Североатлантический союз в условиях пандемии коронавирусной инфекции (2020)

Полковник А. Иванов

Осложнение санитарно-эпидемической обстановки в Евроатлантическом регионе в связи с распространением коронавирусной инфекции COVTD-2019 (КВИ) выявило недостаточную готовность Североатлантического союза к оперативному реагированию на угрозы невоенного характера. По оценкам западного экспертного сообщества, альянс проявил пассивность на начальном этапе пандемии, коалиционные органы управления оказались неспособны достоверно оценить уровень опасности и своевременно выработать совместные меры противодействия.

В Брюсселе это объясняют новым характером возникшей угрозы. По утверждению руководства блока, одновременное масштабное распространение COVTD-2019 во всем Евро-Атлантическом регионе не позволило в полной мере реализовать главный принцип НАТО - оказание коллективной поддержки подвергшемуся нападению государству или группе стран. Вместо взаимопомощи члены НАТО продемонстрировали стремление руководствоваться собственными потребностями в ущерб "коалиционной солидарности".

Так. широкое распространение получила недобросовестная конкуренция между западными государствами с целью получить приоритетный доступ к медицинским ресурсам. Показательными являются действия США, которые перекупили у Таиланда и Китая средства индивидуальной защиты, предназначавшиеся Германии и Франции. В свою очередь, Чехия пыталась перехватить китайский гуманитарный груз, адресованный Италии, а ФРГ заблокировала передачу Швейцарии 200 тыс. медицинских масок.

Сложившаяся ситуация вынудила страны альянса вести борьбу с пандемией самостоятельно, без опоры на потенциал и ресурсы НАТО и при отсутствии координации проводимых мероприятий. Так, Вашингтон в марте с. г. принял решение о введении запрета на въезд граждан Евросоюза без предварительных консультаций с Брюсселем. В свою очередь, 14 европейских государств также в одностороннем порядке закрыли национальные границы, не дожидаясь коллективного решения по данному вопросу.

В результате пострадали налаженные торговые и производственные связи, произошел спад потребления, выросли долговые обязательства, сократился рынок сбыта продукции, ограничился приток дешевой рабочей силы. В условиях дефицита средств индивидуальной защиты от заражения отдельные страны (Румыния, Турция. Франция, ФРГ Чехия) ограничили экспорт медицинских товаров, в том числе для нужд союзников.

Серьезные проблемы возникли с выполнением финансовых обязательств в рамках НАТО, что обусловлено вызванным пандемией экономическим спадом, по прогнозам Международного валютного фонда, по итогам 2020 года валовой внутренний продукт Соединенных Штатов может снизиться на 3% (700 мпрд долларов), в странах Европы - суммарно уменьшиться на 10% (1,8 трлн). В этих условиях большинство государств блока официально заявило о невозможности продолжить наращивание военных расходов в целях выполнения коалиционных обязательств по их доведению до 2% ВВП.

В дополнение к этому ряд западных политиков (включая лидеров Болгарии, Италии. Испании, Эстонии) публично поставили под сомнение приверженность союзников принципу взаимопомощи. Отмечается снижение доверия к европейским и евроатлантическим институтам, укрепились позиции противников интеграции в ущерб национальной автономии. Кроме того, наметилась тенденция к переоценке в Европе угроз безопасности с "восточного фланга". На Западе признают, что Россия и Китай, которых Североатлантический союз рассматривает как главных противников, оказывают реальную поддержку в борьбе с КВИ. Это стало дополнительным аргументом для налаживания конструктивных отношений с РФ и КНР.

Для нейтрализации негативного влияния складывающейся ситуации на дальнейшее функционирование НАТО руководство организации приступило к реализации комплекса срочных мер с целью не допустить ослабления "трансатлантических связей" и снижения привлекательности осуществляемых Западом интеграционных проектов. Для компенсации пробелов в практических результатах борьбы с пандемией была развернута широкая информационная кампания, к которой подключились практически все органы военного управления блока.

В ходе заседания Совета НАТО на уровне министров иностранных дел (2 апреля с. г.) принято решения о формировании в штабе стратегического командования операций ОВС блока оперативной группы для выработки предложений по реагированию на пандемию. Координация помощи союзникам в сдерживании COVID-2019 возложена на верховного главнокомандующего ОВС НАТО генерала Т. Уолтерса (США).

Введены ограничения на проведение крупных войсковых учений - 90% мероприятий оперативной и боевой подготовки весеннего периода обучения отменены или перенесены. Среди них серия учебно-боевых мероприятий "Защитник Европы-2020", к которым было намечено привлечь более 37 тыс. человек и около 20 тыс. единиц техники. В то же время уже в начале июня с. г. началось восстановление интенсивности ОБП.

Приостановлена замена воинских контингентов на "восточном фланге" и деятельность учебно-тренировочных миссий (УТМ) в Афганистане и Ираке с введением строгих мер безопасности (эвакуация заболевших обязательный карантин для вновь пребывающего персонала). Планы ротации и вывода контингентов го ИРА скорректированы с учетом карантинных ограничений в странах НАТО. Из Ирака эвакуирована большая часть персонала УТМ.

Принято решение отложить на шесть месяцев переброску самолетов F-35 ВВС Италии в Исландию для патрулирования ее воздушного пространства.

Все мероприятия руководящих органов альянса переведены в режим видеоконференции. 15 апреля с. г. проведено внеплановое заседание Совета НАТО на уровне министров обороны, основным вопросом которого стала борьба с распространением COVTD-2019.

В целях обеспечения совместных закупок и распределения медицинского оборудования и индивидуальных средств защиты были задействованы возможности агентства НАТО по тыловому обеспечению и закупкам, а также Евроатлантического координационного центра реагирования на стихийные бедствия и катастрофы (ЕКЦР создан в 1998 году в структуре Международного секретариата блока по предложению РФ).

К перевозке соответствующих грузов привлечены коалиционное формирование военно-транспортной авиации (три самолета С-17 "Глоубмастер", авиабаза Папа, Венгрия), а также украинские Ан-124. зафрахтованные в рамках программы альянса "Временное решение в области воздушных перевозок" ("Салис"). С целью повышения оперативности доставки грузов военной авиации предоставлен приоритет над гражданскими судами при использовании воздушных коридоров в Европе.
Для обеспечения режимов карантина, развертывания полевых госпиталей, доставки предметов первой необходимости в пострадавшие районы задействованы подразделения ВС стран блока (в совокупности до 500 тыс. военнослужащих). Всего, по заявлению генсека альянса Й. Столтенберга. совершено более 350 самолето-вылетов военно-транспортной авиации, развернуты около 100 полевых госпиталей общей емкостью свыше 45 тыс. коек, привлечены не менее 5 тыс. специалистов военно-медицинской службы.

В качестве показателя "масштабности" принятых мер заявляется о помощи, оказанной 16 странам НАТО и государствам-партнерам (около 300 аппаратов ИВЛ. 10 т дезинфицирующего раствора и до 2 млн масок).

Наряду с данными усилиями значительное внимание уделено недопущению ослабления среди союзников антироссийского курса, особенно на фоне действий медицинского отряда ВС РФ в Италии. С этой целью на Западе была развернута широкая пропагандистская кампания по обвинению РФ в "распространении дезинформации" и использовании сложной санитарно-эпидемической обстановки "для подрыва трансатлантического единства". Наиболее резонансными стали публикации в итальянской газете "Стампа" в конце марта с. г., в которых заявлялось "о слабой эффективности российской помощи".

Одновременно велся активный поиск путей повышения готовности НАТО к нейтрализации угроз биологического характера в будущем. Так. в ходе совещания министров обороны стран альянса (17-18 июня с. г.) утвержден оперативный план по реагированию на возможную повторную вспышку заболевания. Кроме того, принято решение о формировании общего резерва медицинского оборудования и лекарственных средств, а также специального трастового фонда для осуществления необходимых закупок.

Намечено также разработать постоянно действующий план мероприятий на случай возникновения пандемий в будущем. В документ намечено включить меры по поддержанию боеготовности ОВС блока, обеспечению безопасности проведения операций, оказанию помощи гражданским властям и борьбе с дезинформацией при масштабном распространении вирусных инфекций.

В связи с негативными экономическими последствиями распространения заболевания руководство блока стремится не допустить снижения европейскими странами расходов на оборону. При этом особый упор делается на сохранение достаточного финансирования ключевых военных программ (создание систем воздушной разведки наземной обстановки "Агс". ПРО и другие) и поддержание усиленного присутствия ОВС НАТО в Восточной Европе.

С учетом опыта борьбы с пандемией приобретает актуальность пересмотра доктринальных документов альянса, в том числе с целью сформулировать задачи ОВС блока при возникновении ситуаций, аналогичных эпидемии COVTD-2019.

Ведутся консультации о расширении полномочий ЕКЦР и развертывании в альянсе структур, способных проводить экспертную оценку противоэпидемических мероприятий.

Предполагается внести корректировки в партнерскую деятельность блока. В частности, предусматривается расширение помощи третьим странам (главным образом по периметру границ НАТО и в стратегически важных для Запада регионах) в развитии их возможностей по реагированию на угрозы невоенного характера.

Кроме того, планируется в приоритетном порядке развивать взаимодействие с ЕС с целью обеспечения эпидемической безопасности гражданской инфраструктуры, кооперации предприятий ВПК. повышения оперативности воинских перевозок, создания стратегических запасов медицинских материалов и средств зашиты, а также в сфере противодействия гибридным угрозам.

В целом реакция Североатлантического союза на пандемию COVID-2019 продемонстрировала наличие в НАТО слабых мест, устранение которых может потребовать проведения структурных реформ и пересмотра подходов к функционированию альянса в условиях новых вызовов безопасности.

Зарубежное военное обозрение. - 2020. - №9. - С. 21-24

Всего комментариев: 0
avatar