Латвия - НАТО: интеграция и сотрудничество (2008)

С.В. Виетоненко

Распад СССР привел к тому, что сегодня в Евразии руководящую роль играет неевразийское государство - США. С целью сохранения статуса единственной мировой державы США была нужна новая стратегия, конечной целью которой было недопущение впредь появления на мировой карте иного геополитически сильного игрока. Элементом такой политики явилась задача изолировать Россию путем создания буферной зоны на периферии бывшего Советского Союза. Однако стремление к полному контролю на постсоветском пространстве было необходимым компонентом сдерживания не только России, но и Европы, Азии. Латвия, как и другие страны Балтии, находясь на стыке огромных геополитических пространств, при успешном внешнеполитическом воздействии со стороны США на ее политикоформирующие круги, могла воспрепятствовать успешному диалогу России не только со странами региона, но и европейского сообщества в целом, таким образом минимизируя риск образования геополитического конкурента США.

В докладе американского советника по делам безопасности Пола Вольфовица правительству США, сделанного в марте 1992 года, говорилось о необходимости не допустить возникновения на европейском и азиатском континентах стратегической силы, способной противостоять США, и в этом смысле указывалось, что страны Балтии являются важнейшими стратегическими территориями, покушение на которые со стороны русских должно повлечь за собой вооруженный отпор со стороны стран-членов НАТО1. В таком контексте США рассматривали возможность создания на территории Латвии государства, враждебного и России, и Европе, однако напрямую связанного с англосаксонским миром.

Российский политолог Александр Дугин относит Латвию к части "санитарного кордона", то есть территории государств и народов, которая располагается между двумя крупными геополитическими образованиями, чей союз или обоюдное вхождение в Большое Пространство могло бы составить опасную конкуренцию США. При этом считает, что страны такого "кордона", как правило, являются одновременно причиной конфликтов двух континентальных держав. Сущность политики третьей крупной геополитической силы в данной ситуации состоит в том, чтобы сделать из "санитарного кордона" зону напряженности между двумя близкими Большими Пространствами2.

Важнейшей, хотя не единственной, составляющей англосаксонской геостратегии, направленной на сдерживание России в балтийском регионе, виделось вовлечение Латвии в североатлантический альянс как военно-стратегический инструмент атлантизма. В 1991 году это с трудом представлялось как в самих США, так в Латвии и в России, однако сегодня Латвия является полноправным членом НАТО и активно участвует в деятельности этой организации. Интеграция Латвии в подконтрольный Вашингтону альянс повлекла укрепление его оперативного потенциала и возможность применения вооруженных и специальных сил республики на восточном направлении. Россия же столкнулась с резким повышением транспортного сопротивления латвийских магистралей в отношении российских товаров и пассажиров3.

Необходимо отметить, что в 1991 году исчезла исходящая от СССР потенциальная угроза коллективной безопасности Запада, защита от которой являлась основной задачей НАТО. В связи с этим страны Альянса вынуждены были пересмотреть основные вопросы своего существования. Чтобы принять новые стратегические концепции НАТО, в том числе интеграцию новых участников, был проведен анализ новой политической ситуации и появившихся международных проблем в сфере безопасности, результаты которого позволили США принять решения, направленные на адаптацию и трансформацию Альянса.

Начал формироваться новый подход, который был сформулирован в 1991 г. на сессии Совета НАТО в Риме и, с учетом того, что угроза военной конфронтации практически исчезла, основывался на диалоге и сотрудничестве в направлении поддержания общей оборонной способности НАТО4 . При этом заявленные основополагающие задачи остались прежними: развитие демократических институций и обязательство решать споры путем мирных переговоров как одной из необходимых основ стабильности и безопасности Европы; создание форума трансатлантических консультаций по любому вопросу, который затрагивает важнейшие интересы стран-членов НАТО; охрана территории каждого члена альянса от любой агрессорской угрозы; поддержание стратегического равновесия в Европе. Вместе с тем был сделан акцент на то, что риск безопасности стал связываться с нестабильностью, вызванной серьезными экономическими, социальными и политическими трудностями, в том числе территориальными раздорами и этническими разногласиями, с которыми сталкивались многие страны в Центральной и Восточной Европе. Концепция выдвинула ведущие линии развития НАТО в будущем, а именно: более обширный подход к безопасности, значительную часть которой занимает сотрудничество и диалог; сокращение военного потенциала и его применения в основном для решения задач по преодолению кризисов и общей обороны; а также большую ответственность за свою безопасность со стороны европейских союзников НАТО. Особое внимание было уделено независимости от ядерного оружия, изменениям в военных силах НАТО, модернизации структур командования.

В этих условиях США планомерно реализовывали меры, направленные на сотрудничество со странами, не являвшимися членами НАТО. С этой целью был создан Совет североатлантического сотрудничества (в 1997 г. был преобразован в Совет североатлантического партнерства), членом которого Латвия стала в декабре 1991 г. Это явилось первым контактом и опытом сотрудничества с НАТО.

Вполне естественно, что обретя независимость, Латвия столкнулась с проблемой обеспечения обороны и безопасности страны, определения своей роли и места в формирующейся новой системе мирового порядка, выработки внешнеполитической концепции развития.

В 1991 г. одной из главных задач для Латвии стал процесс формирования совершенно новых структур, обеспечивающих суверенитет страны и выбранную политическую стратегию - ведомств, ведающих вопросами внешней и внутренней политики, в частности обороны и государственной безопасности. Необходимо было решить тесно связанный с этим вопрос о выводе советских войск, который при активной поддержке влиятельных стран Запада и США завершился 31 августа 1994 г.

Уже в 1995 г. "западный подход" дальнейшего развития Латвии был официально сформулирован в подготовленном Министерством иностранных дел и утвержденным Сеймом документе "Основные направления внешней политики Латвии до 2005 года" и в приложении к нему - "Концепция внешней политики Латвийской Республики", где в качестве главной задачи внешней политики Латвии обозначено обеспечение государственной независимости и ее необратимости, что достигается путем интеграции в европейские политические и экономические структуры, а также активным включением в мировые политические процессы. Основным направлением внешней политики было определено вступление Латвии в ЕС и НАТО, а также углубление сотрудничества с США. Также в 1995 г. парламент Латвии утвердил Концепцию национальной безопасности, в которой подчеркнул, что актуальнейшим моментом для национальных интересов является полная интеграция в Европейский Союз и НАТО5.

Нельзя отрицать, что решение о расширении НАТО было сложным моментом для США, так как принятие любого решения подразумевало соблюдение и согласование мнений всех стран-членов Альянса. Первым о возможном расширении НАТО открыто заговорил Министр обороны Германии Фолькер Рие, который затронул эту тему в своем выступлении в Международном институте стратегических исследований в Лондоне в марте 1993 г. В сложившейся ситуации латвийское руководство рассчитывало получить гарантии безопасности НАТО, которые расценивало как обеспечение необратимости независимости. Так, 4 ноября 1993 г. Министр иностранных дел Латвии Георг Андреевс на конференции председателей комиссий по иностранным делам Европарламента в Копенгагене выступил с заявлением, в котором подчеркнул: "НАТО могло бы стать одним из гарантов безопасности Латвии, а Латвия неоднократно выражала намерение стать членом Альянса, но принятие решений остается за странами североатлантического альянса".

Вместе с тем, внутри самого альянса относительно перспектив интеграции Латвии и двух других стран Балтии в НАТО не было единого подхода. Германия и Франция высказывались за учет мнения России в вопросах строительства новой архитектуры европейской безопасности и рассчитывали убедить партнеров по коалиции, прежде всего США, в необходимости поиска вариантов расширения Североатлантического союза, которые исключали бы какие-либо демарши со стороны России. В частности, предлагалось обеспечить необходимые странам Балтии гарантии безопасности в Европейском Союзе.

Сдержанную позицию по вопросу интеграции стран Балтии в НАТО занимали страны южного фланга блока: Италия, Испания, Португалия, Греция, Турция. В то же время они выступали против предоставления Москве каких-либо компенсаций, если вступление стран Балтии в Альянс все же состоится.

Твердыми сторонниками приема стран Балтии в НАТО являлись Дания, Норвегия, Польша, Чехия и Венгрия. Они указывали, что интеграция стран Балтии в североатлантический союз - вопрос времени ввиду того, что Запад не откажется от выполнения своих исторических обязательств перед государствами данного региона. Поэтому, по их мнению, скорейшее присоединение Литвы, Латвии и Эстонии к НАТО в интересах самой же России, так как чем быстрее это произойдет, тем быстрее исчезнет основной раздражитель в ее отношениях с альянсом.

Великобритания, опасаясь потери своего влияния на процесс европейской интеграции, предпочитала не входить в противоречие с подходом Парижа и Берлина и воздерживалась от открытой поддержки приема стран Балтии в НАТО. Кроме того, Лондон неоднократно выражал озабоченность перспективой существенного снижения управляемости блоком в случае присоединения к нему бывших республик СССР. Вместе с тем было понятно, что англичане, будучи верным союзником США, безоговорочно согласятся с любым выдвинутым американцами вариантом расширения альянса.

Вашингтон воздерживался от объявления своего списка претендентов, но стремился пресекать дискуссии на тему конкретизации состава "второй волны" расширения среди союзников. Администрация США была не намерена вносить дополнительные раздражители в отношения с Россией до тех пор, пока не провела комплексный анализ всех факторов, связанных с выстраиванием политической линии на российском направлении. Американское руководство прощупывало возможную реакцию России на те или иные шаги Соединенных Штатов в ключевых областях двустороннего взаимодействия с тем, чтобы сделать выбор между стремлением окончательно вывести страны Балтии из орбиты российского влияния и риском серьезного ухудшения отношений с Россией. Однако постепенно претворяло в жизнь свои планы по созданию "санитарного кордона".

11 января 1994 г. НАТО с подачи США предложила заинтересованным странам инициативу "Партнерство во имя мира" (Partnership for Peace - PfP)6. Латвия восприняла это как первый шаг к полноправному участию в Альянсе и стала одной из первых стран-партнеров, подключившихся к этой программе. В 1995 г. было закончено исследование по проблеме расширения альянса, при этом было заявлено, что процесс расширения будет постепенным и прозрачным. Одновременно перед потенциальными странами-участницами были выдвинуты определенные требования для приема в Альянс.

В рамках PfP в 1996 г. Латвия, стремясь внести свой вклад в процессы поддержания безопасности и стабильности евро-атлантического пространства, приняла участие в мирных операциях, проводимых НАТО на территории бывшей Югославии, в частности силах поддержания мира (Implementation Force - IFOR), силах стабилизации (Stabilization Force - SFOR) в Боснии-Герцеговине, совместных силах (Allied forces - AFOR) в Албании, силах Косово (KFOR).

Одновременно началось активное сотрудничество по военным и оборонным вопросам между Латвией, Литвой и Эстонией в балтийском регионе. В 1995 г. при поддержке стран НАТО был реализован первый проект - образование балтийского батальона для поддержания мира (Baltic Battalion - BALTBAT), с главным штабом в латвийском городе Адажи. В 1996 г. был создан совместный отряд морских сил стран Балтии (Baltic Naval Squadron - BALTRON), единая система наблюдения за воздушным пространством Балтии (Baltic Air Surveillance Network - BALTNET), совместимая с системой воздушного контроля НАТО. В 1999 г. в эстонском городе Тарту в присутствии министра обороны Великобритании Джорджа Робертсона состоялось открытие военного колледжа безопасности стран Балтии (Baltic Defense College - BALTDEFCOL). Эти проекты явились основой современной системы обороны Латвии.

Кроме того, некоторые страны-члены НАТО и их партнеры участвовали в проекте по координации сотрудничества и оказания помощи странам Балтии (Baltic Security Assistance - BALTSEA), который внес значительный вклад в поддержание интенсивного сотрудничества Латвии, Литвы и Эстонии.

На встрече руководителей НАТО в Вашингтоне в апреле 1999 г., которая планировалась как празднование юбилея пятидесятилетия организации, были приняты три новые страны, а также разработана новейшая стратегическая кон-цепция7. Были определены новые угрозы Евроатлантическому миру и стабильности, в частности: притеснение прав человека, этнические конфликты, экономическая опасность, разрушение политического порядка и распространение оружия массового поражения (ст.3). Подчеркивалось, что такие угрозы могут способствовать региональной нестабильности, за которой может последовать вооруженный конфликт, что может привести к ущербу безопасности граничащих с регионами нестабильности стран-членов НАТО (ст.20). Концепция отражала тенденции дальнейшего развития блока в отдельной главе "Партнерство, сотрудничество и диалог". В частности? альянс обязался "помочь странам-кандидатам подготовиться к возможному участию в НАТО в будущем" (ст. 38), что определило одно из основных направлений дальнейшей внешней и внутренней политики стран Балтии, в том числе Латвии. В целом задачи НАТО в области безопасности не поменялись, однако поддержание стратегического равновесия в Европе уже не фигурировало в качестве основной задачи. Первостепенной задачей НАТО стала ответственность за поддержание безопасности и международного мира (ст.15).

К приглашению Латвии в НАТО в первую очередь подтолкнула деятельность США, имеющих огромное влияние на принятие решений альянсом. Этому предшествовала оценка Департамента обороны США системы обороны Латвии, которая началась с визита в Латвию помощника госсекретаря США по обороне генерал-майора Генри Кивенара. Его высказывания в отношении неготовности Латвии к вступлению в НАТО были обнародованы председателем комиссии по иностранным делам Сейма Латвии Андрисом Рубинсом8. Это подтолкнуло руководство Латвии привести состояние вооруженных сил республики в соответствие к требованиям НАТО и основательно помогло Министерству обороны Латвии сформировать отношения с НАТО.

16 января 1998 г. в США президенты Латвии, Литвы, Эстонии и США подписали Хартию партнерства между Латвийской Республикой, Эстонской Республикой, Литовской Республикой и Соединенными Штатами Америки, которая состоит из преамбулы - взгляда на историю отношений четырех государств - и пяти разделов: принципы партнерства, интеграционные обязательства, сотрудничество в области безопасности и отношения между США и странами Балтии9. В частности отмечается, что США никогда не признавали насильственное включение государств Балтии в состав СССР в 1940 г. и считают их государственность непрерывной с момента установления независимости. В преамбуле говорится о дружественных отношениях между США и странами Балтии, "которые непрерывно поддерживались с 1922 года". В Хартии было отмечено, что "у США глубокий, истинный и долгосрочный интерес к независимости, суверенитету, неделимости и безопасности территории стран Балтии", и намерение США работать вместе с ними в направлении их интеграции в НАТО10. Хартия - первый акт, подписанный США и странами Балтии с целью способствовать интеграции той или иной страны в западные структуры. Четыре государства заявили о своей приверженности общим ценностям: демократии, власти закона, свободному рынку, уважению к правам и свободам каждого человека. Они заявили о едином видении свободной Европы и провозгласили, что их совместной целью является полная интеграция Латвии, Эстонии и Литвы в европейские и трансатлантические политические, экономические, оборонные и обеспечивающие безопасность этих стран организации. В Хартии говорится, что "Европа не будет в полной безопасности, пока не будут в безопасности и Латвия, и Эстония, и Литва". В этом документе страны Балтии подтвердили свою целью стать полноправными членами европейских и трансатлантических организаций, включая Европейский Союз и НАТО, а США одобряют эти стремления. В разделе о сотрудничестве в области безопасности говорится, что страны будут проводить совместные консультации и консультации с другими государствами в том случае, если кто-то из партнеров почувствует опасность или угрозу территориальной целостности своей страны, ее независимости и безопасности. Партнеры намерены использовать механизмы двусторонних и многосторонних консультаций. США и страны Балтии заявили о своем намерении продолжить военное сотрудничество. В разделе об интеграционных обязательствах, где речь идет о НАТО, упомянули Россию. Партнеры подчеркнули свою заинтересованность в демократическом и стабильном развитии России и поддержали укрепление отношений между Россией и НАТО как важный элемент единого взгляда на новую мирную Европу.

Страны Балтии заявили о своей готовности продолжать экономические реформы и интегрироваться в международные экономические организации - особенно в ВТО и Организацию по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР). Взяли на себя обязательства сотрудничать в борьбе против угрозы мировой экономике и политической стабильности со стороны международной организованной преступности.

Хартией было предусмотрено также создание Комиссии по партнерским отношениям, задачей которой является координация сотрудничества. После подписания Хартии был создан фонд партнерских отношений Балтии и США, основной капитал которого составил 15 млн. долларов и выделен международным агентством развития и Институтом открытого общества Джорджа Сороса. Это первая структура, которая объединила правительственные и частные средства с целью поддержать развитие негосударственных организаций.

Документ не давал юридических гарантий безопасности стран Балтии и их вступления в НАТО и другие европейские структуры. Тем не менее, по оценке министра иностранных дел Латвии, "отношения между странами Балтии и США из тесного и дружеского сотрудничества постепенно перерастали в союзнические отношения".

В подписании Хартии виделась также определенная защита от возможного давления и угрозы со стороны России. Комментатор "Диены" А.Озолиньш пишет: "Хартия является шагом прочь от "серой", или "буферной" зоны, шагом прочь от рекомендованного Россией, невозможного для стран Балтии нейтралитета, в лучшем случае означавшего бы прозябание в постоянном страхе в той же "серой" зоне нестабильности, а в худшем и наиболее вероятном - постоянно усугубляющуюся зависимость от России. Это шаг по направлению к членству в самом могучем военном союзе Запада - НАТО".

Заместитель госсекретаря США Строб Талбот в своей речи 7 июля 1998 г. в Риге, обращаясь к странам Балтии, отметил: "это в национальных интересах США, что вы вернули себе полагающееся место в Европе". Необходимо подчеркнуть, что интерес США к странам Балтии связан с общим геостратегическим интересом США в северо-восточной Европе, который является мостом на континенте Евразии.

Латвия воспользовалась таким интересом США и стремительными темпами работала в направлении ликвидации замечаний Белого дома. В соответствии с рекомендациями латвийское руководство обязалось в период до 2003 г. увеличить финансирование бюджета обороны до 2 % от внутреннего валового продукта страны.

Вместе с тем некоторые представители США, вероятно оценив результаты присоединения Чехии, Польши и Венгрии к НАТО, стали высказывать настороженное отношение к дальнейшему расширению НАТО. Бжезинский заявил в одном из выступлений: "страны Балтии вполне могут попасть в НАТО к 2005 году - впрочем, не обязательно целиком". Он предложил сначала принять в военную организацию Литву. Латвийское руководство увидело в таком подходе неудовлетворительную работу в области пиара и стало уделять особое внимание работе с конгрессменами США, информировать их о состоянии дел в Латвии, побуждая посещать республику, с целью в конечном итоге пригласить Латвию в Альянс.

В 2000 г. был разработан "План действий Латвии по вступлению в НАТО на 2000 г.", который был утвержден кабинетом министров Латвии. Целью явилось отражение всеохватывающей политики и практического продвижения интеграции Латвии в НАТО, сделан обзор достигнутого, необходимые выводы, поставлены задачи, исполняемые в конкретном году, средства и ресурсы, а также механизмы контроля за их исполнением.

В целях обеспечения военной готовности Латвии для участия в НАТО в Плане были сформулированы основные направления развития национальных вооруженных сил. В 2000 г. бюджет обороны Латвии был увеличен на 33 % по сравнению с 1999 г., достигнув 1,05 % валового продукта. Министерство обороны Латвии уделяло особое внимание улучшению бытовых условий военных, осуществлению реформы военного персонала, продолжению совершенствования инфраструктуры, отдельным программам по приобретению экипировки и вооружения, а также расширению международного сотрудничества. Впервые были разработаны и одобрены долгосрочные планы развития НВС на 12 и 4 года, оперативная концепция НВС и основные пункты в бюджете обороны на 2002 г. Была введена система внутреннего аудита, разработаны такие нормативно-правовые акты как оперативный план государственной обороны, классификатор военных должностей и профессий, концепция руководства объединенной системы обучения, концепция военной разведки и др.

Кроме того, была разработана концепция развития LATBAT и начато формирование первой роты LATBAT. В приоритетном порядке батальон был обеспечен индивидуальной экипировкой, соответствующей стандарту НАТО, оружием и т. п. Солдаты обязательной военной службы в батальоне постепенно заменялись профессиональными военнослужащими. В 2000 г. авиация латвийского военизированного образования Земессардзе была включена в воздушные силы, создана 2- я эскадрилья воздушных сил авиации Земессардзе. Начата ротация ведущих офицеров и введена материальная стимуляция поддержки этого процесса. Организовано введение в штаб НВС соответствующей требованиям НАТО коротковолновой и ультракоротковолновой военной радиостанции.

Правительство выразило твердую решимость продолжать увеличение бюджета обороны, чтобы в 2003 г. он достиг 2% валового продукта. В этой связи, а также с целью постоянного развития НВС правительством Латвии был принят "Закон о финансировании государственной обороны", который предусматривал значительное увеличение материального обеспечения военного бюджета страны в 2001-2003 гг.

28-29 июня 2004 года на саммите НАТО в Стамбуле Латвия была принята в члены альянса. В более активную фазу стал переходить процесс освоения латвийской территории в целях развития военной инфраструктуры.

В 2005 году была утверждена новая "Концепция национальной безопасности Латвии", в которой излагаются принципы предотвращения потенциальных угроз национальной безопасности Латвии11. В области внешней политики, в интересах национальной безопасности Латвии обозначено развитие демократических процессов вне региона стран Балтийского моря с акцентом на государственное пространство СНГ. Кроме того, Латвия поддерживает участие США в процессах обеспечения безопасности в Европе, считая это одним из основных элементов европейской стабильности. Упоминается участие республики в международных организациях, а также развитие добрососедских отношений с близлежащими странами и укрепление регионального сотрудничества. Государственную оборону Латвия связывает с участием и полной интеграцией в НАТО. При этом в документе подчеркивается, что "в современный период не существует военной угрозы ни Латвии, ни странам Балтии в целом". Возможные военные угрозы, согласно концепции, считаются общими угрозами НАТО. Национальные вооруженные силы Латвии готовятся не только для защиты территории Латвии, но и к участию в международных операциях по поддержанию мира вне республики. Кроме внешних угроз в документе декларируются внутренние вызовы, связанные с экономической безопасностью, угрозой терроризма, техногенными катастрофами.

В ноябре 2006 года Рига уже принимала очередной саммит НАТО, на котором из уст американского сенатора Ричарда Лугара прозвучала идея включить энергетический шантаж в число угроз, на которые НАТО намеренно отвечать военной силой. Таким образом, впервые за годы, последовавшие за окончанием холодной войны, была определена конкретная ситуация, в которой Россия может быть причислена Америкой к своим врагам.

В последнее время активизировался интерес НАТО к боевому потенциалу Латвии. Министерство обороны республики готовит к реализации ряд проектов стоимостью около 50 млн. долларов, которые призваны не только обеспечить латвийских военных новой техникой и более серьезно защищать государственные секреты, но и обеспечить Латвии статус морского форпоста НАТО.

Сейчас Латвия активно поддерживает инициативы представителей руководства Грузии и Украины относительно вступления этих стран в НАТО.

В частности, в апреле 2008 г. в США с первым официальным визитом побывал президент Латвии Валдис Затлерс. По завершении поездки он провел пресс-конференцию в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне. Основными вопросами, которых коснулся латвийский президент, было членство Латвии в НАТО, сотрудничество между Латвией и США, а также отношения между НАТО и Россией. Затлерс подчеркнул, что США и Латвия являются добрыми союзниками не только по Североатлантическому альянсу, но и в контексте двусторонних отношений. США и Латвия - единственные члены НАТО, выступившие в поддержку предоставления Грузии и Украине Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ). Как указывает Затлерс, решение поддержать эти бывшие советские республики на саммите в Бухаресте не было поспешным: "Мои аргументы очень просты. Во-первых, реальное движение к членству в НАТО для Латвии началось лишь после того, как нам был предложен ПДЧ. Во-вторых, когда Латвия объявила о желании вступить в альянс, а это было в 1997 году, на нашей территории все еще находились советские войска".
Латвийский президент назвал 17 лет независимости Латвии и 4 года ее пребывания в НАТО "историей успеха", отметив, что еще пятнадцать лет назад членство в альянсе казалось несбыточной мечтой. Кроме того, сказал Валдис За-тлерс, многие предсказывали, что членство Латвии в НАТО повлечет за собой неприятности со стороны крупнейшего ее соседа - России: "Парадоксально, но после вступления Латвии в Североатлантический альянс российско-латвийские отношение значительно улучшились и продолжают улучшаться день ото дня. Этим мы обязаны нашей мудрой внешней политике".

11 июня 2008 г. во время посещения Балтийского военного колледжа (BALTDEFCOL) в эстонском городе Тарту президент Латвии Валдис Затлерс выступил с эпохальной инициативой: это военное учебное заведение в обозримом будущем могло бы стать базой для обучения офицеров из Грузии и Украины, стремящихся присоединиться к Североатлантическому альянсу. На встрече с начальником колледжа Гундарсом Аболсом глава латвийского государства заявил, что "именно здесь молодые офицеры лучше всего смогут получить навыки и знания, необходимые для солдат стран-членов альянса"12.

Кроме того Министерство обороны Латвии готовит к реализации целый ряд проектов, которые призваны не только обеспечить латвийских военных новой техникой и более серьезно защищать государственные секреты, но и могут обеспечить Латвии новый статус - морского форпоста НАТО.

В начале 2008 г. министр обороны Латвии Велдре посетил США, где провел переговоры о поставках для местных военных, дислоцированных в Афганистане, современных бронированных внедорожников. По словам Министра, новые броневик - одно из главных условий Латвии при дальнейшем наращивании сил в Афганистане. В планах военных также строительство в Лиепае современного военного порта. В частности, возведение пристани для приема как латвийских, так и натовских судов. По предварительным расчетам, возведение объекта и строительство прилегающей к нему инфраструктуры может оцениваться в 5 млн. евро. Планируется, что военные суда здесь будут делать кратковременные остановки для дозаправки и пополнения запасов продовольствия13.

Таким образом ситуацию в балтийском регионе после крушения Советского Союза можно охарактеризовать как часть очередного этапа позиционной игры на мировой "шахматной доске", где сегодня выигрышная ситуация англосаксонской стратегии очевидна. Геополитические интересы России на балтийском направлении, в том числе в Латвии, остаются практически неизменными. Западный вектор развития республики лишь усиливает необходимость более чуткого, глубокого, своевременного мониторинга и анализа того, что происходит у наших западных соседей. Осмысление и изучение уникального опыта перехода постсоветского государства из одного политического состояния в другое нужно не для истории, а для выработки политико-дипломатических методов современного сотрудничества с Латвией, а также практического применения в политической деятельности Российской Федерации в отношении других стран - пока еще "менее продвинутых" бывших республик СССР.

1 Дугин А. Основы геополитики. М., Изд-во "Арктогея-центр", 2000. С. 428.

2Дугин А. Указ. соч. С. 428.

3Переслегин С. Самоучитель игры на мировой шахматной доске: основные понятия геополитики // Классика геополитики: ХХ век / М. Изд-во "АСТ", 2003. С. 711.

4 The Rome Declaration. Rome, 8 November, 1991 // http://www.nato.int

5 Uldis Umulis. Neatkanbas atgusana un jaunie uzdevumi arpolitika / "NATO un Latvijas drosiba" // Latvijas Republikas arlietu ministrija. 2003. Р. 27

6The Brussels Summit Declaration / Brussels, 11 January, 1994 // http://www.nato.int

7The Alliance's Strategic Concept / Approved by the Heads of State and Government participating in the meeting of the North Atlantic Council in Washington, D.C. on 23rd and 24th April 1999 // http://www.nato.int

8 Щербаков А. Военные услышали звон - и не поверили. Что же сказал американский генерал? // Бизнес и Балтия. 1998. № 50 (928). 12 марта.

9 Partnerlbas Harta starp Latvijas Republiku, Igaunijas Republiku, Lietuvas Republiku un Amerikas Savienotajam Valstlm / Vasingtona, 1998. gada 16.janvarT // http://www.am.gov.lv

10 Смоленска А. Президенты Балтии и США подписывают Хартию о партнерстве. // Диена. 1998.17 января.

11 Nacionalas drosibas koncepcija, apstiprinata Saeima 2005.gada 2.februari // http://www.am.gov.lv

12 Колыванский В. Военно-идеологический прейскурант. // Российские вести. 2008. № (21) 1918. 18 - 25 июня.

13 Волков А. Военным понравилось тратить большие деньги. // Телеграф. 2008. 9 апреля.

Армия и общество 2008 № 3

Всего комментариев: 0
avatar