О ситуации на Корейском полуострове (2017)

Подполковник А. Кузнецов

Ситуация на Корейском п-ове остается источником нестабильности и потенциальным очагом вооруженного конфликта в Северо-Восточной Азии, что обусловлено высоким уровнем противостояния между США и КНДР, отсутствием перспектив урегулирования проблем региона, а также продолжением Пхеньяном работ по развитию ракетной и ядерной программ.

В августе 1945 года советские войска, разгромив японскую Квантунскую армию, освободили северную часть Кореи. В сентябре 1945 года на юге Корейского п-ова высадились американские войска, чтобы принять капитуляцию японской группировки в южной части страны и способствовать созданию независимого демократического государства (в соответствии с решениями Ялтинской и Потсдамской конференций и Московского совещания министров иностранных дел СССР, США и Великобритании). Однако американские оккупационные власти фактически взяли курс на раскол Кореи. На контролируемой Вашингтоном территории были ликвидированы народные комитеты и другие, созданные к тому времени органы власти. В августе 1948 года под эгидой Соединенных Штатов было создано самостоятельное государство - Республика Корея во главе с лидером реакционной корейской эмиграции Ли Сын Маном.

В сентябре 1948 года на севере Корейского п-ова образовалась Корейская Народно-Демократическая Республика. В соответствии с просьбой избранного руководства КНДР советские войска к концу 1948 года были выведены из Северной Кореи, а США под давлением мировой общественности передислоцировали свои войска из Республики Корея в Японию.

25 июня 1950 года между Югом и Севером начались военные действия, которые были прекращены 27 июля 1953-го в соответствии с подписанным в тот же день Соглашением о перемирии в Корее. Длившаяся более трех лет война закончилась практически безрезультатно для обеих сторон, понесших большие людские и материальные потери.

1 октября 1953 года между Республикой Корея и США был заключен Договор о взаимной обороне, на основании которого Соединенные Штаты получили право содержать в Республике Корея вооруженные силы в течение неограниченного времени.

До настоящего времени Пхеньян и Сеул формально находятся в состоянии войны, поскольку Соглашение о перемирии в Корее определило лишь условия прекращения огня и разделения войск противоборствующих сторон. Созданные в соответствии с ним механизмы контроля действовали неэффективно, и в 1993-1998 годах Северная Корея по своей инициативе частично их упразднила.

Политика жесткого военно-политического давления на Северную Корею, проводимая на данном этапе Сеулом и Вашингтоном в расчете на изменение под воздействием внешних факторов внутриполитической ситуации и падение режима в этой стране, результата не приносит. Представители Республики Корея и США делают упор на "враждебном" характере власти в Пхеньяне и осознанно завышают степень реальной угрозы со стороны Северной Кореи для себя и своих союзников.

Кроме того, участники противостояния продолжают демонстрировать возможности собственного военного потенциала в ходе крупных войсковых учений. При этом стороны стараются избегать действий, которые оппоненты могли бы использовать в качестве повода для осуществления "ответных" силовых мер.

Между Севером и Югом сохраняется высокий уровень информационного противоборства. Кибератакам подвергались информационно-коммуникационные сети вооруженных сил, административных центров и финансовых структур Республики Корея. КНДР также проводила пропагандистскую кампанию на южнокорейских интернет-ресурсах путем рассылки специально подготовленных сообщений, дискредитирующих внешнеполитический курс РК.

По оценке Сеула, с 2009 по 2017 год Пхеньян организовал около 390 млн массированных компьютерных атак против Юга, более 65 тыс. из которых признаны успешными. Кибератаки северокорейцев инициируют массовые сбои в работе крупнейших банков, являются причиной регулярной утечки информации, в том числе конфиденциального характера, из государственных и военных информационных систем. По оценке национальной разведывательной службы РК, общая сумма ущерба от кибератак КНДР превысила 1,2 млрд долларов США.

В складывающейся ситуации руководство Корейской Народно-Демократической Республики основное внимание уделяет совершенствованию потенциала сил стратегического сдерживания. Несмотря на действующие в отношении Пхеньяна санкционные ограничения, введенные Советом Безопасности (СБ) ООН, КНДР демонстративно продолжает работу по развитию ракетной и ядерной программ.

С начала 2017 года выполнено более 20 пусков ракет различного типа. В частности, по заявлениям северокорейцев, 4 и 28 июля с. г., проведены успешные испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) "Хвасон-14". Кроме того, 28 августа и 15 сентября с. г. из района н. п. Сунан (22 км северо-западнее г. Пхеньян) осуществлены пуски БР средней дальности "Хвасон-12" в акваторию Тихого океана на дальность около 2 700 и 3 700 км соответственно.

В рамках создания ядерного оружия 3 сентября с. г. Пхеньян провел шестое подземное испытание ядерного взрывного устройства (ЯВУ). По оценкам южнокорейцев, его мощность составила 80-100 кт. Эксперты КНДР заявили об успешном тестировании термоядерной боеголовки для межконтинентальной баллистической ракеты.

По результатам этих испытаний лидер Северной Кореи Ким Чен Ын заявил, что конечной целью ядерных и ракетных разработок является достижение "военного паритета" с Соединенными Штатами. В связи с этим он подчеркнул, что, несмотря на санкционное давление, подобные "эксперименты" будут продолжены. В качестве ближайшей задачи определено завершение работ по созданию МБР, способной достичь территории США. При этом Пхеньян в ответ на заявления Вашингтона о возможности решения проблемы вооруженным путем подтверждает свою готовность к использованию военной силы для защиты суверенитета страны.

Такая жесткая позиция, как считают северокорейцы, вызвала усиление международного давления на страну, но тем не менее обеспечила формирование базовых условий для "запуска" переговорного процесса с учетом позиции Пхеньяна. Так, руководство КНДР фактически заставило США считаться с наличием у государства потенциала ядерного сдерживания, что позволило существенно снизить вероятность силового решения проблем региона.

Пхеньян полагает, что на данном этапе Вашингтон ограничен в выборе вариантов урегулирования ядерной проблемы Корейского п-ова.

В связи с этим северокорейцы продолжают добиваться от американцев дополнительных уступок и принятия "правильного решения". Под ним подразумевается урегулирование ситуации исключительно на условиях, предлагаемых КНДР. В качестве основных требований выдвигаются следующие: отказ США от проведения как самостоятельно, так и во взаимодействии со своими региональными союзниками военных учений в районе Корейского п-ова; подписание мирного договора взамен действующего Соглашения о перемирии в Корее; установление дипломатических отношений; отмена всех санкций, а также вывод американских войск из Республики Корея. При этом подчеркивается, что Пхеньян вне зависимости от официального признания или непризнания его "ядерного статуса" ни при каких обстоятельствах не согласится на разоружение в одностороннем порядке и не намерен обсуждать данный вопрос в ходе возможных переговоров.

Руководство КНДР осознает, что администрация Д. Трампа пока не готова к существенным коррективам своих подходов на северокорейском направлении. Данный шаг продемонстрировал бы несостоятельность американской политики в регионе и неспособность урегулировать даже локальную кризисную ситуацию. В связи с этим в Пхеньяне учитывают, что США в ближайшей перспективе, вероятнее всего, продолжат реализацию курса, направленного на дальнейшую экономическую и политическую изоляцию Северной Кореи.

В свою очередь, Соединенные Штаты рассматривают различные варианты разрешения ситуации вокруг КНДР, в том числе вооруженным путем. Одновременно Вашингтон усиливает военно-политическое и экономическое давление на Пхеньян. При этом администрация Д. Трампа не намерена пересматривать политику на северокорейском направлении и считает возможным организацию диалога только после принятия КНДР реальных мер по отказу от ядерного оружия.

При этом США поддерживают состояние "контролируемой напряженности" на Корейском п-ове, которое используется для обоснования планов Вашингтона по реконфигурации военного присутствия в Азии, развертыванию региональной системы ПРО, активизации военно-технического сотрудничества с ключевыми государствами региона, укрепления с ними партнерства в сфере обороны и безопасности.

В трактовке американцев развитие ядерной и ракетной программ КНДР представляет угрозу как для самих США, так и для союзников в Северо-Восточной Азии. Кроме того, испытательные пуски баллистических ракет негативно влияют на обеспечение безопасности полетов гражданской авиации, коммерческого морского промысла и судоходства.

В связи с этим Соединенные Штаты настойчиво добиваются расширения санкций в отношении Пхеньяна с целью блокирования финансовых поступлений от внешних источников на реализацию ядерной и ракетной программ. В частности, существенно сокращены поставки в Северную Корею нефти и нефтепродуктов, а также ограничен экспорт из страны полезных ископаемых и текстиля.

В интересах принуждения КНДР к пересмотру своего внешнеполитического курса Вашингтон усиливает военное давление на Пхеньян. В ходе состоявшегося в октябре с. г. ежегодного американско-южнокорейского консультативного совещания по вопросам безопасности на уровне министров обороны принято решение о привлечении на регулярной основе к совместным мероприятиям оперативной и боевой подготовки (ОБП) "стратегического компонента" - стратегической бомбардировочной авиации, многоцелевых атомных подводных лодок, а также авианосцев ВС США.

Кроме того, в ответ на провокационные действия КНДР предусматривается расширить спектр демонстрационных ответных мер (пуски ракет, бомбометания, артиллерийские стрельбы и т. д.). Так, в январе 2017 года США, Республика Корея и Япония провели совместные учения по противоракетной обороне. В маневрах от каждой стороны были задействованы по одному эсминцу УРО, оснащенному многофункциональной системой управления оружием "Иджис".

Республика Корея в отношении КНДР проводит курс, основным содержанием которого является оказание политико-экономического давления на Пхеньян в интересах свертывания северокорейских ядерных НИОКР и прекращения реализации ракетной программы. На данном этапе Сеул при поддержке Вашингтона фактически отказался от диалога с Пхеньяном и сосредоточил основные усилия на формировании условий для политической и экономической изоляции Северной Кореи.

В военно-политической сфере приоритетами Республики Корея обозначены; сохранение военного превосходства над КНДР, расширение военного взаимодействия и укрепление союзнических отношений с США, разработка новейших вооружений в целях наращивания собственного военного потенциала и повышения возможностей нанесения превентивных ударов по противнику.

С конца 2016 года функционирует канал обмена разведывательными данными между вооруженными силами РК, США и Японии, предназначенный для обеспечения приема и передачи текстовой информации, фото- и видеоматериалов о ядерной и ракетной программах КНДР. От Республики Корея и Японии в сборе разведывательных сведений задействованы РЛС кораблей, оснащенных системой "Иджис", наземные радиолокационные станции, самолеты ДРЛО и У, беспилотные летательные аппараты, от американской стороны - станции обнаружения воздушных целей зенитных ракетных комплексов "Пэтриот", развернутых на Корейском п-ове, средства радио- и радиотехнической разведки ВМС и ВВС в зоне Тихого океана, а также космической разведки, представленные космическими аппаратами системы обнаружения пусков баллистических ракет "Сбирс". Помимо этого, до 2022 года РК планирует создать собственную орбитальную группировку из пяти разведывательных спутников.

В ходе 7-го американско-южнокорейского совещания объединенного комитета по вопросам обороны (14-15 апреля 2016 года, г. Вашингтон) принято решение о слиянии совместных комитетов по политике расширенного сдерживания и по вопросам противоракетной обороны и создании на их основе комитета по стратегическому сдерживанию. На новую структуру возложены обязанности по разработке оперативных планов, нацеленных на нейтрализацию ракетно-ядерного потенциала Пхеньяна до и в ходе его возможного применения. Кроме того, вновь сформированный орган призван координировать обмен разведывательной информацией о КНДР, оказывать содействие Сеулу в формировании национальных систем ПВО/ПРО и разведывательно-ударной "Килл Чейн"* с последующим их сопряжением с аналогичными средствами ВС США.

Соединенные Штаты выразили готовность удовлетворить просьбу РК о снятии установленных соответствующим двусторонним соглашением 2013 года ограничений на максимально допустимую массу головной части южнокорейских баллистических ракет (в настоящее время - 500 кг, южнокорейцы добиваются увеличения до 1 т при дальности стрельбы до 800 км).

По предложению Сеула Вашингтон разместил в ноябре с. г. на ротационной основе в Японии авиационную эскадрилью истребителей F-35A ВВС США. Помимо этого, планируется увеличить количество учений по нанесению превентивных ударов по критически важным объектам инфраструктуры КНДР.

7 сентября с. г. в уезде Сончжу (провинция Северная Кенсан, 210 км юго-восточнее г. Сеул) завершено развертывание американского противоракетного комплекса ТХААД (шесть пусковых установок), который 13 сентября с. г. заступил на боевое дежурство.

Республика Корея продолжает оказывать давление на КНДР путем поддержания высокой интенсивности мероприятий ОБП вооруженных сил, проводимых как самостоятельно, так и совместно с Соединенными Штатами. Во время учений союзниками отрабатываются положения вступившего в действие в начале 2016 года нового оперативного плана 5015. В документе содержится положение о нанесении упреждающего или ответно-встречного удара по важным объектам КНДР при выявлении признаков подготовки Пхеньяна к агрессии, угрозы или начала применения им ракетного вооружения и ОМП. Данные вопросы отрабатывались в рамках американско-южнокорейских учений "Фоул игл-2017" и "Ыльчжи/Фридом Гардиан-2017". Кроме того, в ходе указанных мероприятий ОБП решались задачи по проведению диверсий на северокорейских ядерных объектах и складах с оружием массового поражения, а также по устранению высшего военно-политического руководства Северной Кореи.

Одновременно южнокорейская администрация заявляет, что Пхеньян в случае изменения своей "провокационной" политики, а также отказа от реализации ядерных "амбиций" может рассчитывать на экономические и политические выгоды. Сеул готов пойти на диалог с КНДР по вопросам экономического и гуманитарного сотрудничества, возобновить реализацию прерванных проектов, приступить к развитию взаимодействия в трехстороннем формате (РФ - РК - КНДР) в транспортной и энергетической сферах. По мнению президента Республики Корея Мун Чжэ Ина, восстановление железнодорожного сообщения между Севером и Югом может сыграть решающую роль в установлении мира с Северной Кореей, способствовать развитию трех северо-восточных провинций Китая и российского Дальнего Востока, что, в свою очередь, позволит в дальнейшем превратить Корейский п-ов в центр региональной торговли.

Важное место во внешней политике Республики Корея отводится китайскому направлению. Сеул считает КНР одним из ведущих государств региона, от позиции которого в значительной степени зависят перспективы развития ситуации на Корейском п-ове.

По мнению южнокорейского руководства, Пекин, являясь главным союзником и основным источником экономической помощи Пхеньяну, способен оказать на него решающее влияние, побуждая к переменам. Предполагается, что растущее стремление Китая к расширению сотрудничества с Соединенными Штатами и Республикой Корея может привести к отказу КНР от поддержки КНДР, особенно если северокорейцы продолжат своими действиями создавать угрозу региональной безопасности. Таким образом, укрепление взаимодействия юж-нокорейцев с китайцами будет способствовать продвижению реформ на Севере и улучшению межкорейских связей.

Вместе с тем размещение на территории РК американского противоракетного комплекса ТХААД вызвало жесткую реакцию со стороны КНР. Пекин отметил, что воспринимает данный шаг в качестве угрозы национальной безопасности и как меру, направленную на снижение возможностей сил ядерного сдерживания. Китай вынужден предпринять ответные действия - внести позиции ТХААД в Республике Корея в перечень первоочередных целей для поражения. Помимо этого, с июля текущего года введены ограничения на количество китайских граждан, выезжающих в Южную Корею по туристическим визам, а также расширен перечень сельскохозяйственной продукции, запрещенной к ввозу в КНР.
Китай выступает категорически против силового варианта решения существующих проблем и пытается убедить Вашингтон в необходимости урегулировать имеющиеся противоречия мирным путем. Данная позиция, в частности, была подтверждена на встрече председателя КНР Си Цзиньпина с президентом США Д. Трампом (6-7 апреля с. г.).

В качестве основного варианта Китай рассматривает реализацию инициативы "двойной заморозки", которая предполагает отказ КНДР от дальнейших ядерных и ракетных испытаний в обмен на прекращение крупномасштабных учений американских ВС в районе Корейского п-ова. Решение данной задачи, по взглядам руководства КНР, создает предпосылки для последующего "параллельного" достижения целей денуклеаризации и формирования новой системы обеспечения безопасности в регионе.

Одновременно китайцы подчеркивают, что усиление изоляции КНДР препятствует выходу из сложившейся ситуации. По мнению Пекина, необходим компромиссный вариант и готовность сторон к диалогу.

КНР с целью формирования соответствующих условий неоднократно обращалась к северокорейскому руководству с предложением воздержаться от каких-либо действий, способных привести к обострению обстановки на Корейском п-ове. Однако КНДР под формальным предлогом несвоевременности данного шага отклонила китайскую инициативу.

Одновременно Китай демонстрирует намерение строго соблюдать резолюции, принятые Советом Безопасности ООН в отношении Северной Кореи. Так, в соответствии с распоряжением министерства коммерции КНР предполагается до конца текущего года закрыть все совместные предприятия, а также любые другие компании (фирмы), созданные с участием Пхеньяна. Введены дополнительные ограничения на банковское обслуживание северокорейских физических и юридических лиц. Власти Китая также активизировали проведение мероприятий по пресечению контрабандной торговли и незаконных финансовых операций с КНДР, прежде всего за счет усиления пограничного и таможенного режима. В складывающейся ситуации китайские коммерческие организации инициативно отказываются от сотрудничества с северокорейцами, в том числе опасаясь попасть под действие односторонних американских санкций.

Намерения Пекина в полном объеме соблюдать санкционный режим в отношении КНДР, с учетом того что двусторонние связи с КНР обеспечивают более 90% всего товарооборота Пхеньяна, способны существенно осложнить социально-экономическое положение в Северной Корее. Тем не менее в Китае считают, что меры воздействия на КНДР не должны вести к ухудшению условий жизни населения в этой стране, поскольку данная ситуация значительно повышает риск дестабилизации ситуации в Северо-Восточной Азии.

Япония рассматривает развитие Северной Кореей ракетно-ядерного потенциала в качестве основной угрозы национальной безопасности.

Токио является инициатором большинства резолюций и заявлений Совета Безопасности ООН по северокорейской проблематике. Данная деятельность осуществляется в тесной координации с Соединенными Штатами и Республикой Корея. Кроме того, правительство Японии намерено активизировать консультации со странами, поддерживающими торгово-экономические связи с КНДР, прежде всего с Китаем и Россией, для их полноформатного вовлечения в санкционный режим.

По мнению правительства С. Абэ, для принуждения Пхеньяна к отказу от реализации ядерной и ракетной программ одних дипломатических мер недостаточно. В связи с этим Токио настаивает на усилении международного политического и экономического давления на Северную Корею и вводит собственные односторонние санкции в интересах ослабления режима Ким Чен Ына. Кроме того, серьезным раздражителем в отношениях между двумя странами является вопрос о японских гражданах, похищенных спецслужбами Северной Кореи в 1970-1980 годах.

В условиях продолжающихся провокаций КНДР министерство обороны Японии совершенствует систему национальной противоракетной обороны. В частности, планируется увеличить количество эсминцев, оснащенных многофункциональной системой управления оружием (МСУО) "Иджис", принять в 2018 году на вооружение противоракеты "Стандарт-3" мод. 2А, а также закупить в США комплексы "Иджис Эпюр". В качестве первоочередных мер рассматривается организация на ракетоопасных направлениях постоянного патрулирования кораблей с МСУО "Иджис".

Таким образом, перспективы нормализации военно-политической обстановки на Корейском полуострове остаются неопределенными. КНДР с учетом явного военного превосходства США и РК будет стремиться избежать развития событий по кризисному сценарию, фактически балансируя "на грани войны" в интересах решения собственных внутри- и внешнеполитических задач. При этом наличие у Северной Кореи оружия массового поражения остается ключевым фактором, удерживающим Вашингтон и Сеул от проведения силовой акции в отношении Пхеньяна.

* Комплекс средств разведки, управления и поражения наземного, воздушного и морского базирования, функционирующих в реальном масштабе времени под единым руководством. Срок развертывания - 2023 год.

Зарубежное военное обозрение. 2017, №12 С. 3-11

Всего комментариев: 0
avatar