Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Коалиционные операции НАТО, проблемы взаимодействия автоматизированных систем управления и пути их решения ч1 (2008)

Полковник С. Паршин,
подполковник Ю. Кожанов

Глобальная военно-политическая и экономическая обстановка в конце XX - начале XXI века формируется под воздействием сложных процессов геоэкономического и геополитического переустройства системы международных отношений, связанных в первую очередь с обострением борьбы за контроль над природно-сырьевыми ресурсами, особенно энергетическими, а также с неопределенностью ее дальнейшего развития. Это потребовало от военно-политического руководства (ВПР) ведущих зарубежных стран, и прежде всего США, переосмыслить взгляды на роль и значение силового компонента в достижении стратегических целей государства на международной арене и в этом ракурсе на теорию и практику военного строительства. В первую очередь была признана необходимость совершенствования процесса управления и применения вооруженных сил.

Оценив основные тенденции развития военно-политической обстановки, а также процессов управления и принятия решений, объективные и субъективные недостатки организации и ведения военных операций в прошлом и сейчас, в оборонных ведомствах высокоразвитых стран четко осознали необходимость реализации ряда программ совершенствования управления боевыми действиями. Так, в МО США была разработана концепция ведения боевых действий с использованием единого информационного пространства (NCW - Network Centric Warfare) и в ОВС альянса - концепция единого информационного пространства (ЕИП) НАТО NNEC (NATO Network Enabled Capability), которая в настоящее время находится на стадии детальной проработки и предусматривает широкомасштабную трансформацию всей системы боевого управления и связи Североатлантического союза. Ее появление непосредственно связано с принятием "Новой стратегической концепции НАТО" (Allied Joint Doctrine) и концепции альянса "Организация и ведение объединенных совместных операций будущего", с созданием высокоточного оружия и оружия, действующего на новых физических принципах, а также с возникновением новых оперативно-стратегических категорий, таких как "информационные операции", "информационное превосходство" и др. "Функциональными элементами при ведении боевых действий с использованием ЕИП являются следующие: высокотехнологичная информационная инфраструктура, доступ к необходимым информационным ресурсам, высокоточное огневое поражение и маневр силами и средствами, эффективные процессы автоматизированного боевого управления, а также тесная и своевременная интеграция данных разведывательно-информационного обеспечения в процессы управления и огневого поражения"1.

На фоне активных теоретических проработок концепции NCW (ведения боевых действий с использованием ЕИП) в МО США и Великобритании оборонные ведомства других стран ввели свою собственную терминологию для определения этой оперативно-стратегической категории, но в целом альтернативные термины, используемые в ВС других государств и   ОВС НАТО, указывают лишь на различие в степени развития национальных вооруженных сил и, следовательно, на различные возможности их применения в операциях в XXI веке. В целом критические суждения, высказываемые ВПР стран альянса относительно американской концепции NCW сводятся к тому, что она разработана применительно к ведению крупномасштабных боевых действий.

Действительно, в официальных документах, определяющих развитие ВС США, четко декларируется, что базовой основой реализации преимуществ, предоставляемых NCW, является формирование ЕИП, в рамках которого любые источники информации, системы оружия и системы управления всех видов вооруженных сил будут объединены. Таким образом, перспективное строительство американских ВС, особенно в свете активно проводимых мероприятий по совершенствованию организационной структуры и расширения функций их стратегического компонента, нацелено на придание объединенным группировкам вооруженных сил на ТВД свойств единой региональной, а в масштабе всех ВС - глобальной автоматизированной разведывательно-ударной системы.

Следовательно, исходя из этой задачи, строительство единой системы разведывательно-информационного обеспечения и боевого управления ВС США при тесном взаимодействии с ОВС НАТО скорее всего направлено на заблаговременное формирование возможностей по нанесению первыми последовательной серии массированных информационных и высокоточных огневых ударов, результатом которых должна стать полная дезорганизация (уничтожение) системы государственного и военного управления противника. При этом длительность оперативных пауз между сериями ударов, предназначенная исключительно для оценки эффективности нанесенного ущерба, а при необходимости и постановки новых задач по целеуказанию, должна быть сведена к минимуму, чтобы лишить противника шанса организовать хоть какое-нибудь активное сопротивление. Безусловно, для реализации подобного сценария достижения целей и задач войны (операции) немаловажное значение имеет наличие устойчивой и эффективной глобальной системы ПРО, способной нейтрализовать возможные нескоординированные ответные удары, особенно ракетно-ядерные. И в настоящее время мировое сообщество становится свидетелем настойчивых усилий Соединенных Штатов по ее формированию.

Что характерно, в таком сценарии на фоне массового применения высокоточного оружия, сил и средств информационной войны совершенно по иному оцениваются направления перспективного строительства сухопутных войск и морской пехоты США, постепенно превращающихся в наземный элемент "контроля и умиротворения" территорий, имеющих критически важное значение для решения целей и задач операции (войны).

Таким образом, практическая реализация базовых положений концепции ведения боевых действий с использованием ЕИП направлена в первую очередь на дальнейшее сокращение цикла "разведка - удар" ("увидел - поразил") как основного элемента концепции "OODA Loop" (Observe, Orient, Decide and Act - OODA), детализирующей и одновременно объединяющей четыре слагаемых процесса боевых действий - разведку (обнаружение), оценку обстановки, принятие решения и нанесение удара.

В условиях сложившейся современной системы международных отношений и зачастую, как можно полагать, для решения задачи сокрытия истинных замыслов и целей войны (операции), как это происходило в Югославии и Ираке, в доктринальных документах ВС США и ОВС НАТО практически в обязательном порядке признается необходимость заручиться международной поддержкой для военного вмешательства (проведения военных операций), и с этой целью, как правило, должна формироваться коалиция.

Безусловно, для достижения информационного превосходства над противником и формирования единой картины оперативной (тактической) обстановки в ходе операций крайне важно обеспечить возможность совместного использования и распределения информации органами боевого управления, как необходимое условие их проведения наиболее эффективным способом. Это традиционно является достаточно сложной проблемой даже в случае привлечения к операции вооруженных сил только одной страны или только отдельного их вида. Как следствие, проблема обеспечения взаимодействия между системами управления стран - участниц коалиции переходит на более высокий и сложный уровень.

В рамках НАТО, а также в ряде других высокоразвитых стран реализуется несколько программных проектов, предполагающих проведение широкого спектра технологических и войсковых экспериментов, нацеленных не только на доктри-нальную проработку основных положений концепции ведения боевых действий с использованием ЕИП, но и, что более важно, на внедрение этих положений в практику строительства вооруженных сил и ведения операций2, 3, 4.

Безусловно, поскольку базовую основу реализации этой современной концепции составляют высокие технологии, в первую очередь информационные, то фирмы военно-промышленного комплекса США и стран - участниц НАТО проявляют обостренный интерес к выработке не только общего понимания ключевых положений NCW, но и к тому, какая выгода может быть получена от участия в реализации этой многообещающей концепции5.

Невзирая на ряд различий в ее трактовке разными странами, для понимания важности решения проблем взаимодействия и совместимости систем управления в оперативной практике ведения операций следует привести цитату из выступления бывшего верховного главнокомандующего командованием стратегических исследований НАТО (Supreme Allied Commander -Transformation) адмирала Джиамбастиани (Е. P. Giambastiani):

"Поставка необходимых технологий для обеспечения непрерывного обмена информацией в системе боевого управления является крайне важным элементом в ходе реализации современных и перспективных форм и способов ведения боевых действий. Функциональная совместимость автоматизированных систем разведки, управления войсками и оружием, а также обеспечение устойчивого взаимодействия между ними рассматриваются в качестве ключевых компонентов, необходимых для достижения информационного превосходства и, как следствие, превосходства в выработке и принятии решений с целью решительного упреждения противника по всему циклу боевого управления"6.

В целом реализация концепции ЕИП в рамках ОВС НАТО предполагает необходимость решения двух проблем: пересмотр теоретических взглядов (доктрин), уставов, инструкций и наставлений по организации и ведению боевых действий; формирование единой информационно-сетевой инфраструктуры (ИСИ), охватывающей все необходимые платформы и системы.

По взглядам военных специалистов альянса, первая проблема должна быть разрешена на уровне объединенных (коалиционных) сил. Для этого потребуется принятие согласованных доктрин, в которых должно быть четко сформулировано, кому необходимо совместно использовать информацию, какую информацию и с кем. Для ОВС НАТО вследствие применения различными странами альянса потенциально различных доктрин это главнейшая проблема. А отсюда возникает множество разногласий, связанных в первую очередь с проблемами обеспечения безопасности информации, которые должны быть решены, в частности, через разработку общенатовских (коалиционных) соглашений. При этом подчеркивается, что совместное использование информации коалицией не означает, что каждый должен знать абсолютно все или иметь возможности доступа к ее получению в полном объеме. В данном случае можно легко перейти от обеспечения доступа к необходимой информации к обыкновенной информационной перегруженности и нарушению принципов и условий обеспечения ее безопасности. Поэтому крайне важное значение имеет обеспечение доступа именно к нужной информации и именно надлежащим пользователям и, безусловно, в нужное время. Для решения этой проблемы в рамках концепции NCW было сформулировано понятие сообществ по интересам COIs (Communities of Interest), или в более четкой формулировке - функциональных сообществ (ФС). ФС является объединенной легитимной группой пользователей, обменивающихся информацией на основании наличия общих целей, интересов, задач или участия в общем для них функциональном процессе.

В технологическом ракурсе более интересно рассмотреть именно вторую проблему - внедрение способов обмена информацией между автоматизированными системами управления, учитывающих как первую проблему, привнесенную различием доктрин, так и вторую - обеспечение возможности надлежащего доступа к информации.

В целом можно дать обобщенную характеристику различным уровням взаимодействия информационных систем в диапазоне от уровня 0, предусматривающего непосредственное участие операторов в процессе обеспечения взаимодействия, до уровня 4, на котором все системы способны автоматически обмениваться информацией между собой в рамках общего информационного пространства7. К этим уровням относятся:

Уровень 0 - изолированное взаимодействие между обособленными системами при непосредственном участии человека в обеспечении этого процесса. Взаимодействие на этом уровне отождествляется с процессом ручного извлечения и интеграции данных от множества информационных систем. Такой уровень организации взаимодействия часто носит название "сети с переносом файлов на машинных носителях", или на компьютерном сленге - "сети на своих двоих - sneaker-net."

Уровень 1 - канальное взаимодействие, основанное на одноранговой связи между автономными системами. Такое взаимодействие обеспечивается с помощью каналов передачи данных с некоторыми формами упрощенного обмена данными в электронном виде, то есть совместно могут использоваться только однородные типы данных, такие как голосовые, текстовые сообщения и графические изображения (к примеру, файлы в формате BMP, GIF и т. п.). Реализован минимальный набор возможностей по синтезу (объединению) информации.

Уровень 2 - функциональное взаимодействие в распределенной среде. Системы находятся в составе локальной вычислительной сети (ЛВС), которая позволяет пересылать данные от системы к системе. Такой уровень предусматривает обмен более сложными типами данных. При этом объединяющей основой для всех систем являются логические модели данных. Данные представляются в основном в виде составной информации, сведенной в единое целое из разнотипных простых форматов (к примеру, изображения с аннотациями к ним).

Уровень 3 - функциональное взаимодействие между отдель-ными доменами в интегрированной коммуникационной среде. Системы соединяются с помощью региональных и глобальных сетей связи. Обмен информацией осуществляется между независимыми приложениями с использованием общих для всех доменов моделей представления данных. На этом уровне предоставляется возможность использования общих для всех систем функциональных правил и процессов и обеспечивается прямое взаимодействие между базами данных, а кроме того, уже поддерживается совместная работа в группах, основанная на процессах синтеза информации.

Уровень 4 - корпоративное взаимодействие в универсальной среде. Системы способны использовать глобальное информационное пространство между множеством самых различных функциональных доменов. Одновременно доступ к комплексным данным может получать много пользователей. Данные и приложения используются полностью на совместной основе при широкой географической рассредоточенности мест их предоставления. Возможно сотрудничество пользователей в самых различных формах. Интерпретация данных для всех однозначна, вне зависимости от их формата.

По мнению американских экспертов, чтобы реализовать преимущества, предоставляемые концепцией боевого управления с использованием ЕИП, необходимо обеспечить взаимодействие информационных систем и ФСО, соответствующее четвертому уровню.

С точки зрения технологической перспективы наиболее целесообразно было бы рассмотреть все те решения в области информационного обмена, которые в настоящее время уже реализуются, например, в системе военной электронной почты; за счет применения общих моделей данных; структурированных сообщений, используемых в тактических каналах передачи данных, и т. д., а затем выбрать одно из них и использовать в качестве общего решения для реализации взаимодействия всех применяемых коалиционными войсками систем через единое информационное пространство.

Проблема при таком подходе состоит в том, что каждое из этих решений имеет свои достоинства и недостатки и не существует, по мнению многих зарубежных экспертов, того единственного решения, которое устранило бы все коммуникационные проблемы при формировании ЕИП в коалиционном сценарии ведения боевых действий. Действительно, каждое из используемых решений в предшествующий период времени было разработано исключительно для конкретного вида ВС и, следовательно, другие виды будут противодействовать его прямому директивному внедрению без проведения коррекции этого решения, учитывающего их специфику.

Альтернативой может стать разработка и внедрение кардинально нового решения по информационному обмену, которое устранит все коммуникационные проблемы в коалиционном сценарии. Обратной стороной такого решения является его существенная финансовая затратность, поскольку страны-участницы будут обязаны его внедрить во все имеющиеся на вооружении системы информационного обеспечения.

Третьим и наиболее реалистичным вариантом является комбинированный, то есть внедрение программно-аппаратных средств, обеспечивающих гибкую интеграцию с уже находящимися на вооружении действующими системами. Такой подход позволяет проводить эволюционную модернизацию этих систем, что, во-первых, обеспечит преемственность в использовании предшествующих стандартов и принципов информационного обмена и, во-вторых, учет финансово-экономических интересов и возможностей различных стран НАТО.

Для того чтобы более глубоко осознать сложность решения задачи обеспечения взаимодействия, можно представить, что имеется наземная система поражения из состава коалиционных сил и ей обеспечивается доступ лишь к незначительной части того большого объема информации о ситуации на земле (в пределах зоны досягаемости ее средств поражения), которую в состоянии добыть разведывательная платформа (например, самолет авиационного комплекса радиолокационного обнаружения и наведения на наземные цели JSTARS). Порядок применения системы поражения по вновь вскрытой цели, естественно, требует следовать указаниям органа (системы) управления ВС той страны, к которой она относится. Но с точки зрения эффективности ведения боевых действий и кардинального сокращения длительности цикла "разведка - удар", особенно в рамках борьбы с внеочередными, критическими по времени целями, было бы целесообразней обеспечить от максимально возможного количества различных источников данными о целях и обстановке на поле боя непосредственно наземную систему поражения, следуя схеме боевого управления, предусмотренной в концепции ЕИП.

Но для практической реализации этой схемы необходимо решить коммуникационную проблему, то есть провести обмен информацией таким образом, чтобы разведывательная платформа и система поражения могли функционировать исходя из единого понимания семантики данных, которыми они обмениваются тем или иным способом. С концептуальной точки зрения решение подобной задачи может выглядеть очень просто, но в действительности произвести эту процедуру достаточно сложно, поскольку существует множество вариантов такого обмена, при этом различными платформами используется множество различных форматов представления данных. Чем больше стран и видов ВС вовлечено в коалицию, тем сложнее решать проблему обеспечения взаимодействия, зачастую на порядки, поскольку резко возрастает количество привлекаемых органов управления, платформ и систем различного типа.

Традиционно разработку новой военной платформы предваряет тщательный анализ ее возможностей по взаимодействию, чтобы уяснить, какие требования к информационному обмену существуют по отношению к уже имеющимся на вооружении платформам. Как показывает практика, со временем эти требования, скорее всего, будут меняться, и, как следствие, в дальнейшем возникнет необходимость проведения дорогостоящих работ по модернизации этих платформ для их адаптации к новым требованиям.

Системообразующим допущением при разработке концепции NCW является положение об уже имеющейся глобальной сети связи, аналогичной формируемой МО США глобальной информационно-управляющей сети (ГИУС - GIG (Global Information Grid)), к которой смогут подключаться в качестве узлов самые разнообразные платформы и на совместной с другими узлами основе использовать размещенную в ней информацию. Однако сам факт подключения к сети на физическом уровне еще не означает, что различные системы каким-то "чудесным образом" смогут однозначно обмениваться необходимыми данными. С целью обеспечения полного взаимодействия необходимо, чтобы каждая система и платформа имели единое понимание семантики этих данных.

Поэтому, чтобы реализовать возможность своевременного доведения важнейшей информации войскам коалиции, концепцией рекомендуется, чтобы они могли получать из ГИУС необходимую информацию без раскрытия источника ее происхождения.

Естественно, в целях организации информационного обмена следует выполнить ряд обязательных условий (элементов), имеющих прикладное значение на следующих уровнях: физическом (сетевые радиостанции командной связи, сети Ethernet, и т. д.); протокольном (TCP/IP, Х.400, и т. д.); структурном (уровень данных) и семантическом, определяющем интерпретацию данных.

Для обеспечения возможности обмена любыми типами данных в целом, безусловно, необходимым условием является наличие уровней 1 и 2. Эти уровни важны для установления надежного соединения между различными коммуникационными узлами. Разные точки зрения на проблемы обеспечения взаимодействия предполагают и различные подходы к инициализации адресов, которые могли бы использоваться для обмена информацией. При этом следует отметить, что технологические усовершенствования в протоколе IPv6 (TCP/IP версии 6.0), по мнению экспертов консультативного агентства НАТО по вопросам управления и связи NC3A (NATO Consultation, Command and Control Agency), возможно, в конечном итоге позволят этому протоколу стать стандартом, который будет использоваться в инфраструктуре военной связи альянса на уровне 2. Но вернемся к проблеме обеспечения возможностей обмена структурированными данными, которые интерпретируются одинаково как отправителем, так и получателем, то есть с семантической точки зрения воспринимаются ими одинаково.

Одной из форм выработки единого понимания семантики структурированных данных в военной сфере является внедрение и использование стандартов на представление (отображение) данных. Но в данном случае, поскольку различными странами - членами НАТО эти стандарты внедрялись в течение достаточно продолжительного периода времени и в различных базовых версиях, совсем не обязательно, что различные платформы смогут поддерживать полный стандарт и в результате проблема взаимодействия остается. В частности, отсутствие синхронизации в финансировании большого количества различных платформ приводит к тому, что в одно и то же время будет оперативно применяться множество базовых версий каждого стандарта. В результате этого и возникают потенциальные проблемы во взаимодействии.

Рассмотрев актуальность проблемы обеспечения взаимодействия систем управления в коалиционных операциях НАТО, следует отметить, что ее решение становится приоритетным направлением в реализации концепции "ведения боевых действий с использованием единого информационно-коммуникационного пространства".

1 Network-Centric Warfare: Its Origins and Future. By Vice Admiral Arthur K. Cebrowski, U.S. Navy, and John J. Garstka. January 1998.

2 Network Centric Warfare Developing and Leveraging Information Superiority by David S. Alberts, John J. Garstka and Frederick P. Stein.

3 Power to the Edge - Command, Control in the Information Age, David S. Alberts and Richard E. Hayes.

4 Net-Centric Vision for our Products, http://systematic.dk/uk/products/net-centric+vision/.

5 NCOIC (Network Centric Operations Industry Consortium), http://www.ncoic.org/home.

6 "Opportunities for interaction with Partners", Remarks by Supreme Allied Commander Transformation, Admiral Giambastiani, Brussels, Belgium, November 15, 2005.

7 System of Systems Interoperability, http://www.sei.cmu.edu/pub/documents/04.reports/pdf/04tr004.pdf.

(Продолжение следует)

Зарубежное военное обозрение. 2008, №4, С. 13-18


СМОТРИ ПО ТЕМЕ:
Категория: NATO | Добавил: pentagonus (27.04.2015) | Автор: Полковник С. Паршин
Просмотров: 1661 | Теги: С. Паршин, Ю. Кожанов, АСУ, НАТО | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
avatar