Албанский фактор на Балканах (2019)

Полковник Ю. Юрьев

Исторически албанский фактор на Балканах имеет особое значение.

Привилегированное положение народа Албании было заложено еще во времена Османской империи, когда его бóльшая часть приняла ислам. В составе турецкого государства албанцы получили четыре административные области (вилайеты) - Косово, Манастир, Шкодер и Янина, вытеснив с подконтрольных территорий славян и другие народы.

Одновременно албанская элита боролась за расширение прав и неоднократно поднимала восстание против османов.

Территория «Великой Албании»

Положительных результатов выступления не имели, и около 500 лет страна находилась под управлением иностранцев. Только после ослабления Османской империи в декабре 1912 года была провозглашена автономия и созданы национальные органы власти.

На международном уровне Албания получила признание после подписания 10 августа 1913 года Бухарестского договора участниками Второй Балканской войны (Болгария, Греция, Румыния, Сербия и Черногория). В соответствии с соглашением территория страны уменьшилась вдвое.

Косовская равнина, где проживали несколько сотен тысяч албанцев и сербов, отошла к Сербии. Район Печа и Джаковицы достался Черногории, которая, в свою очередь, вернула Албании оз. Шкодер. Греция получила населенную албанцами Чамерию (Южный Эпир).

За пределами установленных границ оказалось значительное число албанцев, чьи интересы новыми властями зачастую не учитывались. В частности, в Сербии и Черногории их земли и имущество конфисковывались славянскими поселенцами, которые осваивали новые территории. Систематическое нарушение прав и искусственное разделение расцениваются народом как историческая несправедливость.

В настоящий период на территории страны проживает около 2,8 млн албанцев, за рубежом - 10 млн. В связи с этим политические лидеры народа неоднократно выступали с идеей создания "Великой Албании", предполагающей объединение земель, где соотечественники составляют большинство, в единое государственное образование, которое будет включать территории Албании, Косово, несколько регионов Южной Сербии, западную часть Северной Македонии, юго-восток Черногории и северо-запад Греции.

Несмотря на жесткое противодействие большинства балканских стран, инициатива создания государства по существующим этническим границам последовательно продвигается более века. Активизация деятельности на этом направлении происходит при возникновении благоприятной внешнеполитической коньюнктуры и поддержки западных держав.

Проект "Великая Албания" получил практическое воплощение только во время Второй мировой войны. В тот период государственное образование существовало в виде протекторатов Италии и Германии, которые охватывали площадь около 8 900 км2.

После поражения фашистов территория страны вновь была приведена в соответствие с договоренностями 1913 года.

Новым толчком к возрастанию значимости албанского фактора на Балканах послужил распад бывшей Югославии.

Ведущие западные страны для сдерживания сербов стали активно задействовать албанцев, политическая элита которых вернулась к идее возрождения "Великой Албании".

Содействие со стороны США и ЕС, опиравшихся на албанцев в продвижении собственных региональных интересов на Балканах, способствовало возрождению у диаспоры чувства исключительности, а также создало предпосылки для исламизации региона.

Большинство албанцев по вероисповеданию относятся к мусульманам-суннитам (60%). Предоставляемые преференции провоцируют в их среде рост религиозной нетерпимости и национализма. Начавшееся во второй половине 2016 года возвращение на Балканы боевиков ИГИЛ (запрещена в РФ) с Ближнего Востока также способствует смещению идеологической основы албанского фактора в сторону ортодоксального ислама.

Так, в Косове число экстремистски настроенных лиц достигает около 40 тыс. человек.

Серьезное влияние "албанский вопрос" оказывает на политику Греции, Албании, Северной Македонии, Сербии и Черногории.

Основной движущей силой, способствующей налаживанию связей между проживающими в разных странах соотечественниками, является руководство Албании. При этом для Тираны, имеющей ограниченные возможности, отношения с диаспорой, превосходящей по численности ее население, стали дополнительным фактором развития и повышения политического статуса. При любом обострении ситуации на Балканах Албания выступает в защиту соплеменников и поднимает проблему на международный уровень.

В сентябре 2017 года в правительстве республики введена должность министра по делам диаспоры.

По оценкам албанского правительства, диаспора дает значительный дополнительный импульс развитию экономики (в 2017 году ежегодные денежные переводы мигрантов в страну достигли 22% ее ВВП). В этой связи кабинет министров работает над формированием благоприятного инвестиционного климата, создавая специальные банковские учреждения и микрофинансовые организации.

Тесная кооперация с соплеменниками, как считают в Тиране, позволит эффективнее выстраивать отношения с развитыми государствами, в которых проживают албанцы. Основные усилия сосредоточены на наращивании взаимодействия с Германией, Грецией, Италией, Канадой и США.

Отстаивание интересов диаспоры в регионе наиболее тесно координируется с руководством самопровозглашенной республики Косово. Особое значение уделяется развитию и налаживанию контактов с албанскими представителями в Северной Македонии, Черногории и Сербии.

Тирана, стремясь обеспечить формирование единого культурного и информационного албанского пространства на Балканах, активно поддерживает неправительственные организации и учебные учреждения, специализирующиеся на наборе абитуриентов из Косово, Сербии, Северной Македонии, Черногории и Греции. Студентам внушается, что их родиной является Албания, а нынешние районы проживания составляют ее часть.

Руководство страны планирует завершить объединение этноса к 2025 году.

На официальном уровне необходимость как можно более полной интеграции Албании и Косово объясняется целесообразностью согласования усилий по вступлению в ЕС. В интересах координации этой деятельности разработана "Национальная стратегия по вопросам диаспоры на 2018-2024 годы", предусматривающая выполнение 72 мероприятий.

Албанское правительство ежегодно выделяет финансовые ресурсы для работы с соотечественниками. В частности, в 2018 году на эти цели потрачено 1,22 млн долларов, из которых национальное агентство диаспоры получило 0,56 млн, фонд развития диаспоры - 0,47 млн, печатный центр - 0,19 млн долларов.

Данные средства используются для оказания помощи этническим сообществам в реализации социально-значимых проектов, в том числе для формирования учебных и культурных центров, проведения общественных форумов и конференций, направленных на защиту прав албанцев.

Тирана один раз в год организует форум соотечественников с участием проживающих за рубежом известных албанцев - общественно-политических деятелей, представителей интеллигенции и искусства. В ходе мероприятий обсуждаются проблемы диаспоры, идет обмен мнениями.

Албании и Косово регулярно проводят совместные заседания правительств, основной целью которых является устранение существующих между ними барьеров и создание "Албанского союза".

В рамках нового объединения предполагается осуществлять согласованную политику в области здравоохранения, образования, миграции и торговли.

В процессе работы над формированием единого торгового пространства стороны достигли договоренности об отмене с июля 2019 года торговых пошлин.

Кроме того, с января 2019-го косоварам предоставлено право беспрепятственно провозить товары в порт Дуррес с целью выхода на мировой рынок через акваторию Средиземного моря.

В преддверии 2019 года премьер-министр Албании Э. Рама сообщил о планах проводить в отношении албанонаселенных территорий бывшей югославской республики Македонии, Греции и Черногории такую же политику, как и на косовском направлении, что фактически свидетельствует о намерении государственного деятеля работать над созданием интеграционного образования, подобного "Великой Албании".

Активно отстаивая интересы соотечественников в регионе, руководство Косова, в частности премьер-министр Р. Харадинай, призывает албанцев Сербии и Северной Македонии добиваться независимости, выражая готовность оказать им всестороннюю поддержку.

Согласно трактовке краевых властей, сербские общины Буяновац, Медведжа и Прешево являются Восточным Косово и не должны подчиняться Белграду. Проживающим в Сербии соотечественникам предлагается предоставить гражданство самопровозглашенной республики, затем провести в вышеупомянутых административных районах референдум о выходе из состава страны.

Ситуацию в регионе значительно осложняет настрой Приштины отстаивать права албанцев с использованием военной силы. Косовские власти подтвердили серьезность намерений, приняв в конце 2018 года решение о формировании министерства обороны и вооруженных сил. Создание ВС намечено завершить к 2026-му. Штатная численность армии предусмотрена в 5 тыс. военнослужащих, резерва - 3 тыс. человек. Оснащение вооружением и военной техникой планируется осуществлять за счет помощи США и стран НАТО.

Косовское руководство сознательно идет на обострение отношений с Белградом. В ноябре 2018 года на сербские товары введена 100-процентная таможенная пошлина, что привело к значительному ухудшению двусторонних отношений. Попытки Евросоюза вмешаться и добиться отмены торговых барьеров оказались безрезультатными, что свидетельствует об отсутствии у Брюсселя эффективных рычагов воздействия на албанских политиков-националистов.

В Греции албанцы составляют 7% населения и оказывают определенное влияние на внутриполитическую ситуацию, особенно в Чамерии (Южный Эпир) - территории на севере страны, расположенной на границе с Албанией.

До Второй мировой войны этот район преимущественно был заселен албанцами-чамами, большинство которых поддерживало фашистскую Италию. В 1945-1946 годах практически все они были выселены из Греции.

Албанские власти после падения коммунистического режима подняли эту проблему. В 1994 году национальный парламент принял закон, объявивший 27 июня "днем геноцида чамов". Было сформировано общество "Чамерия", которое пользуется поддержкой США и ЕС и настаивает на предоставлении права проживания в Греции этническим албанцам и возвращении им утраченной собственности, что вызывает существенную напряженность в диалоге между Афинами и Тираной.

Греции и Албании в настоящее время удается вести конструктивный диалог по спорным этнотерриториальным вопросам, не переходя к жесткой конфронтации. Вместе с тем на бытовом уровне коренные греки крайне отрицательно относятся к проживающей в республике албанской общине, что способствует сохранению конфликтного потенциала в регионе и создает угрозу столкновений между представителями двух этнических групп.

В Северной Македонии 25% населения являются албанцами, которые характеризуются высокой сплоченностью, действуют агрессивно и выдвигают правительству ультимативные требования.

Они составляют большинство в общинах на западе и северо-западе страны: Тетово, Скопье, Гостивар, Дебар, Кичево, Струга и Куманово. Представители национального меньшинства практически не владеют македонским языком, а в культурном и экономическом плане отождествляют себя с Албанией.

Значимость албанского фактора проявилась тогда, когда победившая на выборах в парламент в декабре 2016 года так называемая Внутренняя македонская революционная организация - Демократическая партия македонского национального единства получила менее 50% мест и не смогла самостоятельно сформировать кабинет министров, поскольку проалбанские организации отказались с ней сотрудничать.

Занявший второе место Социал-демократический союз Македонии при посредничестве США и ЕС начал консультации со всеми четырьмя представленными в парламенте албанскими партиями. В итоге был принят совместный документ "Тиранская платформа", содержащий условия их объединения с социал-демократами.

Усиление в республике позиций албанских партий способствовало выходу на новый уровень сотрудничества между Скопье и Тираной. Стороны стали на регулярной основе проводить совместные заседания правительств. При этом особое внимание уделяется координации усилий республик по интеграции в евроатлантические структуры.

Доля албанского населения в Черногории составляет около 5% Албанцы проживают главным образом в общине Улцинь (более 75% населения) и в окрестностях н. п. Плав, Гусине и Рожае.

Они предпочитают использовать родной язык и не считают Черногорию своей родиной. В стране создана и функционирует организация Албанский национальный совет, которая координирует деятельность диаспоры и отстаивает ее интересы.

Продолжается постепенная экспансия албанцев на север республики.

Mbrojtja

Журнал Mbrojtja вооружённых сил Албании в библиотеке Factmil.com

Они в массовом порядке скупают недвижимость, практически полностью контролируют экономику г. Бар и владеют большей частью домов к югу от г. Подгорица. Руководство диаспоры последовательно работает над усилением в стране позиций общины.

Выдвигаются инициативы о приведении в соответствие национального состава государственных служащих Черногории этнической структуре населения, предоставлении албанцам права пользоваться родным языком в служебном делопроизводстве, а также о создании радиостанций и телекомпаний, вещающих на их языке.

Несмотря на свою немногочисленность, албанцы оказывают существенное влияние на черногорскую политику. В 2008 году при проведении референдума о независимости волеизъявление диаспоры оказалось решающим. Организованное и единогласное голосование албанцев за выход республики из государственного союза Сербии и Черногории определило исход плебисцита.

В конце 2016 года победившая на выборах Демократическая партия социалистов (ДПС) вынужденно пошла на серьезные уступки движению "Албанцы, решительно!", получившему всего один депутатский мандат.

В обмен на поддержку движение добилось подписания с ДПС соглашения, предусматривающего существенные льготы албанскому населению, включая возврат национализированных земель в общинах Подгорица и Улцинь, а также разрешение официального использования в ряде районов страны государственных символов Албании.

В наибольшей степени активизация албанской диаспоры обусловливает обострение ситуации в Сербии, являющейся единственной силой на Балканах, которая способна сдержать албанизацию региона. Сербское население осознает, что реализация паналбанского проекта может привести к потере национальной и религиозной идентичности, в связи с чем вынуждено мобилизоваться и противостоять угрозе.

Сепаратистские движения представляют реальную опасность для Белграда.

Наиболее проблемными являются граничащие с Косово общины Буяновац, Медведжа и Прешево, где проживают около 60 тыс. албанцев. При этом большинство мужского населения составляют бывшие боевики, располагающие значительным количеством неучтенного стрелкового оружия.

Местные албанцы демонстративно игнорируют сербские законы и на регулярной основе организуют массовые мероприятия, имеющие националистический характер, например празднование Дня албанского флага. В ходе торжеств намеренно нарушается конституция Сербии.

На зданиях органов местного самоуправления вывешиваются албанские флаги, исполняется гимн Албании, а также выдвигаются требования о предоставлении общинам самостоятельности.

Звучат призывы к неподчинению центральным властям и присоединению всех трех административных образований к краю Косово.

На этом фоне Приштина регулярно устраивает провокации в сербонаселенных районах края, подвергая их население дискриминации.

Вместе с тем Белград, стремясь избежать обострения отношений с США, ЕС и Турцией, а также расширения границ межконфессионального конфликта, воздерживается от решительных действий против албанских радикалов.

Такой взвешенный подход используется оппозицией в качестве повода для критики. Действующее руководство Сербии обвиняется в слабости и предательстве национальных интересов. Противники правящей коалиции систематически организуют антиправительственные выступления, что негативно отражается на внутриполитической стабильности и затрудняет реализацию властью своей программы.

В целом использование Западом албанцев для продвижения собственных интересов на Балканах обусловило возрастание значимости албанского фактора в регионе и создало условия для укрепления связей между территориями, где диаспора составляет большинство. Вместе с тем вероятность практической реализации проекта "Великая Албания" остается невысокой, поскольку это создаст угрозу пересмотра существующих государственных границ в Европе, что не отвечает интересам С ША и ЕС, позиционирующих себя в качестве гарантов сохранения сложившегося миропорядка.

Зарубежное военное обозрение. - 2019. - №5. - С. 14-19

Всего комментариев: 0
avatar