в случае агрессии или чрезвычайной ситуации. Французы и немцы продвигают данную инициативу, с тем чтобы создать полноценный аналог ст. 5 ("о коллективной обороне") Вашингтонского договора НАТО, который может быть задействован в случае, если Соединенные Штаты откажутся участвовать в решении проблем безопасности Европы. Такую возможность подтвердила пандемия COVID-2019, в ходе борьбы с которой США продемонстрировали стремление руководствоваться собственными потребностями в ущерб европейским интересам.

Евросоюз также проводит консультации по корректировке концепции боевых тактических групп (БТГ) сил реагирования ЕС* с целью обеспечить принятие решений на применение БТГ в кризисной ситуации в течение максимум 5 сут. Признано недопустимым положение дел, когда из-за сложных бюрократических процедур данные формирования ни разу не задействовались в реальных операциях.

С учетом опыта COVID-2019 предполагается оптимизировать алгоритм действий органов военного управления ЕС при возникновении кризисов.

Для координации помощи гражданским властям по линии вооруженных сил намечено создавать межведомственные оперативные группы под руководством военного штаба (ВШ) Евросоюза, которые будут действовать в круглосуточном режиме.

Кроме того, Франция продвигает идею наделения ВШ Евросоюза функциями по управлению подразделениями быстрого реагирования при решении гуманитарных задач (сейчас данный орган отвечает в основном за подготовку концепций и долгосрочное планирование).

Важная роль в развитии ОПБО отводится сформированному в 2017 году механизму "Постоянное структурированное сотрудничество" (ПСС). В его рамках заинтересованные страны объединили усилия для реализации наиболее важных проектов военного строительства, в том числе создания многонациональных формирований, производства новейших образцов вооружения и военной техники (ВВТ), совершенствования оперативного оборудования ТВД.

В настоящее время утверждено 47 совместных проектов ПСС, среди которых формирование комплекта сил и средств для применения в операциях кризисного урегулирования; развертывание органов управления операциями и миссиями ЕС; учреждение европейского военно-медицинского командования; создание сети региональных пунктов тылового обеспечения войск (сил) в Европе, а также учебно-тренировочного и аттестационного центров Евросоюза. Намечено повысить оперативность воинских перевозок, наладить обмен данными о киберугрозах и обеспечить реагирование на кибератаки, объединить усилия в разработке истребителя шестого поколения, беспилотных летательных аппаратов, перспективных боевых бронированных машин, артиллерийских систем, необитаемых подводных аппаратов и ряд других.

"Камнем преткновения" в процессе реализации ПСС является определение формы участия в данном механизме Соединенных Штатов. За безусловный допуск американцев к проектам выступают Польша, страны Балтии, а также ряд малых стран, не вносящих серьезного вклада в разработку современных образцов вооружений. В свою очередь так называемые "старые европейцы" считают, что присутствие Вашингтона ставит под сомнение достижение главной цели - автономности от США. Данный вопрос предстоит урегулировать в самое ближайшее время.

В целях повышения конкурентоспособности ВПК ЕС франко-германский тандем делает ставку на Европейский фонд обороны (ЕФО), который представляет собой новый финансовый инструмент для поддержки совместных европейских оборонных проектов. В его рамках предполагается инвестировать в наиболее важные военные НИОКР. Ресурсы ЕФО предусматривается распределять на весь цикл разработки вооружения и военной техники, включая процесс испытания и апробирования перспективных образцов.

Средства планируется предоставлять в форме грантов, бонусных схем или кредитов. При этом максимально из средств фонда намечается покрывать не более 20% прямых затрат на разработку образца ВВТ и до 80% на его тестирование и запуск в серийное производство. Косвенные расходы могут быть профинансированы на 25% Проекты в рамках ПСС могут получить дополнительный бонус в размере 10%

Общий объем ассигнований на Европейский фонд обороны из долгосрочного бюджета ЕС на 2021−2027 годы составляет 7 млрд евро. Дополнительное наполнение ЕФО обеспечат национальные взносы государств Евросоюза.

Доступом к ресурсам фонда будут обладать государства - члены Европейского союза и Европейской экономической зоны (Исландия, Лихтенштейн и Норвегия).

В настоящее время ведутся консультации о возможном подключении к соответствующим программам "третьих стран" при соблюдении следующих условий: достижение целей проекта нельзя обеспечить силами и средствами государств ЕС; приглашенные участники локализуют производство на территории Евросоюза; подключение внешних партнеров не несет угрозы национальной и коалиционной безопасности.

Повышению активности Брюсселя в области кризисного урегулирования призван способствовать создаваемый фонд "Европейский инструмент мира" (ЕИМ). Данный механизм будет обеспечивать централизованное финансирование военной деятельности ЕС за рубежом, включая проведение операций и миссий за пределами региона и реализацию программ помощи партнерам в развитии силовых структур. При этом в него войдут средства, ранее выделявшиеся на решение миротворческих задач в Африке (фонд "Африкан пис фасилити") и на военные операции (механизм "Атена"). Общий объем ЕИМ составляет около 5 млрд евро на период до 2027 года.

Интенсивно реализуется "Европейская инициатива вмешательства" (ЕИВ), выдвинутая Францией в ходе заседания Совета ЕС по иностранным делам с участием министров обороны (г. Люксембург, 25 июня 2018 года). Главная цель - повысить возможности реагирования на кризисные ситуации в обход сложных "бюрократических процедур" Евросоюза.

ЕИВ предполагает: формирование странами-участницами межвидовой группировки войск (сил) для оперативного задействования в кризисных регионах, углубление взаимодействия между главными штабами вооруженных сил, обмен разведывательной информацией, совместную оценку обстановки и разработку мер по ее стабилизации.

Особое внимание намечено уделить "специализации" государств на определенных видах военной деятельности. Это собственно боевой компонент, воздушные перевозки, связь, разведка, инженерное обеспечение, медицина в условиях катастроф. Предусматривается возможность совместного использования военной инфраструктуры, включая заморские владения.

На данный момент участниками "Европейской инициативы вмешательства" являются Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Финляндия, Франция и Эстония. При этом возможно подключение к ней и других европейских государств, в том числе не ставших членами Евросоюза.

Вместе с тем существенное негативное влияние на продвигаемые ФРГ и Францией планы развития ОПБО могут оказать последствия пандемии коронавирусной инфекции COVID-2019. В условиях нарастающего экономического кризиса в ЕС, обусловленного карантинными ограничениями, принято решение урезать финансирование большинства оборонных инициатив.

Так, при утверждении долгосрочного бюджета ЕС на 2021-2027 годы общий объем ассигнований на общую политику в области безопасности и обороны сокращен до 13,1 млрд евро (первоначально планировалось выделить 19,2 млрд). Объем ЕФО уменьшен на 2 млрд евро (с 9 млрд), ЕИМ - на 3 млрд (с 8 млрд), проекта развития инфраструктуры для обеспечения военных перевозок в Европе - на 4 млрд (с 6,5 до 1,5 млрд).

Ожидается снижение уровня военных расходов государств - членов ЕС (в отдельных случаях на 5-10%). Как следствие, возможен перенос сроков реализации большинства проектов ПСС, которые планировалось завершить в 2022-2025 годах.

В то же время прогнозируется, что Евросоюз будет уделять повышенное внимание совместным программам, направленным на повышение способности противостоять возможным эпидемическим рискам. В их числе реализуемые в рамках "Постоянного структурированного сотрудничества" мероприятия по формированию комплекта сил и средств для оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера (Италия, Австрия, Греция, Испания, Хорватия), а также по созданию Европейского военно-медицинского командования (Германия, Бельгия, Испания, Италия, Нидерланды, Румыния, Словакия, Франция, Чехия).

Кроме того, не исключено наращивание военно-медицинского компонента сил реагирования ЕС, а также потенциала в области радиационной, химической и биологической защиты.

Таким образом, Европейский союз при лидирующей роли Франции и Германии начал очередной этап реорганизации общей политики в области безопасности и обороны, призванный усилить влияние европейцев на решение глобальных проблем и содействовать развитию собственного, независимого от США, военного потенциала организации. Вместе с тем перспективы достижения целей данного процесса будут зависеть от готовности государств-членов к дальнейшему углублению оборонной интеграции при активном противодействии Вашингтона, опасающегося утраты своих позиций в системе обеспечения евробезопасности, а также от наличия у Европы необходимых финансовых ресурсов.

* Формирования сухопутных войск численностью около 1,5 тыс. человек, находящиеся в готовности к развертыванию в течение 5-10 сут после принятия политического решения. Каждые полгода на боевое дежурство на ротационной основе заступают две БТГ.

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №11. - С. 3-8

Всего комментариев: 0
avatar