Внутриполитическая обстановка в Египте и влияние на неё США, Великобритании, Франции, Италии, а также "цветных революций" (2012)

Полковник А. Григоров

Обстановка в Арабской Республике Египет (АРЕ) вследствие коренных преобразований, происходивших в стране в течение года и получивших название "финиковой революции", продолжает оставаться нестабильной.

Начавшиеся в Каире, Александрии и ряде других городов 25 января 2011 года антиправительственные выступления были организованы лидерами молодежного движения "6 апреля", которые при активной поддержке со стороны американских неправительственных организаций (НПО) и фондов осуществляли свою подрывную деятельность в Египте с 2008 года.

Дата проведения массовых демонстраций ("дня гнева") была выбрана не случайно. Она совпала с профессиональным праздником египетских правоохранительных органов, а также с визитом в Соединенные Штаты военной делегации командования вооруженных сил Египта во главе с начальником генштаба генерал-лейтенантом С. Ананом.

Эти факторы способствовали тому, что руководство АРЕ несвоевременно и неэффективно отреагировало на антиправительственные демонстрации, а полиция своими силовыми действиями, приведшими к кровопролитию, спровоцировала митингующих на проведение акций гражданского неповиновения.

Кроме того, негласно действия протестующих возглавила наиболее организованная и имеющая широкую поддержку среди египтян ассоциация "Братья-мусульмане", что привело к усилению протестного потенциала среди различных слоев населения Египта. Деятельность данной организации при режиме X. Мубарака была запрещена в стране, поэтому ее лидеры использовали сложившиеся обстоятельства в интересах достижения своих политических целей, таких как отстранение от власти главы АРЕ и проведение реформ, которые бы позволили им получить большинство в новых законодательных и исполнительных органах госуправления.

Расширение масштабов протестных выступлений привело к отставке президента X. Мубарака, о чем было объявлено 11 февраля 2011 года, и последующему роспуску обеих палат парламента. Власть в Египте перешла к высшему военному совету во главе с министром обороны и военной промышленности генерал-фельдмаршалом X. Тантауи, который в условиях отсутствия легитимных органов управления принял на себя функции главы государства.

Армия с начала февраля 2011 года в условиях дезорганизации деятельности правоохранительных органов взяла на себя функции по обеспечению общественного порядка. Военнослужащие не проводили силовых акций против участников антиправительственных демонстраций. Они ограничились контролем улиц, арестами нарушителей комендантского часа и проведением спецопераций по нейтрализации криминальных группировок, активизировавших свою преступную деятельность в стране. Предпринятые командованием национальных вооруженных сил шаги способствовали тому, что происходящие в Египте события приобрели контролируемый со стороны высшего военного совета характер.

В то же время под давлением протестующих новое руководство приступило к созданию временной законодательной базы, регламентирующей деятельность страны в течение переходного периода. Высший военный совет 30 марта 2011 года утвердил конституционную декларацию, в основу которой была положена конституция Египта 1971 года с поправками, принятыми в ходе прошедшего 19 марта 2011 -го всенародного референдума. Несмотря на то что в декларации Египет провозглашен демократическим государством, главным правовым источником объявлен шариат.

Постоянно нарастающий в течение всего 2011 года протестный потенциал египетских революционных масс высший военный совет сдерживал путем многочисленных перестановок в составе временного правительства и неоднократной сменой премьер-министров. Достаточно эффективно использовалась также антиизраильская тематика, позволявшая направлять негодование толпы не на власти страны, а в сторону политики Тель-Авива и его якобы подрывных действий против Каира.

Наряду с этим для удержания власти в своих руках военные были вынуждены активно сотрудничать с руководством ассоциации "Братья-мусульмане", лидеры которой, преследуя цель войти в законодательные органы и получить большинство в новом египетском парламенте, оказывали поддержку высшему военному совету и призывали египтян к прекращению массовых демонстраций, митингов и забастовок. При этом "Братья-мусульмане" эффективно использовали акции гражданского неповиновения для оказания давления на руководство страны. Наиболее эффективным способом воздействия на власть стали палаточные городки, которые протестующие создавали вблизи государственных и правительственных учреждений.

Одним из главных промежуточных итогов проходящих в Египте революционных событий стали завершившиеся в январе 2012 года выборы в Народное собрание (нижнюю палату парламента) страны, по результатам которых убедительную победу одержали исламистские политические организации, ранее запрещенные при режиме X. Мубарака.

По официальным данным высшей избирательной комиссии Египта, опубликованным 21 января текущего года, 235 мест (47 %) в новом законодательном органе получила партия "Свобода и справедливость" (политическое крыло АБМ), 123 мандата (24 %) - блок салафитских партий, в составе "Нур", "Асаля", "Фадыля" и "Строительство и развитие", 117 мест (23 %) заняли представители других избирательных блоков и объединений, 23 депутата прошли как независимые и 10 парламентариев, в основном от христиан-коптов, назначены высшим военным советом.

Наряду с этим результатом "финиковой революции" стало существенное ухудшение социально-экономической ситуации в стране. Рост безработицы среди трудоспособного населения составил 10-12 % Основные макроэкономические показатели снизились более чем в 2 раза. Национальные золотовалютные запасы уменьшились с 38 до 16,4 млрд долларов США. В стране активизировалась деятельность террористических, экстремистских и преступных группировок. Происходит насильственная исламизация общественной жизни, что ведет к обострению межконфессиональных противоречий и столкновениям между мусульманами и христианами-коптами, которые сопровождаются нападениями на культовые сооружения и кровопролитием.

В то же время при оценке происходящих в Египте кардинальных внутриполитических изменений, необходимо определить факторы, послужившие причиной возникновения революционной ситуации, и уяснить роль, которую сыграли в этом процессе США, ведущие западноевропейские государства, а также предшествовавшая египетским событиям "жасминовая революция" в Тунисе.

Администрация Соединенных Штатов в течение всего 30-летнего периода правления X. Мубарака поддерживала его режим, рассматривая Египет в качестве стратегического союзника, продвигающего интересы Вашингтона на Ближнем Востоке и Африканском континенте. В связи с этим становится поначалу непонятным активная поддержка американцами египетских оппозиционных сил и призывы госдепартамента США к отставке президента АРЕ.

Однако позиция Вашингтона становится понятной, если учесть то обстоятельство, что еще в 2008 году почти все лидеры египетского движения "6 апреля" - одного из основных организаторов проходивших в январе-феврале 2011 года массовых протестных выступлений, были участниками проводившегося в Нью-Йорке семинара по теме: "Использование социальных компьютерных сетей для продвижения демократии".

В 2009-2010 годах представители египетской молодежи обучались на семинарах по организации "ненасильственных революций" в одном из учебных центров на территории Сербии. Их подготовкой занимались специалисты неправительственной организации (НПО) под названием "Центр по прикладному ненасильственному действию и стратегиям".

Данная НПО, являющаяся одним из основных "учебных заведений" для подготовки иностранных революционеров, частично финансируется двумя американскими организациями - Международным республиканским институтом (МРИ) и Национальным демократическим институтом, являющимися ассоциированными членами "Национального фонда поддержки демократии", якобы негосударственной организации США, бюджет которой полностью формируется за счет целевых средств госдепартамента.

Вышеизложенное позволяет сделать предположение, что январские события 2011 года в Египте, как и произошедшие ранее в Тунисе, можно рассматривать с точки зрения отработки американскими спецслужбами новой технологии "твиттерных (сетевых) революций", направленных на свержение тех правящих режимов, которые стремятся вести независимую от Вашингтона внешнеполитическую деятельность. В последующем Соединенные Штаты использовали подобные стратегию и тактику в Ливии и активно применяют их в Сирии.

Наряду с этим Вашингтон эффективно использует политику шантажа по отношению к другим арабским государствам, применяя в качестве фактора воздействия на руководство этих стран угрозу практического осуществления "твиттерных революций" для смены правящих режимов в случае их "отхода от американских демократических ценностей".

При этом одним из главных инструментов реализации американских планов являются возникающие на территории иностранных государств и финансируемые администрацией и спецслужбами США неправительственные организации, которые зачастую выступают в качестве базы для создания и развития подрывных информационных сетей.

В связи с этим проведенные высшим военным советом АРЕ акции, в том числе силового характера, направленные на прекращение деятельности в Каире и ряде других городов Египта курируемых американцами НПО, вызвали крайне негативную реакцию со стороны госдепартамента Соединенных Штатов. Вашингтон обвинил египетское руководство в подавлении демократии и усилил давление на военных, требуя от них скорейшей передачи власти в стране гражданским органам государственного управления.

По сравнению с США влияние ведущих западноевропейских стран на происходящие в Египте события можно оценить как незначительное. Великобритания, Франция и Италия, хотя и с некоторым "опозданием", в конечном итоге присоединились к позиции Белого дома, потребовав отставки X. Мубарака, и продолжают настаивать на осуществлении демократических преобразований в египетском обществе.

В то же время деятельность внешнеполитических ведомств европейских государств на начальном этапе антиправительственных выступлений египетской оппозиции свидетельствует об их инертности. Это привело к тбму, что Лондон, Париж и Рим, которые вначале выразили поддержку X. Мубараку, позже были вынуждены в спешном порядке изменить свои взгляды в пользу "демократических сил". В дальнейшем они не оказывали определяющего влияния на развитие ситуации в Египте и, скорее всего, испытывали на себе ее воздействие, стремясь выработать новые подходы к возникающим обстоятельствам.

Что касается воздействия на события в Египте тунисской "жасминовой революции", то, несомненно, она явилась катализатором нарастания протестных настроений в египетском обществе, значительная часть которого была недовольна социальной политикой государства, масштабами коррупции, ограниченностью политических и экономических прав и свобод.

Лидеры движения "6 апреля" умело использовали присущее молодому поколению острое желание достижения справедливости и стремление изменить ситуацию в стране к лучшему, для того чтобы подтолкнуть молодежь к активным антиправительственным выступлениям. В информационном плане эффективно освещались предпринимавшиеся попытки самосожжения, многие из которых не имели ничего общего с политическими требованиями, а также с гибелью некоторых египтян в полицейских участках, и инертность властей в реагировании на эти события.

Оценивая возможный характер дальнейшего развития обстановки в Египте, можно с высокой степенью вероятности предположить, что высший военный совет будет стремиться оставить за собой функции гаранта устойчивости управления страной, используя в том числе предстоящие президентские выборы, которые должны пройти до 1 июля текущего года.

Возможно также, что администрация США поддержит того лидера из числа военной элиты, который будет способен обеспечить продвижение американских интересов в Египте и регионе в целом, а также развивать тесные двусторонние военные и военно-технические связи.

В то же время в условиях продолжающегося ухудшения социально-экономической ситуации в стране правительство АРЕ будет вынуждено предпринимать активные шаги для привлечения иностранных инвестиций в национальную промышленность и получения дополнительных финансовых средств от экспорта углеводородов. Это обстоятельство может быть использовано некоторыми государствами для укрепления своих позиций на египетском рынке и усиления своего влияния на будущее египетское руководство. При этом приход к власти в стране исламистов неминуемо скажется на приоритетах ее внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Каира.

Зарубежное военное обозрение №2012 №5 С.25-28

Всего комментариев: 0
avatar