Военно-промышленный комплекс государств центральной Азии и их военно-техническое сотрудничество с зарубежными странами в 1990-е годы (2009)

Генерал-майор А. Костюхин

После распада СССР централизованная структура советского военно-промышленного комплекса (ВПК) перестала существовать. Прекратила свое существование и единая система центрального планирования и государственного заказа, обеспечивавшая загрузку тысяч предприятий и научно-исследовательских учреждений Советского Союза.

Оборонный комплекс бывшего СССР обладал определенной долей республиканской специализации. Поэтому в результате разрыва традиционных экономических связей ВПК практически всех бывших советских республик в течение 90-х годов XX века переживал тяжелые времена. В данной статье, по сведениям открытых источников, делается попытка проанализировать состояние ВПК государств Центральной Азии на постсоветском пространстве и потенциала их военно-технического сотрудничества (ВТС) с зарубежными странами.

Казахстан. В бытность СССР военно-промышленный комплекс республики играл одну из ведущих ролей во всей экономике. Вокруг оборонных предприятий строились целые города (Степногорск, Серебрянск, Шевченко и др.). На заводах производились стрелковое оружие, суда различного назначения и подводные аппараты, средства связи и сопутствующие им средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), морское вооружение, парашютные системы десантирования тяжелых боевых машин, навигационное оборудование.

Республика Казахстан (РК) унаследовала приблизительно 50 предприятий оборонной промышленности Советского Союза. Характерным для бывшей советской индустриально-союзной специализации являлось то, что у РК, не имеющей выходов к океанам, одним из основных назначений предприятий ВПК было производство вооружения и оборудования для Военно-Морского Флота.

Обширные и малонаселенные площади Казахстана были идеальным местом для проведения испытаний ракетного и ядерного оружия (ЯО) наряду с другими типами ОМП, включая биологическое.

Известный далеко за пределами республики Семипалатинский ядерный полигон реально состоял из нескольких исследовательских и испытательных центров (не только ядерных). Инфраструктура космодрома Байконур включала в себя, в частности, ракетно-испытательный полигон. На полигоне Сары-Шаган проводились испытания средств ПВО и ПРО. Всего на территории Казахстана находилось восемь крупных объектов такого назначения, занимающих более 7 % его территории.

Республика активно участвовала в производстве ЯО. Кроме вышеупомянутого Семипалатинского полигона имелось значительное количество предприятий, имевших отношение к ядерной инфраструктуре СССР. Это прежде всего Прикаспийский горно-металлургический и Целинный горно-химический комбинаты, Ульбинский металлургический завод, Центральное рудоуправление ПО "Южполи-метал", Мангышлакский энергокомбинат, Азгирский полигон и т. д. Несмотря на наличие определенных ключевых звеньев производства и испытаний ЯО (Ульба, Семипалатинск, Шевченко) и ракет, существовавшая в Советском Союзе чрезвычайно специализированная технологическая цепочка по выпуску ядерных устройств и средств доставки не позволила Казахстану стать независимым производителем каких бы то ни было типов ядерных взрывных устройств или баллистических ракет.

Добывающая промышленность республики была основным поставщиком природного урана и цветных металлов, необходимых для производства ракетно-ядерного оружия. Наряду с предприятиями по добыче урановой руды существовали высокотехнологичные комплексы, где отрабатывались ультрасовременные ядерные технологии, в частности, советская программа создания ядерных ракетных двигателей (г. Курчатов - комплекс "Байкал- 1" и т. д.).

Казахстан обладал хорошо развитой химической промышленностью, предприятия которой выполняли заказы многочисленных министерств, имеющих отношение к выпуску оружия, причем они часто выподняли заказы сразу нескольких таких ведомств. Например, Ульбинский металлургический комбинат, подчинявшийся министерству среднего машиностроения (производство ядерного оружия) и являвшийся основным производителем топливных таблеток для ядерных реакторов, был также главным поставщиком металлического бериллия, оксидов бериллия, тантала, используемых как в ядерной, так и ракетно-космической промышленности.

Что касается обычных вооружений, как уже было сказано, то в Казахстане производилось значительное количество ВВТ и оборудования для ВМФ (торпеды, ряд типов ракет морского базирования). Кроме того, в республике выпускались: радиоэлектронное оборудование, в том числе для авиации; системы наведения; РЛС; танковое вооружение; стрелковое оружие; ракетные системы; компоненты систем противоракетной обороны и ПВО. Здесь изготавливалось также 11 % всех артиллерийских систем и 18 % боевых машин пехоты для Советской Армии.

Начиная с 1990 года производство оборонной продукции и спецзаказов резко сократилось: в 1991-м - на 30 %, в 1992-м - на 40-50 %, а в 1993 году на отдельных предприятиях работа была почти полностью свернута. Согласно данным комитета по оборонной промышленности РК, на начало 1998 года "из 20 оборонных предприятий 19 производят от 10 до 20 % продукции от уровня 1991 года и только один уральский завод "Зенит" близок к 25-процентному уровню. Соответственно, число пока работающих сотрудников колеблется от 10 до 20 %".

В конце 90-х годов оборонно-промышленный комплекс Казахстана был в состоянии выпускать только стрелковое оружие, а также боевые катера. В Уральске на местном АО "Гидроприбор" в мае 1996 года был спущен на воду построенный по заказу МО РК катер для национального ВМФ. Несколько ранее на одном из оборонных предприятий г. Уральск - в АО "Зенит" - был изготовлен "скоростной патрульный катер прибрежного плавания" для ВМФ РК. В мае 1998 года на стапелях Уральска было закончено строительство (продолжалось несколько лет из-за финансовой несостоятельности МО РК) первого казахстанского военного корабля - малого тральщика "Беркут", оснащенного артиллерийским вооружением малого калибра.

Контакты Казахстана в 90-е годы с государствами дальнего зарубежья развивались в основном по двум направлениям: закупка некоторых видов военной техники в странах Запада и продажа новых вооружений (носящих, как правило, вспомогательный характер), то есть самостоятельно произведенной продукции. И хотя о значительной роли и месте РК на международном рынке ВВТ речи не шло, отмечалось намерение руководства республики укрепить такие позиции. В частности, наблюдались попытки реализации излишков вооружений и имущества из арсеналов национальных ВС.

Анализ ВТС Казахстана с зарубежными государствами в конце XX века показывает, что руководство страны уже тогда начало налаживать связи с западными государствами, рассматривая их в качестве важного альтернативного источника получения современных ВВТ на более выгодных условиях.

В частности, были установлены контакты с рядом зарубежных производителей ВВТ - США и Германией. В 90-е годы объемы поставок американского оружия в Казахстан были незначительны. В рамках американской программы оружейных поставок FMS (Foreign Military Sales - торговля продукцией военного назначения с зарубежными странами) в 1998 финансовом году были заключены соглашения на поставки ВВТ в эту республику на общую сумму 1,78 млн долларов и на 2,43 млн в 2000-м. В рамках программы коммерческих продаж DCS (Direct Commercial Sales) американские производители вооружения получили лицензии на поставки оборонной продукции в Казахстан в размере 3 тыс. долларов в 1994 финансовом году, 55 тыс. в 1995-м, 6,56 млн в 1996-м и 51 тыс. долларов в 1997-м. РК закупила шесть катеров береговой охраны (БОХР, первый в 1994 году, второй в 1997-м). Кроме того, казахстанские ВМС по программе передачи излишков товаров военного назначения EDA (Excess Defense Articles) должны были получить американское судно навигационного обеспечения WLB-397 "Марипоса" типа "Бальзам" из состава ВМС США стоимостью 0,76 млн долларов, однако в 1999 году сделка была приостановлена. В том же году Казахстан закупил в США автоматические винтовки на сумму 45 тыс. долларов.

Сотрудничество с США развивалось также в области конверсии оборонного производства. В апреле 1995 года в Алма-Ате побывал с визитом министр обороны США Уильям Перри. В ходе него была согласована широкая программа помощи Казахстану в области конверсии оборонных предприятий. Общая стоимость проектов составила 37 млн долларов. Совместному предприятию американской компании AT&T и казахстанской военно-промышленной компании "Казинформтелеком" было поручено переоборудовать военный полигон в н. п. Сары-Шаган, ранее использовавшийся как станция раннего предупреждения и слежения за баллистическими ракетами, в международную станцию космической связи. Программа также предусматривала создание совместной компании по конверсии производства биологических военных препаратов в концерн по выпуску, упаковке и распространению витаминов, антибиотиков и других фармацевтических препаратов. Конгресс США одобрил создание при министерстве обороны специального фонда для реализации программы "Совместное снижение угрозы" (ССУ), которая была призвана оказывать помощь в создании совместных предприятий для оборонной конверсии в РК и других странах СНГ.

В ФРГ Казахстан намеревался закупить радиотехническое оборудование. По имеющейся информации, в конце 1991 - начале 1992 года он продал бундесверу 500 крупнокалиберных пулеметов на общую сумму 7,5 млн долларов. Тип пулемета не сообщался, но, по всей видимости, это был 12,7-мм крупнокалиберный НСВ/НСВТ, или, возможно, НСВП-УПМ-170. В свою очередь, в 1995-1996 годах Германия поставила республике катер БОХР.

Из других стран НАТО Казахстан развивал ВТС также с Турцией. Согласно официальной информации, в 1999 году республика получила турецкий патрульный катер TGG-AB-32 (Р-132). В 2001 году в г. Астана открылось военно-техническое представительство генерального штаба ВС Турции в Казахстане. Как сообщил журналистам заместитель начальника ГШ ВС РК Ю. Курматов, "задача новой структуры заключается в координации военного сотрудничества между оборонными ведомствами Казахстана и Турции". Со своей стороны, военно-технический представитель ГШ ВС Турции в республике отметил, что "Анкара готова внести вклад в реформирование и модернизацию вооруженных сил Казахстана, в том числе и его ВМС". Программа взаимодействия Анкары и Астаны в военной области до 2010 года предусматривает оказание помощи ВС данной среднеазиатской страны в размере 10 млн долларов. Эти средства планируется направить на приобретение автомобильного транспорта (для подразделений специального назначения), военной техники, продукции двойного назначения, а также на закупку и модернизацию боевых кораблей.

Другим направлением развития контактов в сфере ВТС стало укрепление сотрудничества с Китаем. Военно-технические связи Казахстана с КНР в 90-е годы носили ограниченный характер, в том числе из-за непростых двусторонних отношений. Однако в конце XX века сотрудничество с этой страной стало более тесным, прежде всего в плане закупок Китаем некоторых видов продукции этой республики. В 1997 году министр обороны РК М. Алтынбаев упоминал, что "Казахстан продолжает выполнять заключенный еще в советское время контракт по поставкам в КНР торпед для военных кораблей". Кроме того, в зарубежной прессе была опубликована информация о передаче казахстанской стороной высокоскоростных торпед ВА-111 "Шквал" Китаю в 1999 году.

В ходе пресс-конференции в Москве в феврале 2000 года председатель комитета по оборонной промышленности министерства энергетики, индустрии и торговли РК Б. Байгарин сообщил, что экспортные поставки продукции предприятий национального ВПК в 1999-м (включая торпеды "Шквал") осуществлялись по линии "Росвооружения", которое выдало им субподряды по своим экспортным контрактам.

Казахстан продавал странам СНГ ВВТ в очень небольших объемах. За последнее десятилетие XX века известно лишь о нескольких подобных случаях: это поставки в Белоруссию экспериментального образца системы ПВО С-300П (1996) и бронетехники (1999-2000), 7,62-мм танковых пулеметов ПКТ на Украину, а также восьми истребителей МиГ-25 в Азербайджан (1998).

Казахстан проявлял интерес к имеющемуся у Украины опыту строительства боевых катеров и вспомогательных судов, изучал возможности получения услуг по ремонту автобронетанковой и зенитной ракетной техники, радиотехнической аппаратуры, а также подготовки военных кадров на базе украинских вузов.

Казахстанские власти с момента образования самостоятельных вооруженных сил республики не прекращали попыток выйти на мировой рынок ВВТ. При этом они ориентируются на их продажу в любую страну, но только за твердую валюту. Еще в конце 1991 - начале 1992 года руководство ВС Казахстана пыталось через систему бирж "ПАКС-Алиса" продать Сирии фронтовой бомбардировщик Су-24, однако сделка сорвалась.

По сообщению генерального директора республиканского госпредприятия "Казспецэкспорт" М. Наурызбаева, Казахстан в 2000 году экспортировал ВВТ на сумму 900 млн тенге, в 2001-м - 3 млрд. При этом предлагается в основном стрелковое оружие, в частности крупнокалиберный пулемет НСВП-12,7. От аналогичных изделий других производителей этот пулемет отличается оригинальной конструкцией опорного станка, созданного в 1999 году казахстанскими конструкторами: опора на 99 % гасит отдачу при стрельбе, что позволяет с оптическим прицелом вести снайперский огонь как по наземным, так и по воздушным целям на дистанции до  2 000 м. Среди более сложных и дорогостоящих видов ВВТ, производимых национальным ВПК, интерес представляют торпеды и морские мины, а также многоцелевые подводные аппараты "Омар", "Медуза" и "Комплекс Т". Эти внешне простые агрегаты обеспечивают выполнение самых различных как военных, так и мирных задач - от инспекции подводных трубопроводов до подъема обломков с глубины 1 000 м и решения разведывательных задач.

РК также распродает военную и специальную технику, доставшуюся ему после распада СССР, а это около 4 тыс. танков, 3 тыс. боевых бронированных машин, сотни самолетов и других образцов ВВТ.

Казахстанские поставки ВВТ в КНДР сопровождались достаточно громкими скандалами, что привело к ухудшению внешнеполитического имиджа страны. Известно о двух крупных контрактах на продажу военной техники КНДР. Первый относится к 1995 году, когда казахстанская компания "Улан" заключила с министерством народных вооруженных сил КНДР контракт на сумму 500 тыс. долларов и в том же году поставила ей 24 100-мм зенитных орудия КС-19, четыре РЛС управления огнем СОН-9 (Fire Can), а также значительное количество артиллерийских боеприпасов.

Второй контракт стоимостью приблизительно 8 млн долларов на закупку 40 истребителей МиГ-21 был подписан в 1998 году, а поставки машин были осуществлены в 1999-м. Решение о продаже излишков устаревших боевых самолетов было принято еще в 1996 году. Согласно постановлению правительства Казахстана предполагалось на экспорт 133 самолета МиГ-21, состоявших на вооружении национальных ВВС. От этой сделки бюджет РК планировал получить порядка 28 млн долларов.

Кроме того, в прессе появились сведения о продаже республикой систем ПВО Югославии. По имеющимся данным, боснийским сербам были поставлены 57 переносных ЗРК "Игла" и 226 ЗУР 9МЗ13 к ним на сумму 19 млн долларов, а также ракеты "Стрела" и новейший зенитный ракетный комплекс С-300, оставшиеся со времен Советского Союза (кстати, именно "казахстанской" ракетой сербы сбили французский "Мираж"). До сих пор до конца не ясно, как Казахстану удалось переправить на воюющие Балканы суперсовременный комплекс С-300. За проданное оружие общей стоимостью более 3 млн долларов республика не получила ничего.

В 1998 году в промежутке между снятием и очередным введением эмбарго ООН на поставки ВВТ в страны бывшей Югославии Казахстан первым среди других экспортеров успел направить в Македонию партию из 12 БТР-80, выведенных из состава национальной армии.

Республика проявляла также активность и на азиатском рынке вооружений. По имеющимся сведениям, в 1997-1998 годах Казахстан заключил несколько контрактов на поставки ВВТ в Пакистан танков Т-62, запасных частей к ним и 12,7-мм крупнокалиберных пулеметов НСВТ.

По сообщению правительственного информационного канала "Хабар", компания "Казспецэкспорт" с 1999 года разрабатывала план продажи Пакистану 40 самолетов Су-27. Будущий контракт оценивался в 4 млрд долларов.

Летом 1997 года в СМИ была распространена информация о том, что Казахстан планирует осуществить продажу и даже заключил контракт с Ираном на поставку трех батарей ЗРК С-300ПМУ и более 100 ракет 5В55Р/48Н6Э к ним. Контракт оценивался в 90 млн долларов, при этом деньги якобы уже были переведены в республику. По информации "Вашингтон тайме", РК продолжала выполнять условия контракта, несмотря на неоднократные протесты посольства США в Алма-Ате, а исполнению этого соглашения воспрепятствовал Китай, запретивший пролет над своей территорией самолетов с планируемыми к поставке комплексами, рассматривая соседнюю республику в качестве конкурента в области продаж оружия Ирану.

Официальные представители РК категорически опровергли распространенную информацию о продаже ЗРК С-300 Ирану. При этом министр обороны М. Алтынбаев пояснял, что Казахстан, во-первых, не производит таких систем, во-вторых, в наличии у страны есть всего один комплекс С-300, который в настоящее время стоит на боевом дежурстве, и, в-третьих, ЗРК С-300 слишком дефицитны и дорогостоящи и Казахстан сам был бы рад приобрести эту современную технику, что и планирует сделать в будущем. Позднее информация об этой поставке так и не была подтверждена. Вполне возможно, что если переговоры и велись, то, вероятнее всего, они были приостановлены, так как республика действительно не обладает необходимым количеством таких комплексов для поставок в Иран.

Казахстанское руководство предпринимало меры по привлечению иностранных покупателей к продукции военного назначения, имевшейся в стране. В апреле 1998 года была проведена выставка "Продукция оборонно-промышленных предприятий Казахстана", организованная МО при участии академии наук РК. Министр обороны республики М. Алтынбаев в ходе выставки заявил, что потенциальными покупателями "нашей уже несколько устаревшей военной техники (самолетов, вертолетов и другого вооружения)" смогут стать страны "третьего мира".

Более перспективным является только рынок стрелкового оружия, которое после определенной доработки и модернизации может вызвать значительный интерес за рубежом. В качестве потенциальных заказчиков казахстанского ВПК в министерстве обороны помимо России рассматриваются ОАЭ, Кувейт и Саудовская Аравия.

(Окончание следует)

Зарубежное военное обозрение. 2009, №5, С.15-20

Всего комментариев: 0
avatar