Значение Конвенции Монтрё в современных условиях (2019)

Полковник В. Сизов

Беспрепятственное использование проливов, соединяющих Черное и Средиземное моря, исторически является одним из ключевых факторов стабильного экономического развития причерноморских государств, расширения их сотрудничества с другими странами, а также защиты своих национальных интересов. В условиях сложной обстановки на Украине и Ближнем Востоке вопрос регулирования судоходства на Черном море становится особенно актуальным.

Конвенция по режиму прохода черноморских проливов была заключена 20 июля 1936 года в г. Монтрё (Швейцария) в ходе конференции по пересмотру первого аналогичного документа, принятого еще в 1923-м в г. Лозанна (Швейцария). Новое соглашение вступило в силу 9 ноября 1936 года.

Формально срок его действия 20 лет. Однако в соответствии с положениями документа он "остается в силе сверх указанного срока до того момента, когда истекут два года после направления уведомления о денонсации в адрес правительства Франции" (депозитарий), которое обязано проинформировать об этом всех остальных участников.

По состоянию на август 2019 года к документу присоединились следующие государства: Австралия, Болгария, Великобритания, Греция, Италия, Кипр, Россия, Румыния, Турция, Украина, Франция и Япония.

Карта черноморских проливов
Проект «Стамбульского канала»

Конвенция Монтрё закрепила суверенитет Турции над проливами Босфор и Дарданеллы. В ней оговаривается, что торговые суда всех государств в мирное и военное время (когда Турция является невоюющей стороной) пользуются полной свободой прохода и плавания в черноморских проливах днем и ночью независимо от флага государства и перевозимого груза без каких-либо формальностей. Вместе с тем Анкаре предоставлено право взимать с каждого судна сбор для покрытия расходов по санитарному контролю, навигационному сопровождению и содержанию спасательной службы.

Порядок и режим транзита через указанные проливы кораблей в отношении черноморских и нечерноморских государств отличаются. Из документа следует, что первые в мирное время могут проводить корабли любого класса. Запрещается только в этот период выполнять полеты палубной авиации.

Черноморские страны также имеют право проводить через проливы свои подводные лодки (ПЛ), построенные или купленные вне этого моря, в случае следования к месту базирования при условии, что Турция будет заблаговременно уведомлена о закладке или покупке таких кораблей. Кроме того, ПЛ, принадлежащие данным государствам, могут проходить через проливы для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря, при условии, что точная информация по данному факту будет предоставлена турецкой стороне. В обоих случаях лодки должны следовать в дневное время в надводном положении и в единственном числе.

Нечерноморским странам разрешается проводить в Черное море только легкие надводные корабли (НК), небольшие боевые и вспомогательные суда. Общий максимальный тоннаж всех иностранных военных судов, находящихся в состоянии транзита через проливы, не должен превышать 15 тыс. т. Их проход возможен только в дневное время, а одновременное количество не превышать девяти единиц. Суммарный тоннаж военных кораблей и судов этих государств, одновременно пребывающих в Черном море, не должен быть более 45 тыс. т, а какой-либо одной нечерноморской страны - 30 тыс. т. При этом независимо от цели пребывания они не могут находиться там более 21 сут.

Необходимо отметить, что статья о суммарном водоизмещении кораблей нечерноморских государств, одновременно находящихся в Черном море, допускает ее двойное толкование. Так, Анкара и ее союзники по НАТО исходят из того, что, когда в первой половине 1980-х годов суммарный тоннаж Черноморского флота СССР превысил "по крайней мере на 10 тыс. т тоннаж наиболее сильного флота" на момент подписания Конвенции, то вступил в силу пункт b) данной статьи.

В связи с этим общий тоннаж в 30 тыс. т, предусмотренный пунктом а) для нечерноморских государств, был увеличен до максимального значения - 45 тыс. т, а одного корабля - 20-30 тыс. т. По интерпретации турецкой стороны, такое действие является необратимым. Однако требования той же статьи могут трактоваться по другому: тоннаж кораблей указанных государств следует рассчитывать "в любой данный момент" пропорционально текущему суммарному водоизмещению флотов черноморских стран. Это позволяет снизить приведенные выше лимиты до 30 тыс. и 20 тыс. т соответственно. Такого мнения придерживается Российская Федерация.

Для проведения через проливы военных кораблей турецкому правительству за 8 дней должно быть направлено по дипломатическим каналам предварительное уведомление, нечерноморским государствам - за 15. При этом необходимо указать место назначения, название, тип и количество кораблей, а также дату прохода в первоначальном направлении и при возвращении.

Любое изменение сроков является предметом дополнительного уведомления не менее чем за три дня.

В случае участия Турции в войне проход военных кораблей через проливы "будет зависеть исключительно от усмотрения турецкого правительства" (ст. 20). При возникновении для Турции "угрозы непосредственной опасности" (ст. 21) могут быть приняты аналогичные меры. Однако они могут быть отменены, если Совет Безопасности ООН 2/3 голосов признает их необоснованными.

Во время войны, в которой Турция не участвует, проливы должны быть закрыты для прохода военных судов воюющего государства. Военные корабли, которые, пройдя проливы, оказались вне портов основной стоянки, могут вернуться в них. Однако Турция может лишить подобного права корабли государства, вызвавшего применение соответствующих мер.

Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, торговые суда, не принадлежащие стране, находящейся в войне с ней, будут пользоваться правом свободного прохода и плавания в проливах при условии, что они не оказывают содействие противнику. Эти суда должны будут проходить проливы в дневное время по маршруту, который в каждом случае указывают турецкие власти.

В случае когда Анкара считает себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, свободный проход для торговых судов сохраняется, однако они могут преодолевать проливы, как и во время войны.

Черноморские страны обязаны ежегодно по состоянию на 1 января и 1 июля сообщать Турции общее водоизмещение кораблей своего флота.

Военно-политическое руководство республики рассматривает сохранение контроля над черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы как один из важнейших элементов поддержания статуса региональной державы, обладающей стратегически важным географическим положением в Европейско-Азиатском континентальном районе. Монопольное право Анкары на регулирование судоходства в проливах является инструментом для оказания определенного давления на черноморские государства, ограничивая по своему усмотрению транзит военных кораблей и гражданских судов.

При этом ограничение (затруднение) их прохода, а также введение полного запрета могут быть реализованы как в рамках международного права, так и в обход него.

Так, на фоне обострения отношений с Российской Федерацией в 2015 и 2016 годах фиксировались факты задержки российских гражданских судов в турецких портах и проливах под предлогом различных формальных нарушений, связанных с работой судового оборудования и систем безопасности.

Кроме того, Турция периодически ограничивает право на свободное прохождение судов, объясняя это мерами по нормализации экологической ситуации в районе проливов. В феврале 2019 года, например, отмечался значительный рост времени получения разрешения на проход черноморских проливов нефтеналивными танкерами, следующими из порта Новороссийск в Европу и обратно. По официальным данным Анкары, причинами задержки стали неблагоприятные погодные условия.

Одним из путей изменения ситуации, складывающейся вокруг правового статуса Конвенции Монтрё, может стать реализация турецкой стороной транспортного проекта, получившего название "Стамбульский канал". В соответствии с ним планируется построить западнее г. Стамбул искусственный судоходный канал. Предполагается, что его длина составит 45-50 км, ширина - 400 м у основания и 500 м на поверхности, глубина - 25-35 м.

К декабрю 2015 года турецкие специалисты разработали технико-экономические обоснования проекта, а в апреле 2016-го парламент Турции принял закон о выделении земельных участков для строительства канала.

Однако возникает вопрос о международно-правовом статусе такого проекта, в том числе в контексте действующего соглашения. По заявлениям турецкой стороны, "Стамбульский канал" является прежде всего экономическим проектом, направленным на уменьшение транзитной нагрузки на пролив Босфор и повышение безопасности торгового судоходства.

Что касается международно-правового аспекта, то режим Конвенции Монтрё, охватывающий пространство от Средиземного до Черного моря, останется неизменным, в том числе для новой искусственной морской магистрали.

В отношении военных кораблей продолжит действовать установленный этим документом режим прохода через проливную зону. Однако не исключено, что в случае возникновения каких-то нештатных ситуаций в проливе Босфор (неблагоприятные климатические условия, техногенные катастрофы и т. д.) турецкая сторона, временно закрыв его для прохождения судов, направит через строящийся канал и военные корабли. По утверждению Анкары, подобные решения будут приниматься с соблюдением всех требований Конвенции Монтрё.

С 2014 года в связи с политическим кризисом на Украине и обострением российско-американских отношений США и их союзники по НАТО стремятся усилить свое военное присутствие в черноморской морской зоне: так, значительно увеличилось число заходов военных кораблей стран альянса (подавляющее большинство из них принадлежат американским ВМС) в Черное море. Одновременно возросло количество учений с участием черноморских государств - членов НАТО, Украины и Грузии, в ходе которых отрабатываются вопросы формирования оперативных соединений и групп ВМС многонационального состава и различного целевого назначения, а также их развертывания в районах предназначения.

В контексте продолжения расширения своей военной деятельности в альянсе изучается возможность пересмотра отдельных положений Конвенции Монтрё, в частности снятия ограничений на водоизмещение военных судов, проходящих через Босфор и Дарданеллы, а также продления сроков их пребывания. Это позволило бы повысить оперативность развертывания формирований ОВМС НАТО на юго-восточном фланге блока и обеспечить наращивание военно-морской группировки в Черном море.

Вместе с тем согласно Конвенции Монтрё инициатива по изменению одного или нескольких ее положений может исходить только от подписавших документ государств. Решение о соответствующем пересмотре должно приниматься в большинстве случаев единогласно путем созыва при необходимости специальной Конференции (один раз в пять лет, ближайшая - до конца 2021 года).

Некоторые же поправки, касающиеся суммарного тоннажа военных кораблей и судов нечерноморских государств, одновременно находящихся в состоянии транзита через проливы (ст. 14) или непосредственно в Черном море (ст. 18), могут быть приняты при согласии "3/4 договаривающихся сторон", включая 3/4 причерноморских государств, в том числе Турцию.

Зарубежное военное обозрение. - 2019. - №10. - С. 64-68

Всего комментариев: 0
avatar