Вооруженные силы в политике и экономике современного Египта (2018)

Сурков Николай Юрьевич
кандидат политических наук,
доцент Кафедры востоковедения МГИМО МИД России

Правовое положение армии

В преамбуле Конституции 2014 г. армия названа "столпом" египетского государства. Там же отмечается ее ведущая роль в освобождении Египта от колониальной зависимости.

Особо в преамбуле говорится о "прочной связи" между египетским народом и армией, на которую возложена ответственность за защиту родины. Подчеркивается, что в ходе революции 2011 г. армия встала на сторону демонстрантов, защитила "волеизъявление народа" и обеспечила мирный характер передачи власти в стране.

Согласно ст. 152 Конституции, президент АРЕ является "верховным" командующим Вооруженными силами. Главнокомандующим является министр обороны. Причем назначаться он может только из числа офицеров (т.е. назначение на этот пост гражданского лица исключено).

Президент назначает командование Вооруженных сил. Однако он не может объявлять войну или направлять военных для участия в боевых действиях за пределами египетской территории без консультаций с Национальным советом обороны и без одобрения двумя третями Палаты представителей (парламента). В случае роспуска парламента для объявления войны требуется провести консультации с Высшим советом Вооруженных сил (ВС ВС), а также получить одобрение кабинета министров и Совета национальной обороны.

В соответствии со ст. 200 Конституции, вооруженные силы являются частью народа, а их долг - защищать страну, обеспечивать ее безопасность и территориальную целостность. В этой же статье особо оговорено существование Высшего совета Вооруженных сил. Он представляет собой чрезвычайный руководящий орган. В ходе революции 2011 г. совет почти на полтора года взял на себя управление страной.

ВС ВС включает 25 высших офицеров - по сути, все командование ВС страны. По состоянию на конец 2017 г. его возглавлял министр обороны генерал-лейтенант Седки Собхи, а его заместителем был начальник Генштаба. Функции и полномочия ВС ВС в Конституции не оговорены (в отличие, например, от Высшего полицейского совета). Это орган был впервые создан в 1954 г. на основе Совета революционного командования, свергнувшего монархию в ходе революции 1952 г. Обычно ВС ВС открыто не вмешивается в государственные дела, однако способен на это в интересах национальной безопасности (последнее может трактоваться весьма широко).

В состав Совета национальной обороны (ст. 203 Конституции АРЕ) помимо президента и министра обороны входят также премьер-министр, спикер парламента, глава МИД, глава МВД, министр финансов, начальник Генерального штаба, командующие родами войск (ВВС, ВМС), начальник оперативного управления Вооруженных сил, руководители военной и политической разведки. Совет обсуждает вопросы, связанные с безопасностью государства, военный бюджет АРЕ, а также все законопроекты, имеющие отношение к Вооруженным силам.

Совет национальной безопасности, согласно Конституции (ст. 205), включает (помимо других высших должностных лиц) министра обороны страны. СНБ собирается в кризисных ситуациях, а также обсуждает угрозы безопасности страны. По составу он отличается от Совета национальной обороны - в нем больше гражданских чиновников и представителей парламента.

Статья 204 Конституции посвящена военным судебным органам. Они рассматривают дела о преступлениях гражданских лиц против военного персонала и объектов (к которым в последние годы причислены почти все государственные объекты, оборонные предприятия и даже территория вдоль дорог), а поскольку роль армии в стране очень велика, многие действия оказываются в ведении военного правосудия.

Считается, что египетские власти нередко использовали военные суды для преследования политических оппонентов. При президенте Мубараке через военные суды прошло около 12 тыс. гражданских лиц. Не случайно в 2011 г. одним из требований участников антиправительственных демонстраций было прекращение этой практики. Она была свернута при Мухаммеде Мурси, но после его отстранения от власти военная Фемида опять активизировалась. По подсчетам правозащитников из Human Rights Watch, при нынешнем президенте военными судами были осуждены 7,5 тыс. гражданских лиц.

Армия и угрозы национальной безопасности

Со времени обретения фактической независимости от Великобритании Египет постоянно сталкивался с военными угрозами. В 1956 г. страна подверглась агрессии со стороны бывших колониальных держав (Великобритании и Франции) и примкнувшего к ним Израиля. В дальнейшем АРЕ оказалась на острие арабо-израильского конфликта и дважды участвовала в войнах с еврейским государством (1967 и 1973 гг.). Именно Израиль на десятилетия стал в общественном сознании главным врагом АРЕ.

Наличие постоянной военной угрозы предопределило отношение к армии как защитнице свободы и независимости страны. Положение не сильно изменилось после подписания в 1979 г. мирного договора и постепенного возвращения Египту оккупированных территорий (за исключением сектора Газа). Состояние отношений двух стран принято называть "холодным миром". По сей день египетские военные по инерции при оценке своих возможностей и составлении планов военного строительства говорят о "потенциале сдерживания" Израиля, а в ходе регулярных стратегических учений отрабатывается отражение израильской агрессии.

Однако, фактически, за последние два десятилетия угроза со стороны Израиля свелась к минимуму. На практике со времен Анвара Сада- та все египетские лидеры тщательно избегали обострения отношений с Израилем, а вся антиизраильская риторика предназначалась, в первую очередь, для внутренней аудитории, чтобы оправдать большие военные расходы. Более того, в настоящее время вероятность военных конфликтов Египта с другими государствами минимальна, но при этом страна вынуждена содержать многочисленную армию.

Все вышесказанное не означает, что АРЕ не сталкивается с военными угрозами, - они имеют в настоящее время иную природу. Их источником являются негосударственные акторы. Активизация радикальных исламистов на Синайском полуострове стала опасностью, с которой громоздкие Вооруженные силы АРЕ пока не научились эффективно справляться. Об этом свидетельствует затянувшаяся кампания на Синае, которая, несмотря на привлечение значительных сил и средств, не принесла победы над боевиками, а лишь обернулась потерями среди личного состава и гибелью гражданского населения в ходе бомбардировок и неумелых зачисток населенных пунктов.

Другим источником угрозы в настоящее время является охваченная гражданской войной Ливия, с которой Египет имеет протяженную (свыше 1100 км) и плохо охраняемую границу. Еще в 2014 г. президент Сиси в интервью изданию "Аш-Шарк аль-Аусат" заявил, что джихадисты, скорее всего, попытаются использовать территорию соседней страны для действий против АРЕ. Эти опасения подтвердились: боевики из Ливии стали просачиваться через границу и совершать теракты, что заставило Каир предпринять ответные силовые меры. Например, в мае 2017 г. в ответ на нападение на паломников-христиан египетские ВВС разбомбили несколько тренировочных лагерей террористов, расположенных на ливийской территории.

Численный состав и уровень боеготовности

Египет имеет самые большие ВС в арабском мире. По оценкам экспертов International Institute for Strategic Studies (Великобритания), численность личного состава ВС АРЕ по состоянию на 2016 г. составляла 439 тыс. человек (из них больше половины - призывники). При этом две трети этого числа (около 320 тыс.) приходилось на сухопутные силы, которые являются основным видом ВС.

В настоящее время ВС АРЕ оснащены достаточно современными ВиВТ преимущественно американского производства. В составе СВ насчитывается около 1130 танков М1 "Абрамс", а также свыше 1700 танков М60 различных модификаций. На базах хранения находятся свыше 1500 танков советского производства (Т-62 и Т-55). В распоряжении сухопутных войск имеется значительное количество БМП и БТР, а также артиллерийских систем (ствольная и реактивная артиллерия). Египет располагает мощными ВВС и силами ПВО. В составе ВВС свыше 220 истребителей F-160. С 2016 г. на вооружение стали поступать истребители поколения "4++" - французские "Рафаль" (24 единицы) и российские МиГ-29М (около 50 единиц).

Таким образом, египетские ВС обладают большими запасами современного вооружения, которого достаточно для формирования свыше десятка полноценных дивизий. Однако проблемой остается низкий уровень подготовки рядового и унтер-офицерского состава, который по большей части состоит из военнослужащих срочной службы.

Со времени Кувейтского кризиса 1990-1991 гг. египетские войска не принимали участия в крупномасштабных военных конфликтах, поэтому судить об их боевых возможностях отчасти позволяют лишь проводимые в стране учения.

Стратегические учения ВС АРЕ проводятся каждые два года и носят кодовое название "Бадр". Последние такие учения проводились в 2014 г. Они проводились силами 3-й полевой армии, дислоцирующейся в зоне Суэцкого канала. В ходе них отрабатывалось развертывание сил для отражения масштабной внешней агрессии со стороны хорошо оснащенных регулярных Вооруженных сил (наиболее вероятный противник - Израиль). Сухопутные силы при поддержке ВВС и ВМС отрабатывали оборону и форсирование Суэцкого канала, а также стратегических перевалов на Синайском полуострове. По оценкам наблюдателей, эти маневры были самыми масштабными со времени Октябрьской войны 1973 г.

Египетские военные также раз в два года проводят совместно с США учения Bright Star, однако численность задействованных в них сил редко превышает одну-две бригады. В последние годы активизировалось военное сотрудничество со странами Персидского залива (особенно ОАЭ). Проводятся совместные учения ВМС, ВВС и сил специального назначения.

Боевые возможности египетских ВМС значительно возросли после 2013 г. благодаря закупке четырех немецких дизельных подводных лодок Туре 209/1400, четырех современных французских ракетных корветов Gowind, а также двух универсальных десантных кораблей типа "Мистраль" (планируется вооружить их новейшими российскими ударными вертолетами Ка-52К "Катран").

В настоящее время перед египетскими Вооруженными силами стоит задача научиться эффективно бороться с повстанческими и террористическими формированиями, а для этого требуются структурные изменения. В частности, помимо традиционных частей с тяжелой бронетехникой должно появиться больше легких, высокомобильных подразделений, обученных вести бой в городе и в горно-пустынной местности (коммандос, спецназ и т.п.). Необходимо совершенствование средств связи и разведки (прежде всего беспилотные системы), а также наращивание ударных возможностей (например, за счет увеличения численности вертолетов).

Однако на практике египетское военное руководство продолжает придерживаться прежней концепции военного строительства. Об этом свидетельствует номенклатура военных закупок, ведущихся в настоящее время. Каир массово приобретает подводные лодки, боевые надводные корабли, береговые ракетные комплексы, оперативно-тактические ракеты, истребители-перехватчики. Все эти системы нужны для борьбы с регулярной армией, но практически бесполезны при столкновениях с террористами.

Такое поведение египетского руководства объясняется действием комплекса военно-политических и экономических факторов. В первую очередь, дело в оценке потенциальных угроз. С точки зрения официального Каира, в ближайшие 10-20 лет обстановка в регионе может кардинально поменяться и межгосударственные конфликты вновь станут реальностью (например, велика вероятность конфликтов с Суданом и Эфиопией из-за раздела вод реки Нил). Причем они опаснее, чем угроза со стороны повстанцев или террористов. Поэтому важнее подготовиться именно к войнам с регулярными армиями.

Вооруженные силы являются важным внешнеполитическим ресурсом для Египта. Каир использует статус самой сильной в военном отношении арабской страны для повышения престижа АРЕ в регионе и привлечения внешней помощи. Так, с 1980 г. Египет ежегодно получает от США свыше млрд долл. военной помощи, что покрывает до трети военных расходов страны.

В 1980-е годы Мубарак начал позиционировать АРЕ как одного из гарантов безопасности монархий Персидского залива. В настоящее время аравийские монархии считают Каир союзником в деле сдерживания Ирана. В 2015 г. Египет присоединился к созданному Саудовской Аравией Исламскому военному альянсу, основной задачей которого была провозглашена борьба с терроризмом. Это обеспечивает АРЕ приток финансовой помощи и инвестиций из Персидского залива.

Однако для поддержания статуса региональной военной державы, способной теоретически бросить вызов Ирану (или Израилю), нужны вооруженные силы классического образца (дивизии и бригады с тяжелым вооружением, мощный флот и авиация), а не легкие "контртеррористические" части.

Наконец, в сохранении традиционного облика египетских ВС не последнюю роль играет инерционность мышления генералитета, который привык готовить вооруженные силы к большой войне. Кроме того, реформирование вооруженных сил может привести к перераспределению бюджетов (один боец спецназа обходится государству на порядок дороже, чем обычный пехотинец), а значит - к закрытию некоторых военных объектов или сокращению численного состава обычных частей, что в условиях высокой безработицы чревато социальными проблемами.

В силу вышеперечисленных причин следует ожидать, что в обозримой перспективе египетские Вооруженные силы в целом сохранят свою нынешнюю численность, структуру и состав. Они будут ориентированы преимущественно на ведение боевых действий с регулярными армиями других государств, при этом их радиус действия будет ограничен непосредственным окружением (Судан, Ливия, Израиль).

Армия и общество

Престиж ВС в египетском обществе очень высок. Офицеры являются особой кастой внутри среднего класса и элиты страны. Их статус выше, чем у бизнесменов или интеллигенции. Браки между детьми военачальников и крупных бизнесменов являются распространенным явлением. Армия является важным источником кадров для госаппарата. Из числа бывших военных назначаются губернаторы провинций, министры, послы.

Для выходцев из сельской местности и небольших городов служба в армии это шанс получить дополнительное образование или профессию, это также едва ли не единственный путь к определенному достатку. В связи с избытком молодежи нередки случаи, когда годных по здоровью юношей не призывают на службу. Уклонистов особо не преследуют: им достаточно скрываться от призывной комиссии до достижения 30 лет, а потом уплатить штраф.

По сравнению с остальным населением кадровые военные могут рассчитывать на относительно высокую заработную плату и существенные социальные льготы. Однако уровень денежного довольствия сильно колеблется в зависимости от места службы. Элитные части снабжаются значительно лучше. Поэтому в некоторых случаях сокращение норм выдачи хлеба может стать причиной бунта, как это произошло в 1986 г.

До начала "арабской весны" армия практически не привлекалась к обеспечению внутренней безопасности. Офицерский корпус считает разгон демонстраций "грязной" работой, которой должно заниматься МВД. Военные считают себя прежде всего защитниками Египта от внешних угроз и хранителями внутренней стабильности. Благодаря дистанцированию от режима Мубарака в глазах народа армия осталась нейтральной силой, непричастной к коррупции и злоупотреблениям. Это позволило ей сыграть роль миротворца в ходе событий 2011 г.

С ноября 2016 г. военные контролируют систему продовольственных субсидий для бедняков. С 2014 г. власти АРЕ выдают малоимущим семьям специальные карты, с помощью которых можно получать в магазинах субсидируемый государством хлеб и другие продукты. Однако многочисленные злоупотребления (зачастую торговцы просто перепродавали полученные от государства дотационные товары и делились прибылью с чиновниками) вынудили руководство страны привлечь армию, которая стала открывать специальные раздаточные пункты. Кроме того, военные регулярно проводят масштабные показательные акции помощи беднякам. Например, распределяют в бедных кварталах рис или продают детские молочные смеси по цене вдвое ниже рыночной (показательная борьба с алчными торговыми сетями).

В последние годы прилагаются значительные усилия по повышению престижа вооруженных сил и силовых структур в обществе. Одним из проявлений этой кампании стало появление в кинотеатрах большого количества фильмов, снятых при поддержке Минобороны и МВД и посвященных военным и контртеррористическому спецназу. Например, в 2018 г. на экраны должен выйти художественный фильм "Совершенно секретно", посвященный событиям в 2011-2013 гг. и тому, как армия защищала в это время страну от различных угроз.

Армия как политический институт

ВС традиционно играют заметную роль в политической жизни Египта. Со времени революции "Свободных офицеров" (1952 г.), которую возглавил полковник Гамаль Насер, представители ВС регулярно занимали высокие посты в правительстве. Все президенты страны (за исключением Мухаммеда Мурси) были выходцами из офицерского корпуса.

Президент Хосни Мубарак был офицером военно-воздушных сил, участвовал в боевых действиях в ходе арабо-израильских войн, однако он не доверял армии и делал ставку на спецслужбы и МВД. Эти структуры стали противовесом министерству обороны. Это вызвало недовольство военных, привыкших быть на первых ролях в стране. В 1980-е годы наблюдатели говорили о противостоянии между Хосни Мубараком и тогдашним министром обороны маршалом Абу Газаля, которое завершилось отставкой последнего в 1989 г.

Вновь трения между главой государства и генералитетом стали усиливаться в конце 2000-х годов, когда сын Мубарака Гамаль, которого прочили в преемники, стал проводить либеральные экономические реформы. Это привело к формированию прослойки "новых капиталистов", пытавшихся потеснить армию в экономической сфере. В результате в последние годы правления Мубарака возникали трения между президентом и министром обороны маршалом Хусейном Тантави, что едва не привело к его отставке.

До начала "арабской весны" армия не вмешивалась во внутреннюю политику. Однако в 2011 г. угроза масштабной дестабилизации и гражданской войны заставила их действовать. В ходе революции именно военные (которых протестующие воспринимали как нейтральную силу) остановили столкновения между сторонниками и противниками президента Мубарака на площади Тахрир. Министр обороны Тантави вывел на улицы танки и лично явился на площадь, чтобы успокоить противоборствующие стороны. Военные стали буфером между режимом и оппозицией. Они убедили Мубарака отказаться от власти, а после его отставки власть на время перешла в руки Высшего совета вооруженных сил.

После революции 2011 г. военные стремились избежать полного демонтажа прежнего режима и по возможности передать власть политику, связанному с армией. Однако стремительный рост популярности умеренных исламистов ("Братьев-мусульман") и победа их представителей на парламентских и президентских выборах внесли коррективы в эти планы. На военных оказывалось мощное давление, как внутри страны, так и извне, чтобы они как можно скорее передали власть в руки гражданских. Впрочем, экономические трудности и властные амбиции исламистов быстро привели к разочарованию среди населения, и армия взяла на себя роль гаранта сохранения светского характера государства.

В июле 2013 г. военные отстранили от власти и арестовали президента-исламиста Мухаммеда Мурси. Под стражу также было взято руководство "Братьев-мусульман" и тысячи рядовых активистов этого движения. После переворота 2013 г. военные вновь стали доминировать в общественной и политической жизни. В настоящее время они неофициально курируют работу всех министерств и ведомств. Это фактически привело к формированию параллельной структуры власти. По словам египетских бизнесменов, ни один проект не может быть реализован, пока не получит одобрения куратора от вооруженных сил. О возросшей роли генералитета свидетельствует и тот факт, что ВС ВС, ранее считавшийся чрезвычайным органом управления, теперь превратился в фактически постоянную структуру.

Абдель Фаттах ас-Сиси делает ставку на армию и, несмотря на экономический кризис, не жалеет средств на ее модернизацию и перевооружение, чтобы убедить офицерский корпус в незыблемости позиций вооруженных сил. В кризисных ситуациях президент Сиси опирается именно на армию.

Военный бюджет и военно-промышленный комплекс

Примечательно, что при большой численности ВС расходы АРЕ на оборону сравнительно невелики. В 2014 г. Египет потратил на военные нужды 5164 млн долл., что составило примерно 2,76% совокупных расходов стран региона.

По подсчетам СИПРИ, АРЕ тратит на оборону около 5-5,4 млрд долл. в год. По этому показателю страна в 2016 г. находилась на 7-м месте среди государств Ближнего Востока (без учета Северной Африки). Весьма невелика доля военных расходов по отношению к ВВП. В 2016 г. они составили всего 1,6% ВВП Египта.

Наблюдатели склонны объяснять это несоответствие тем, что официальный Каир, возможно, скрывает реальные цифры, которые на самом деле примерно вдвое выше официально декларируемых. Если же цифры точны, то следует говорить о недофинансировании египетских ВС, что может негативно отразиться на боевой готовности.

Следует отметить, что до трети военных расходов АРЕ покрывает ежегодная американская военная помощь в объеме около 1,3 млрд долл. Крупными спонсорами также являются монархии Персидского залива (прежде всего, Саудовская Аравия и ОАЭ), которые в значительной мере оплатили осуществляемое сейчас перевооружение и масштабные закупки дорогостоящих систем западного и российского производства.

Военно-промышленный комплекс Египта считается крупнейшим на Ближнем Востоке. Он объединяет около 30 военных заводов и компаний, на которых занято до 80 тыс. человек, представлен следующими отраслями: ракетно-космической, авиационной, бронетанковой, артиллерийско-стрелковой, боеприпасной, судостроительной и радиоэлектронной.

Большую часть ВПК АРЕ составляют государственные военные заводы, которые выделяются среди других предприятий госсектора по своей оснащенности и технологическому уровню. Производством продукции военного назначения также занимаются совместные предприятия, созданные с различными зарубежными компаниями (из США, Великобритании, Франции, ФРГ, Канады и др.). В качестве субподрядчиков привлекаются различные компании из гражданского сектора.

Египетский ВПК производит широкую номенклатуру продукции - от стрелкового оружия и боеприпасов до бронетанковой и авиатехники. Имеются как собственные разработки, так и лицензионные образцы (например, танковые пушки). Налажено производство современных боеприпасов, средств связи, систем управления огнем и военной оптики.

Египет в значительной степени удовлетворяет потребности национальных ВС в некоторых видах боевой техники (самый яркий пример - лицензионное производство танков "Абрамс"), а также средств ПВО, артиллерийском вооружении, стрелковом оружии и боеприпасах. За счет собственного производства примерно на 90% покрываются потребности армии в средствах связи. При технической помощи КНР и КНДР освоена сборка оперативно-тактических ракет типа "Скад" с дальностью полета до 500 км.

Армия и экономика

Военные напрямую контролируют значительную часть экономической деятельности в Египте. Министерство обороны может наложить запрет на любой коммерческий проект по соображениям национальной безопасности. Военные имеют собственную жилищную инфраструктуру, сеть учреждений в сфере образования, здравоохранения, торговли и туризма.

В 2012 г. заместитель министра обороны по финансовым вопросам генерал-майор Махмуд Наср заявил на пресс-конференции, что ежегодный доход от контролируемых военными компаний составляет 198 млн долл. и обеспечивает 4,2% госбюджета.

В декабре 2016 г. президент Сиси заявил, что компании министерства обороны обеспечивают не более 2% ВВП Египта, что на тот момент было примерно равно 4,3 млрд долл. При этом глава государства опроверг информацию о том, что под контролем военных находятся от 20 до 50% египетской экономики.

При президенте Насере (1956-1970 гг.) военные и связанные с ними компании участвовали в реализации ключевых проектов экономического развития: мелиорация земель, строительство инфраструктуры, производство товаров первой необходимости, потребительских товаров и электроники, производство стали и удобрений. Администраторы из числа офицеров руководили государственными промышленными предприятиями.

В период правления Анвара Садата (1970-1981 гг.) экономическая активность военных была сосредоточена в основном в сфере национального ВПК, для модернизации и укрепления которого удалось привлечь значительную американскую помощь.

При Мубараке (1981-2011 гг.) роль военных в экономике поначалу несколько снизилась, поскольку в ходе на волне либерализации и приватизации их потеснили частные египетские и иностранные компании. Тем не менее армия сохранила широкие экономические привилегии (большие активы в сфере недвижимости, топливные субсидии, льготные поставки оборудования, преимущественный доступ к госконтрактам, надзор за различными отраслями экономики). Постепенно министерство обороны адаптировалось к новым условиям и начало налаживать сотрудничество с частным сектором. В результате компании с военным участием присутствуют в таких сферах, как производство автомобилей, компьютерного оборудования, переработка сточных вод, производство солнечных батарей, строительство объектов энергетической и транспортной инфраструктуры. Очень велика роль военных в развитии портовой инфраструктуры АРЕ.

В период внутренней нестабильности в 2011-2012 гг. подразделения вооруженных сил использовались для охраны промышленных объектов компаний, сотрудничающих с министерством обороны, а также для подавления выступлений рабочих на ключевых производствах.

В настоящее время одной из ключевых фигур "экономического блока" египетских Вооруженных сил является генерал Мухаммед аль- Ассар, который с 2015 г. в ранге государственного министра курирует различные программы. Например, он считается идеологом кампании "Сделано в Египте", в рамках которой активно продвигает импортозамещение за счет продукции военных и связанных с ними предприятий. Генерал Ассар также приложил руку к новой системе распределения льготного продовольствия, о которой писалось выше.

С 2016 г. военные получили право контролировать работы по разведке и добыче нефти и газа на территории Египта. Им принадлежат акции крупных государственных энергетических компаний, а также фирмы, занимающиеся ремонтом и обслуживанием электростанций. В ведении Минобороны находится развитие ветряной и солнечной энергии, а также ядерной энергетики. Именно военные руководили грандиозным проектом по углублению и расширению Суэцкого канала. Они же фактически отвечают за развитие специальной экономической зоны, где должен быть создан международный логистический хаб и крупный промышленный центр.

Армии на современном Востоке: Научное издание / Под ред. Д. В. Стрельцова. - М.: Издательство "Аспект Пресс", 2018. - С. 50-61

Всего комментариев: 0
avatar