О военно-политическом курсе Австралии (2015)

Капитан Е. Ресин

Руководство Австралии в 2013-2014 годах предпринимало шаги по повышению эффективности мероприятий, направленных на реализацию военно-политического курса государства. Его основными целями определены: усиление позиций страны в решении международных и региональных проблем, обеспечение национальной безопасности и сохранение темпов экономического развития. Канберра последовательно реализует курс на превращение страны в "центр силы в южной части Тихого океана", распространение зоны своего влияния на Юго-Восточную Азию.

Главными угрозами национальной безопасности определены международный терроризм, транснациональная преступность, локальные конфликты и мировой финансовый кризис. В качестве базовых принципов противодействия существующим вызовам рассматриваются:
- дружественные взаимоотношения со всеми государствами и активное участие в работе региональных структур;
- урегулирование споров и конфликтов только дипломатическими средствами.

Военно-политические приоритеты Австралии:
- предотвращение, а в случае необходимости отражение прямой агрессии против страны;
- обеспечение безопасности и стабильности в южной части Тихого океана и Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР);
- содействие глобальной стабильности и правопорядку.

При формировании доктринальных взглядов на источники и характер военной опасности, строительство вооруженных сил и их всестороннюю подготовку к ведению боевых действий руководство Австралии исходит из того, что в настоящее время угроза возникновения крупномасштабного военного конфликта маловероятна. В связи с этим основной задачей национальных ВС является обеспечение защиты территориальной целостности и стратегических интересов государства. В соответствии с концепцией "передовой обороны" предусматривается своевременное обнаружение и поражение противника на подходах к воздушному и морскому пространству страны прежде всего национальными военно-морскими и военно-воздушными силами.

В качестве приоритетных направлений развития ВС Австралии на ближайшие пять лет рассматриваются:
- наращивание амфибийно-десантных сил, в том числе за счет предстоящего ввода в состав ВМС второго десантно-вертолетного корабля-дока и создания в сухопутных войсках подразделений морской пехоты;
- реорганизация СВ и повышение их боеспособности;
- наращивание боевых возможностей истребительной авиации за счет закупки в США современной техники (в частности, в период до 2020 планируется приобрести до 80 истребителей F-35, которые поступят на замену самолетам F/A-18 "Хорнет");
- закупка и поставка в войска беспилотных летательных аппаратов различного назначения;
- наращивание боевых возможностей ВМС за счет принятия на вооружение современных надводных и подводных кораблей;
- совершенствование систем и средств разведки, в том числе путем закупки в США и ввода в боевой состав современных самолетов-разведчиков;
- обеспечение кибербезопасности. Следует отметить, что правительство Австралии намерено значительно увеличить оборонные расходы. В период до 2018 года предполагается довести военный бюджет страны до 2% ВВП (в текущем году - до 1,6 %, что составляет около 21 млрд долларов США).


В качестве одной из важнейших внешнеполитических задач австралийское руководство видит формирование условий для преодоления последствий экономического кризиса и обеспечения роста основных макроэкономических показателей. По его мнению, с учетом ресурсных потребностей государства необходимо расширить зону национальных интересов, включив в нее Корейский п-ов, Аравийское море, Персидский залив и Мадагаскар.

Главным приоритетом внешней политики страны на современном этапе является укрепление всестороннего сотрудничества с Соединенными Штатами Америки, которые рассматриваются в качестве основного гаранта национальной безопасности и региональной стабильности. Проамериканская направленность австралийского внешнеполитического курса предполагает поддержку ключевых инициатив Вашингтона, координацию с ним вариантов решения наиболее сложных международных проблем.

Так, Австралия одной из первых среди стран АТР приняла участие в операции "Несгибаемая свобода" в Афганистане, вошла в "Группу друзей Сирии", оказывающих поддержку противникам режима Б. Асада. а также поддержала силовой вариант решения иракской проблемы. В соответствии с имеющимися договоренностями Канберра предоставляет США право использовать в своих интересах территорию страны и объекты военной инфраструктуры. Кроме того, в ближайшие годы планируется расширить практику задействования стратегической авиацией США аэродромов на севере Австралии, а американскими кораблями - австралийских ВМБ на Западном побережье континента.

Между Канберрой и Вашингтоном на регулярной основе проводятся двусторонние консультации на уровне министров военных и внешнеполитических ведомств, в ходе которых согласовываются позиции по наиболее актуальным вопросам глобального и регионального характера. С целью получения от Вашингтона дополнительных преференций в рамках двустороннего военного и военно-технического сотрудничества (ВВТС) Канберра демонстративно поддерживает американскую позицию по Украине и действия по нейтрализации "Исламского государства Ирака и Леванта" (ИГИЛ), а также активно участвует в инспирированной американцами кампании по изоляции Российской Федерации.

Тесное ВВТС установлено между Австралией и Новой Зеландией. Стороны координируют программы строительства национальных вооруженных сил, организуют взаимные консультации по военно-политическим и военным вопросам, обмениваются разведывательной информацией, взаимодействуют при проведении мероприятий совместной оперативной и боевой подготовки вооруженных сил. Австралия оказывает помощь Новой Зеландии в подготовке военных кадров, осуществляет поставки вооружения, реализует совместные проекты по развитию ВПК.

Особое место во внешней политике Австралии отводится поддержанию дружественных отношений с Японией как на двусторонней основе, так и в трехстороннем формате "США - Япония - Австралия". При этом в Канберре исходят из того, что активизация контактов, а также последовательная работа по расширению договорной базы сотрудничества между вооруженными силами двух стран создают условия для надежного обеспечения региональной безопасности.

Канберра стала второй после Вашингтона военной союзницей Токио, подписав с ним в 2007 году "Соглашение об обороне". Документ предусматривает сотрудничество между национальными ВС, обмен информацией стратегического характера, проведение совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки по отработке действий в рамках гуманитарных операций и деятельности по поддержанию мира.

Важную роль в обеспечении национальных интересов и коллективной безопасности в зоне Тихого и Индийского океанов, по мнению австралийского руководства, продолжает играть Тихоокеанский пакт безопасности (участники: США, Австралия и Новая Зеландия). В качестве одной из главных функций организации в современных условиях рассматривается сдерживание возможного обострения соперничества в политической, экономической и военной областях в регионе между Токио, Пекином и Дели, нарастающей военной мощи и усиливающегося военно-морского присутствия КНР в Южно-Китайском море, а также Индии в зоне Индийского океана.

Пакт безопасности должен обеспечивать реализацию мероприятий по контролю над основными морскими коммуникациями в важных проливных зонах на границе Тихого и Индийского океанов, которые в случае обострения ситуации в мире будут иметь ключевое значение для стратегических перебросок ВС США с континентальной части и союзных им стран в различные районы Азии, Ближнего и Среднего Востока.

К военно-политическим приоритетам относится также развитие сотрудничества в формате Пятистороннего соглашения по обороне Малайзии и Сингапура (участники: Австралия, Великобритания, Новая Зеландия, Малайзия и Сингапур), в том числе путем организации и проведения совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки.

Еще одним приоритетным направлением в этой сфере деятельности австралийского руководства является укрепление стратегического партнерства с Североатлантическим союзом. В 2013 году подписана "Индивидуальная программа партнерства и сотрудничества между Австралией и НАТО", в соответствии с которой Канберра фактически закрепила за собой статус постоянного участника военных операций, проводимых под эгидой альянса в различных регионах мира.

Другими важными направлениями внешнеполитической деятельности считаются дальнейшее укрепление двустороннего сотрудничества с Китаем и Индией, расширение контактов с государствами Ассоциации Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также поддержка процесса государственного строительства в Восточном Тиморе.

Рассматривая Океанию как зону государственных интересов, для укрепления своих позиций Канберра поставляет островным государствам региона промышленное оборудование, продовольствие, импортирует минеральное сырье, морепродукты. Выступая в качестве "гаранта безопасности", командование вооруженных сил страны на регулярной основе задействует боевые корабли и самолеты для контроля морского пространства, охраны коммуникаций и экономических зон в юго-западной части Тихого океана.

Австралия принимает активное участие в международной миротворческой деятельности под эгидой ООН. В настоящее время контингенты национальных вооруженных сил действуют в Ираке, Южном Судане и Египте (Синайский п-ов). Всего к выполнению задач кризисного урегулирования за пределами страны привлечено более 2 тыс. человек. Кроме того, австралийское правительство подтвердило участие своих ВС в операции НАТО "Решительная поддержка" в Афганистане, которые будут осуществлять подготовку личного состава Афганской национальной армии.

Руководство Австралии рассматривает Российскую Федерацию в качестве одной из ведущих мировых держав. Вместе с тем в настоящее время оно полностью поддерживает антироссийскую политику США в связи с событиями на Украине и выступает за расширение финансовых и торговых санкций в отношении РФ (в австралийском "санкционном списке" более 50 физических лиц и 11 компаний). При этом Канберра не принимает внешнеполитические решения самостоятельно, согласовывая все вопросы с Вашингтоном.

Активно участвуя в инициированной Соединенными Штатами информационно-пропагандистской кампании против России, австралийское ВПР демонстрирует населению страны приверженность внешнеполитическому курсу правительства премьер-министра Т. Эбботта, направленного на противодействие "агрессивной" политике Москвы. Кроме того, оно рассчитывает таким образом способствовать решению задачи превращения Австралии в новый центр силы в АТР, а также получить от Вашингтона дополнительные преференции в рамках двустороннего военного и военно-технического сотрудничества.

В целом, несмотря на заявленные цели по повышению политического "веса" на международной арене, Канберра в рамках реализации военно-политического курса будет действовать с постоянной "оглядкой" на Соединенные Штаты и следовать в "фарватере" их внешней политики.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №5, С.15-18

Всего комментариев: 0
avatar