Конвенция о "негуманном" оружии и ее роль в ограничении использования противопехотных мин (2022)

Капитан Д. Немцев

Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (далее Конвенция, или КНО), была открыта для подписания в г. Нью-Йорк (США) 10 апреля 1981 года и вступила в силу 2 декабря 1983-го. Депозитарий – Генеральный секретарь ООН.

По состоянию на 1 апреля 2022 года к KHO присоединились 125 государств.

Конвенция является уникальным международным документом, комплексно рассматривающим вопросы как разоружения и контроля над вооружениями, так и соблюдения норм международного гуманитарного права в ходе подготовки, ведения военных действий и после их завершения.

Главное предназначение Конвенции – частично запретить или ограничить те виды оружия, которые наносят чрезмерный ущерб гражданскому населению и военнослужащим.

В последнее время значимость договора значительно возросла в связи с резким повышением международного внимания к последствиям применения различных систем оружия в вооруженных конфликтах. В первую очередь это касается основных стран–производителей и пользователей вооружений, так как KHO не полностью запрещает, а лишь регламентирует жизненный цикл боеприпасов. Таким образом соблюдаются права государств на обеспечение национальной безопасности, экономических интересов, а также на поддержание необходимого уровня оборонного потенциала.

Структурно соглашение представляет собой рамочный документ, в формате которого действуют два запретительных и три ограничительных протокола.

Пpoтoкoл I (принят в 1980 году) запрещает применять "любое оружие, основное действие которого заключается в нанесении повреждений осколками, которые не обнаруживаются в человеческом теле с помощью рентгеновских лучей". Участниками данного Протокола являются 118 государств.

Пpoтoкoл II (1980) запрещает или ограничивает применение против гражданских лиц и объектов противопехотных мин (ППМ), мин-ловушек и других подобных устройств. Этот документ является наиболее универсальным средством, регламентирующим порядок обращения с разными типами взрывных устройств.

В частности, запрещается использовать мины, которые сконструированы таким образом, чтобы они взрывались при обнаружении миноискателями. Кроме того, все ППM должны иметь конструкцию, позволяющую обнаружить их при помощи общедоступных металлоискателей.

Устанавливаемые вручную противопехотные мины должны снабжаться механизмами самоуничтожения и самонейтрализации, "за исключением случаев, когда они устанавливаются в пределах района с промаркированным периметром, который защищается ограждением или иными средствами". Участниками Протокола II являются 95 государств.

Признаки самодельных взрывных устройств
Взрывоопасные промышленные и самодельные предметы
В рамках Конвенции ведется разработка нового Протокола по кассетным боеприпасам, который призван регламентировать их производство, передачу, хранение и применение

Следует отметить, что в 1996 году на площадке KHO отдельным документом были приняты поправки к П-2, получившие название "Дополненный второй "минный" протокол" (ДП-2). В результате сформировался международный инструмент с обширной терминологической базой и детально прописанными положениями. Данный документ в настоящее время является одним из стержневых для всего режима конвенции. Большинство присоединившихся к KHO государств уже ратифицировали ДП-2.

Участники ДП-2 обязуются обезвреживать установленные ими мины после окончания боевых действий и предпринимать меры предосторожности для защиты гражданских лиц от их воздействия (содержание, наблюдение и ограждение, а также заблаговременное оповещение населения о факте их установки). Предусмотрены регистрация местоположения мин, обеспечение сохранности этой информации и ее передача другой стороне.

Дистанционно устанавливаемые мины, в том числе не являющиеся противопехотными, должны оснащаться эффективными механизмами самоуничтожения и самонейтрализации или резервным элементом самодеактивации по крайней мере в 999 случаях из 1 000. Передача запрещенных мин считается незаконной. Участниками ДП-2 являются 106 государств.

Вместе с тем значительное число стран (более 160), не удовлетворенных положениями данного Протокола, в 1997 году разработали более радикальное соглашение в рассматриваемой области – Конвенцию о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и oб их уничтожении (Оттавская конвенция), подписанную 3 декабря 1997 года в г. Оттава (вступила в силу 1 марта 1999 года).

Насчитывает 164 государства, однако среди них нет ни одного из ведущих производителей и пользователей ППM – Израиля, Индии, KHP, Пакистана, России и США.

Оттавская конвенция предусматривает полный отказ от разработки, производства, применения и осуществления передач этого вида оружия (cт. 1). Присоединившиеся государства обязуются в течение первых четырех лет после вступления для них документа в силу уничтожить все запасы ППM, за исключением минимального количества, необходимого для разработки методов обнаружения мин, разминирования или уничтожения, а также обучения специалистов (ст. 4), а в десятилетний срок завершить на своей территории расчистку минных полей (ст. 5).

При этом в документе не указанно каких-либо порогов "минимального количества", необходимых для обучения разминированию ППM. Государства-участники устанавливают соответствующие лимиты по своему усмотрению. В отличие от KHO из сферы применения Оттавской конвенции исключены мины, детонирующие от присутствия, близости или непосредственного воздействия движущегося средства, оснащенные элементами неизвлекаемости.

В настоящее время в рамках KHO западными странами предпринимаются попытки детализировать универсальные положения ее Пpoтoкoлa II, выделив отдельно так называемые наземные мины, отличные от противопехотных, противотанковые, противотранспортные.

Протокол III (1980) ограничивает применение зажигательного оружия. В соответствии с его положениями запрещается:
– подвергать гражданское население, отдельных гражданских лиц или гражданские объекты нападению с применением зажигательного оружия;
– нападать на любой военный объект, расположенный в районе сосредоточения гражданского населения, с применением доставляемого по воздуху зажигательного оружия;
– подвергать любой военный объект, расположенный в районе сосредоточения гражданского населения, нападению с применением зажигательного оружия, если оно не доставляется по воздуху, за исключением тех случаев, когда такой военный объект находится вдали от мест сосредоточения гражданского населения и принимаются все возможные меры предосторожности для ограничения зажигательного воздействия на него и сведения к минимуму числа случайных жертв среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и повреждения гражданских объектов;
– превращать леса или другие виды растительного покрова в объект нападения с применением зажигательного оружия, за исключением случаев, когда такие природные элементы используются для того, чтобы укрыть, скрыть или замаскировать комбатантов либо другие военные объекты или когда они сами являются военными объектами".  Участниками данного Протокола являются 115 государств.

Протокол IV (1995) запрещает применение лазерного оружия, "специально предназначенного для использования в боевых действиях исключительно или в том числе для того, чтобы причинить постоянную слепоту органам зрения человека, не использующего оптические приборы, то есть незащищенным органам зрения или органам зрения, имеющим приспособления для корректировки зрения".

Кроме того, в соответствии с Протоколом запрещается передавать такое оружие другому любому государству или негосударственному образованию. Участниками данного Протокола являются 109 государств.

Протокол V (2006) устанавливает ответственность государств за постконфликтное обезвреживание "взрывоопасных пережитков войны" (ВПВ), то есть неразорвавшихся боеприпасов и оставленных взрывоопасных боеприпасов. Документ предусматривает решение таких вопросов, как разминирование, удаление или уничтожение ВПВ, регистрацию, сохранение и передачу информации о ВПВ, а также требует принятия мер предосторожности для защиты гражданского населения и гуманитарных миссий от воздействия взрывоопасных предметов. Участниками данного Протокола являются 96 государств.

В настоящее время в отношении Протокола V внесены предложения сделать обязательными единые правила транспортировки и хранения боеприпасов, а также соответствующей ежегодной отчетности.

Кроме того, в формате Конвенции ведется разработка нового Протокола по кассетным боеприпасам, который призван регламентировать их производство, передачу, хранение и применение.

Данная работа осложнена наличием двух противостоящих групп государств – сторонников вступившей в силу в августе 2010 года Ословской конвенции по кассетным боеприпасам и стран – обладательниц основных мировых запасов таких боеприпасов (США, Россия, Индия, Китай, Пакистан, Израиль, Республика Корея и Бразилия). В силу наличия серьезных разногласий между ними выработка взаимоприемлемого варианта указанного Протокола в ближайшей перспективе маловероятна.
В последнее время все более глубокое развитие в формате КНО приобретает проблематика самодельных взрывных устройств (СВУ) в связи с ее очевидной актуальностью. Именно СВУ, как показывает практика последних вооруженных конфликтов и террористических актов, представляют серьезную угрозу как для военнослужащих, так и для гражданского населения (в настоящее время число пострадавших от них превышает 3 тыс. человек в месяц).

В связи с этим ряд государств предлагают внести специальные доработки в положения Протокола II, позволяющие соответствующим образом ограничить возможности по использованию СВУ.

Главной особенностью функционирования Конвенции на современном этапе является то, что установленные режимы в отношении оговоренных ее положениями видов боеприпасов подвергаются все более жесткому прессингу со стороны радикальных сторонников разоружения (Австрия, Ирландия, Канада, Мексика, Норвегия, Швейцария и др.) с целью их максимального ограничения или полного запрета.

Ведутся также активные поиски новых "негуманных" боеприпасов, еще не попавших под ограничения КНО, в интересах организации выработки дополнительных Протоколов, ограничивающих их производство и применение. К числу таковых, в частности, относятся боеприпасы с белым фосфором и обедненным ураном, оружие нелетального действия, а также так называемые смертоносные автономные системы (САС) вооружений.

Особый интерес к последним проявляют Соединенные Штаты и их союзники, которые продвигают идею разделения САС на "легитимные" и "потенциально опасные". К первой категории предлагается отнести комплексы, которые произведены и применяются "ответственными" субъектами международного права, ко второй – разрабатываемые государствами, уклоняющимися от участия в создании западной модели транспарентности в области САС.

Тем самым они пытаются заложить основу для вывода из-под возможных будущих режимов контроля разрабатываемых США и ведущими странами Запада "гуманных", но дорогостоящих высокоточных систем, недоступных большинству геополитических соперников из-за ограниченности финансовых и технологических ресурсов. Радикально же настроенные государства (практически все страны Движения неприсоединения) выступают за всеобщий полный превентивный запрет на разработку и внедрение таких систем и настаивают на выработке соответствующего нового Протокола КНО.

Зарубежное военное обозрение. - 2022. - №7. - С. 18-21

Всего комментариев: 0
avatar