Разработка новой стратегической концепции НАТО (2010)

 

Полковник В. Олевский

Учитывая несоответствие наиболее важных положений действующей Стратегической концепции НАТО (принята 24 апреля 1999 года в Вашингтоне) складывающейся военно-политической обстановке в мире и изменившейся роли блока в системе международной безопасности, руководство Североатлантического союза приступило к непосредственной подготовке нового варианта основного военно-доктринального документа альянса. С этой целью решением Совета НАТО на высшем уровне в Страсбурге и Келе (3-4 апреля 2009 года) сформирована специальная экспертная группа ("группа мудрецов") из 12 человек во главе с Мадлен Олбрайт - бывшим государственным секретарем США. Общее руководство деятельностью группы осуществляет генеральный секретарь НАТО А. Ф. Расмуссен.

Работу по подготовке новой стратегической концепции предусматривается проводить в три этапа. При этом на первом этапе (сентябрь 2009-го - февраль 2010-го) планируется организовать обсуждение основных направлений деятельности альянса в современных условиях в интересах выработки предложений по структуре и содержанию будущей концепции. Кроме того, намечается проведение четырех семинаров с участием представителей военно-политических органов альянса, стран - членов блока и государств-партнеров, а также международных и неправительственных организаций.

В ходе второго этапа (февраль - июль 2010-го) предусматривается проведение консультаций с военно-политическим руководством стран Североатлантического союза с целью уточнения национальных позиций по ключевым проблемам обновленной стратегической концепции. По итогам работы на двух первых этапах намечается подготовить доклад генерального секретаря альянса по основным положениям будущей концепции для обсуждения его на одном из очередных заседаний Совета НАТО.

В рамках третьего этапа (сентябрь - ноябрь 2010-го) планируется завершить разработку проекта нового доктринального документа для последующего его утверждения на Лиссабонском саммите альянса, намеченном на ноябрь текущего года.

В интересах согласования общих подходов стран-участниц к содержанию будущей концепции развернута активная исследовательская работа по основным теоретическим проблемам функционирования альянса и практическим направлениям реформирования его политических институтов и военных структур. В материалах прошедших конференций и семинаров, выступлениях официальных представителей блока и видных теоретиков коалиционного строительства, ряде резолюций Совета НАТО, а также в многочисленных монографиях всевозможных исследовательских центров излагаются современные взгляды на содержание и направленность трансформации всех сфер деятельности Североатлантического союза.

Анализ подходов различных стран Запада к участию в развитии коалиционной стратегии показывает, что решающее влияние на ее формирование пытаются оказывать представители руководства США, которые активно навязывают своим союзникам принципиальные положения американской военной доктрины в качестве основы будущих изменений в Стратегической концепции НАТО.

Подтверждением тому служит аналитический доклад "К большой стратегии для нестабильного мира", подготовленный в 2008 году группой отставных генералов во главе с бывшим верховным главнокомандующим ОВС НАТО американским генералом Дж. Шаликашвили. Содержащиеся в данном исследовании рекомендации отставных военачальников по реформированию политических структур и военного потенциала блока основаны на положениях Стратегии национальной безопасности США (2006) и Стратегии национальной обороны США (2005), из чего можно предположить, что книга написана по заказу Пентагона с целью оказать решающее воздействие на формирование новой Стратегической концепции НАТО.

Широкомасштабный анализ военно-концептуальных основ деятельности Североатлантического союза проведен в 2008-2009 годах стратегическим командованием исследований НАТО (Норфолк, США) в рамках проекта "Многовариантное будущее", в котором приняли участие более 40 ведомств по трансформации стран - членов блока и государств-партнеров. В итоговых материалах данного проекта освещаются ключевые тенденции мирового развития до 2030 года, оцениваются потенциальные угрозы для безопасности Запада, а также содержатся рекомендации по реформированию ОВС НАТО в целях повышения возможностей по защите интересов стран-участниц.

Концентрированное изложение доминирующих тенденций в разработке нового базового документа альянса содержится во Всеобъемлющей политической директиве, утвержденной на Рижском саммите НАТО (ноябрь 2006 года), и в Декларации о безопасности Североатлантического союза, принятой на встрече в верхах в Страсбурге и Келе. Данные документы следует рассматривать в качестве промежуточных итогов деятельности ВПР организации по пересмотру существующей Стратегической концепции НАТО. В этих документах конкретизированы основные угрозы безопасности альянса, уточнены цели и задачи альянса, определены главные направления его развития в военно-политической области, а также перспективы строительства объединенных вооруженных сил на среднесрочную перспективу.

По мнению западных экспертов, к основным тенденциям мирового развития относятся: демографические изменения; стремительный экономический рост стран бывшего "третьего мира": глобализация процессов развития государств; нарастание экологических проблем.

Как отмечается в перечисленных исследованиях, демографические изменения будут сопровождаться ростом безработицы и дальнейшим снижением уровня жизни в развивающихся странах, что приведет к усилению радикализации значительной части местного населения, расширению социальной базы терроризма и зарождению новых вооруженных конфликтов.

Стремительный экономический рост стран бывшего "третьего мира" вызовет рост дефицита энергоресурсов и усиление конкуренции между потребителями природного сырья, что вынудит Запад уделять больше внимания вопросам энергетической безопасности.

Глобализация процессов развития государств упростит трансграничные перемещения людей, товаров и капиталов, а также распространение информации, что приведет к напряженности в социальной, экономической и информационной сферах в ряде регионов.

Наблюдаемые ныне изменения климата, по прогнозам экспертов в этой области, вызовут обострение проблемы беженцев и нехватки продовольствия, необходимость изменения условий эксплуатации северных морских путей, расширения международного доступа к полезным ископаемым в районе Северного Ледовитого океана. Следствием этих тенденций, как считает руководство НАТО, является изменение природы традиционных рисков для безопасности стран Североатлантического союза и появление в мире новых угроз.

В соответствии с выводами западных политологов, несмотря на позитивное для альянса развитие стратегической обстановки в мире и снижение до минимума вероятности развязывания против блока крупномасштабной агрессии, в долгосрочной перспективе сохраняется вероятность возникновения кризисных ситуаций локального масштаба с возможным последующим перерастанием их в военные конфликты различного характера и интенсивности, затрагивающие интересы альянса.

Особое беспокойство у ВПР государств - членов Североатлантического союза вызывают угрозы для безопасности Запада, связанные с перспективами повышения военных возможностей других стран и коалиций. В этом плане повышенные опасения у них связаны с Китаем, который по экономическим показателям к 2030 году может выйти на первое место в мире и стать основным конкурентом США и других государств Запада в борьбе за мировое лидерство, а также Индия, добивающаяся статуса мировой державы и стремящаяся к достижению военного паритета с Пекином в области стратегических ядерных сил.

В новой концепции Североатлантического союза планируется особо подчеркнуть угрозу для стран Запада ограничений доступа к сырьевым ресурсам, в первую очередь к источникам нефти и газа, опасность массовых нарушений прав человека (в том числе национальных меньшинств) в отдельных странах, а также разрушительные последствия возможного воздействия на информационные системы альянса в целях нарушения их функционирования и нейтрализации превосходства в традиционных видах вооружения.

В ходе концептуальной разработки способов обеспечения энергетической безопасности НАТО предлагается основные усилия сосредоточить на решении следующих вопросов: "проецирование стабильности" на регионы добычи нефти и газа; развитие возможностей альянса по реагированию на кризисные ситуации; повышение устойчивости критической инфраструктуры и расширение международного сотрудничества в противодействии угрозам энергетической безопасности.

Важное значение придается активизации сотрудничества с Россией по вопросам энергообеспечения. При этом ряд государств - членов НАТО (США, Польша, страны Балтии) предлагают пересмотреть договорную базу с РФ по поставкам нефти и газа в Европу в сторону ужесточения ответственности российской стороны за возможные перебои в поставках энергоресурсов. Кроме того, обсуждаются варианты увеличения объемов закупок углеводородов в других регионах (Центральная Азия, Норвегия, Северная Африка) и прокладки новых маршрутов транспортировки сырья в обход территории России.

Внутриблоковую деятельность в области энергобезопасности намечается сосредоточить на организации обмена разведывательной информацией между странами - членами альянса, совершенствовании механизмов ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на объектах критической инфраструктуры, проработке вопросов обеспечения энергетической безопасности в ходе мероприятий оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО и формирований гражданской обороны.

В отдельную проблему предлагается выделить негативное воздействие на сферу безопасности процессов глобализации, которые сопровождаются расширением масштабов обмена информацией, упрощением механизмов перемещения капиталов и товаров, усилением миграции населения. В этих условиях демографические изменения, экологические проблемы и экономические противоречия неизбежно будут способствовать возникновению региональных конфликтных ситуаций и их перерастанию в глобальные кризисы.

Одновременно, в рамках усиления так называемой борьбы за влияние, не менее опасными считаются угрозы, связанные с высокотехнологичным либо диверсионным воздействием на объекты критических инфраструктур государств - членов НАТО: энергетической, транспортной, информационной, коммунальной, банковско-финансовой, научно-производственной, оборонной. Как полагают в Брюсселе, потенциальные противники Североатлантического союза могут использовать разрушительный потенциал воздействия на инфраструктуры стран Запада в интересах создания обстановки социальной напряженности, которая способна послужить катализатором деструктивных процессов в этих странах.

Другая группа угроз для безопасности альянса связывается с неопределенностью развития обстановки и возможной нестабильностью в Евроатлантическом регионе и вокруг него. При этом утверждается, что в определенных условиях источниками угроз могут стать резкое изменение внутриполитической ситуации вследствие провала социально-экономических реформ в государствах с "переходной" экономикой, а также дезинтеграционные процессы и массовые нарушения прав человека в отдельных странах. Эти процессы могут привести к нестабильности локального и даже регионального масштаба в случае распространения кризисных явлений на соседние территории, в том числе в зоне ответственности НАТО.

В числе главных угроз безопасности стран Запада называется деятельность террористических организаций и групп. В докладе анализируются усилия негосударственных и так называемых псевдогосударственных структур по созданию террористических организаций и подготовке боевиков, а также по финансированию террористической деятельности в интересах достижения своих политических целей.

Предполагается, что в течение ближайших 20-25 лет радикальные идеологические течения будут развиваться в первую очередь в тех регионах, где имеются неурегулированные межэтнические конфликты и действуют другие дестабилизирующие факторы. В этой связи зонами повышенной террористической опасности называются Северная Африка, Ближний Восток, Закавказье, Центральная Азия и Балканы.

Еще одной глобальной угрозой, способной нанести максимальный ущерб "западной демократии", в течение ближайших лет и в последующий период будет оставаться распространение в регионах с нестабильной обстановкой оружия массового поражения и средств его доставки.

К числу нетрадиционных угроз для безопасности Североатлантического союза отнесены также нарастающие экологические проблемы.

По прогнозам ученых, главными причинами ухудшения экологической обстановки в ближайшие 20-25 лет станут развитие промышленности и процесс урбанизации. Загрязнение воздуха, обусловленное работой промышленных предприятий и транспорта, будет представлять основную опасность для здоровья людей. Кроме того, увеличение объемов выбрасываемых в атмосферу промышленных газов, вызывающих "парниковый" эффект, будет способствовать глобальному потеплению, которое приведет к наступлению засухи и обмелению рек в Южной Европе и наводнениям в северных районах континента.

Дефицит природных ресурсов, особенно питьевой воды, также угрожает здоровью граждан и способствует возникновению военно-политических кризисов. В связи с этим состояние окружающей среды, включая степень загрязнения воздуха, воды, почвы и продовольствия, ставит перед альянсом как научные, так и оперативно-разведывательные задачи.

На фоне усиливающихся глобальных угроз серьезная опасность для стран НАТО, по мнению руководства альянса, по-прежнему исходит от Российской Федерации, которая обладает мощным ядерным потенциалом и остается самой влиятельной страной на постсоветском пространстве. В этом плане определенный интерес представляет оценка военного потенциала РФ, которая содержится в упомянутом выше докладе "К большой стратегии для нестабильного мира". Отдельный его раздел под названием "Возвращение России" целиком посвящен нашей стране. В нем, в частности, отмечается, что происходящие в российских вооруженных силах изменения свидетельствуют о намерении руководства РФ восстановить военный потенциал страны. Однако возврат к антизападной политике считается маловероятным. Ход строительства ВС России анализируется преимущественно в интересах определения их возможностей по ведению боевых действий, которые, по оценкам экспертов блока, значительно снизились после распада Советского Союза. Авторы исследования считают, что если в строительстве ВС РФ не произойдет коренных изменений, то в ближайшие 10 15 лет страна не будет располагать необходимыми возможностями для ведения крупномасштабных наступательных операций.

В то же время опасения в Брюсселе вызывает рост экономической мощи России и расширение ее возможностей в сфере экспорта углеводородного сырья. При этом утверждается, что РФ не колеблясь использует свой статус поставщика энергоресурсов в политических целях, что может привести к перебоям в поставках газа в Европу.

Таким образом, расширенный перечень источников военной опасности для Североатлантического союза при отсутствии четких критериев их толкования позволяет сю руководству под предлогом нейтрализации угроз проводить политику с позиции силы в отношении практически любого государства, чей курс не соответствует интересам Запада.

Исходя из этого, современный военно-политический курс НАТО направлен на сохранение силового доминирования альянса в мире в целях обеспечения подавляющего военного превосходства над любым потенциальным противником и готовности к нанесению превентивных ударов под предлогом осуществления своего "права на самооборону". Важнейшими условиями реализации данного курса являются превращение блока во главе с США в доминирующую военно-политическую организацию на Европейском континенте и глобализация функций Североатлантического союза за счет расширения его состава и распространения сферы влияния за пределы зоны ответственности альянса.

Учитывая прогнозируемое осложнение экономической и военно-политической обстановки в мире в ближайшие 20 - 25 лет, разработчики новой Стратегической концепции НАТО пришли к выводу о необходимости адаптировать возможности альянса по реагированию на потенциальные вызовы и угрозы. В связи с этим одной из приоритетных функций блока в современных условиях считается контроль за кризисами, включающий деятельность по их предотвращению и урегулированию, в том числе путем проведения военных операций различного характера и масштаба не только в зоне ответственности блока, но и за ее пределами.

В интересах решения данной задачи определены факторы обеспечения коалиционной безопасности, которые должны быть учтены при выработке основных направлений военного строительства НАТО на период до 2030 года и дальнейшую перспективу. К таким факторам отнесены:
- потребность в разработке новых стратегия и тактики, где будет приниматься во внимание непредсказуемый характер действий вероятного противника и предусматриваться применение наиболее эффективных форм противодействия;
- необходимость комплексного подхода к обеспечению сдерживания вероятного противника, который наряду с использованием обычных средств ведения войны и ядерного потенциала учитывал бы возможности дипломатических,
экономических, правовых и других форм воздействия на источники военной опасности;
- расширение диапазона невоенных угроз для НАТО, что требует создания и развития специальных антикризисных структур, способных решать задачи реагирования на эти угрозы;
- несовершенство системы принятия решения о применении военной силы, что в условиях отсутствия
консенсуса среди членов альянса ограничивает его возможности по задействованию своего военного потенциала;
- активное использование космического пространства государственными и частными организациями в интересах развития систем связи и наблюдения, что повышает уязвимость космической группировки разведывательных спутников стран НАТО;
- расширение возможностей проведения компьютерных диверсий против элементов энергетической инфраструктуры участников Североатлантического союза;
- обострение проблемы недостатка природных, финансовых и людских ресурсов, что в будущем усилит негативное влияние на характер возможных военных действий ОВС НАТО;
- активизация усилий криминальных группировок, осуществляющих или обеспечивающих преступную деятельность против Североатлантического союза и его союзников;
- высокий уровень воздействия общественного мнения на выбор вариантов ответных действий со стороны НАТО по реагированию на угрозы безопасности.

По результатам анализа будущих вызовов и рисков для безопасности стран Запада делается попытка обосновать необходимость и определить пути преобразования блока в глобальную политико-военную организацию, способную контролировать ситуацию в любом регионе мира и эффективно реагировать на угрозы для своей безопасности. Решить эту задачу предлагается в рамках завершения разработки стратегии "всеобъемлющего подхода" к обеспечению безопасности и урегулированию кризисов, которая являлась бы базой для подготовки национальных стратегий и доктрин, а также служила бы основой для осуществления политических и военных преобразований в целях повышения возможностей по противодействию угрозам безопасности.

Всеобъемлющий (или комплексный) подход, по мнению представителей стран-участниц, должен предусматривать объединение и комплексное применение военных и гражданских (политических, экономических, культурных, социальных, моральных и др.) сил и средств ведущих международных организаций для достижения коалиционных целей в мирное или военное время. При этом Североатлантический союз характеризуется как структура, наиболее подходящая на роль "центрального элемента будущей архитектуры безопасности" при условии завершения ее адаптации к новым вызовам и угрозам.

Важное место в аналитических исследованиях Брюсселя занимают вопросы применения силы для предотвращения или нейтрализации угроз безопасности. Различные варианты (сценарии) реагирования НАТО на угрозы с задействованием войск (сил) предусматривают: применение статьи 5 Вашингтонского договора (] 999) для отражения агрессии при возникновении угрозы нападения на страну или военные объекты НАТО в пределах зоны ответственности альянса; защиту интересов стран-участниц за пределами евроатлантического пространства; силовое реагирование на совершенные или готовящиеся террористические акты против объектов или граждан государств альянса; обеспечение защиты западных ценностей и демократических свобод в партнерских государствах, не являющихся членами НАТО, а также по запросу других международных организаций; участие воинских контингентов Североатлантического союза в гуманитарных операциях по ликвидации последствий природных и техногенных катастроф.

В то же время применение войск (сил) рассматривается в качестве крайнего средства принуждения, которое предполагает нейтрализацию или уничтожение военной мощи противника и временную оккупацию одного либо нескольких государств. При этом авторы допускают использование ядерного оружия как последнего средства в асимметричном ответе, а также для сдерживания противника от применения оружия массового поражения.

По мнению авторов многочисленных концептуальных исследований, в рамках обеспечения собственной безопасности стран альянса важное место должно быть уделено превентивным мерам защитного характера. Под этим разработчики понимают принятие всех необходимых мер, направленных на предотвращение причинения противником вреда государству или союзу государств. Превентивная защита должна предусматривать создание систем противоракетной обороны и противодействия в информационной сфере, минимизацию ущерба, если его не удалось предотвратить, восстановление территориальной и административной целостности государства и его экономического потенциала.

Особое внимание в будущей концепции намечается уделить обоснованию последовательности действий стран альянса при урегулировании кризисов и конфликтов. Для разрешения кризисных ситуаций авторы рекомендуют использовать следующие меры как военного, так и невоенного характера: введение эмбарго; организация блокады; объявление зон, закрытых для полетов авиации; ограничение работы средств связи и транспорта; прекращение торговли и обмена валюты.

В рамках рассмотрения стратегии "комплексного подхода" к реагированию на кризисы представители стран-участниц предлагают свои подходы к реформированию блока в долгосрочной перспективе.

Первым шагом на пути преобразований должна стать реструктуризация процесса принятия решений, для чего необходимо отказаться от принципа консенсуса на всех уровнях, кроме Совета НАТО, и ввести правило утверждения решений простым или квалифицированным большинством голосов. Кроме того, предлагается внедрить процедуры, предусматривающие допуск к руководству операциями только тех стран, которые в них непосредственно участвуют.

Одновременно считается необходимым принять соответствующие меры, направленные на повышение разведывательного потенциала альянса. Прежде всего предполагается отменить национальные ограничения на предоставление и использование разведывательной информации, а также обеспечить закупки необходимых НАТО систем наземной и воздушной разведки.

Для усиления влияния и расширения зоны ответственности блока его руководство подтверждает неизменность курса на продолжение политики "открытых дверей", осуществляемой как закономерный и непрерывный процесс вовлечения в Североатлантический союз государств, представляющих стратегический интерес для альянса, вне зависимости от их географического положения. При рассмотрении вопроса о приеме в НАТО новых членов по-прежнему учитываются не столько критерии реальной готовности стран - претендентов на вступление в блок, сколько их лояльность по отношению к политике США и "стратегическая целесообразность расширения антитеррористической зоны".

С целью вовлечения в сферу деятельности Североатлантического союза стран, расположенных в различных регионах мира, Соединенные Штаты и Великобритания продолжают навязывать своим союзникам по блоку концепцию "глобального партнерства", которая предусматривает реформирование системы взаимоотношений со всеми категориями государств-партнеров, а также расширение сотрудничества с так называемыми контактными странами (Австралия, Новая Зеландия, Республика Корея, Япония). В качестве основных критериев сближения альянса с этими государствами называются приверженность "западным ценностям" и готовность вносить весомый вклад в противодействие современным угрозам, включая борьбу с международным терроризмом.

Однако американо-британская инициатива не получила необходимого консенсуса среди стран - участниц НАТО. Считается необходимым сохранить и развивать потенциал имеющихся программ партнерства (ПРМ, Средиземноморский диалог, Стамбульская инициатива сотрудничества), которые, по оценкам ряда национальных руководителей, еще не исчерпали свои возможности. Не нашли поддержку также предложения об официальном придании партнерского статуса государствам, расположенным в других регионах мира и активно участвующим в операциях под руководством альянса. Отношения с "контактными странами" признано целесообразным расширять на индивидуальной основе с использованием существующих форматов взаимодействия.

В целом анализ предложений по военно-политическим аспектам новой Стратегической концепции НАТО свидетельствует о повышенном внимании со стороны разработчиков к международно-правовому закреплению концептуальных основ функционирования блока и формированию соответствующего "миротворческого" имиджа организации.

Так, в Декларации о безопасности Североатлантического союза в качестве главной и неизменной цели этой организации по-прежнему декларируется обеспечение коллективной обороны. Вместе с тем изменяются подходы к применению статьи 5 Вашингтонского договора. В частности, заявляя о расширении географических рамок угроз для безопасности НАТО, руководство альянса в целях их нейтрализации предусматривает задействовать вооруженные силы блока за пределами зоны его ответственности - до Северной Кореи на востоке, до Индии и государств Африки на юге. Одновременно моделируются варианты использования войск (сил) альянса для урегулирования кризисов в странах СНГ (Молдавия, государства Закавказья).

В связи с этим в декларации подчеркивается, что в современных условиях альянс должен быть способен проводить различные по масштабу и характеру операции по коллективной обороне и кризисному урегулированию с применением как обычных средств поражения, так и ядерного оружия в любых условиях обстановки и различных регионах мира. При этом, несмотря на то что в данном документе отражено положение о главенствующей роли Совета Безопасности ООН в вопросах поддержания мира и глобальной безопасности, в нем под давлением США сохранены формулировки, позволяющие в случае необходимости прибегать к использованию военной силы без санкции СБ ООН.

Руководство Североатлантического союза, учитывая опыт участия воинских контингентов блока в проведении операций в сербском крае Косово и Афганистане, а также исходя из характера новых угроз, связанных прежде всего с активизацией деятельности транснациональных террористических организаций, считает, что боевые возможности объединенных вооруженных сил НАТО не в полной мере соответствуют современным требованиям обеспечения безопасности государств - членов альянса. Усиление расхождения между ними, по оценкам американских специалистов, в последнее время вызвано тем, что не в недостаточной степени были реализованы основные положения Стратегической концепции НАТО в области военного строительства, а также разработанные после 1999 года планы развития ОВС блока.

Согласно этим оценкам, на последнем саммите Североатлантического союза было признано необходимым наращивать усилия на следующих основных направлениях повышения коалиционного военного потенциала:
- дальнейшее совершенствование системы руководящих органов НАТО, создание структур и механизмов для решения вопросов ведения разведки и обмена разведывательной информацией между странами - членами альянса;
- обеспечение возможностей по развертыванию группировок войск (сил) для проведения одновременно нескольких операций в рамках решения задач коллективной обороны и кризисного реагирования;
- развитие системы управления НАТО с целью осуществления эффективного руководства группировками войск(сил)альянса при проведении операций в различных регионах мира;
- налаживание тесного взаимодействия в области военного сотрудничества между альянсом и Европейским союзом;
- углубление и расширение отношений со странами-партнерами, введение новых форм и механизмов поддержания сотрудничества с ними;
- обеспечение информационного превосходства НАТО, в том числе надежной защиты автоматизированных систем управления и связи от компьютерных атак;
- перераспределение финансовых средств, увеличение инвестиций в наиболее важные проекты.

В области военного строительства главное внимание планируется уделить созданию "экспедиционных сил", наращиванию возможностей по противодействию асимметричным угрозам и обеспечению информационного превосходства. С учетом таких установок определены следующие направления развития коалиционных и национальных вооруженных сил на ближайшие 10-15 лет:
- подготовка объединенных вооруженных сил НАТО к ведению "экспедиционных" операций;
- наращивание мобильных возможностей войск (сил);
- развитие потенциала по противодействию терроризму, надежной защите ВС и объектов инфраструктуры НАТО от террористических актов;
- повышение возможностей войск (сил) по решению задач в случае применения ОМП, а также в экстремальных природно-географических и городских условиях;
- обеспечение надежной защиты личного состава;
- наращивание возможностей по взаимодействию с вооруженными силами стран-партнеров.

Основываясь на этих рекомендациях, руководство Североатлантического союза приступило к разработке новой программы дальнейшей трансформации блока в военной сфере.

В частности, в интересах совершенствования командно-штабной структуры ОВС НАТО предусмотрено наметить меры, направленные на повышение эффективности принимаемых решений в интересах оперативного реагирования на внезапно возникающие угрозы. Предлагаемые изменения нацелены на создание менее громоздкой и затратной структуры руководящих органов, устранение дублирования в их деятельности, а также обеспечение оптимального использования финансовых и материальных ресурсов. При этом ожидается, что наряду с расширением возможностей по эффективному управлению экспедиционными группировками войск (сил) альянса новая командно-штабная структура обеспечит руководство операциями в рамках "коллективной обороны".

Одновременно продолжится процесс приведения степени боеготовности формирований ВС стран-участниц в соответствие с предъявляемыми руководством НАТО требованиями по их способности в установленный срок приступить к решению задач в любом регионе мира. Так. члены альянса обязуются подготовить для действий на удаленных ТВД не менее 50 % общего количества формирований национальных сухопутных войск. При этом 8 % таких формирований по запросу руководства блока должны быть переданы в подчинение командований ОВС НАТО для задействования в текущих операциях, а также в составе резервных компонентов или дежурных сил альянса.

Основным компонентом в составе ОВС блока, предназначенным для быстрого применения в интересах урегулирования вооруженных конфликтов, обеспечения развертывания крупных группировок войск (сил) альянса, решения специальных задач по противодействию террористическим угрозам и распространению ОМП, являются силы первоочередного задействования (СПЗ) НАТО. С учетом значительных трудностей с комплектованием, возникших вследствие активного использования национальных контингентов ВС блока в текущих операциях, руководство альянса приняло решение о подготовке новой редакции концепции СПЗ в интересах широкого привлечения к участию в них воинских контингентов государств-партнеров.

Наряду с этим европейские страны-участницы наметили ряд программ по повышению стратегической мобильности войск (сил). Так, в настоящее время уже разработаны и осуществляются многосторонние и национальные программы по принятию на вооружение, аренде или приобретению в коллективное пользование средств стратегических воздушных и морских перевозок, а также дозаправки авиации в воздухе.

Большое внимание руководство Североатлантического союза уделяет созданию потенциала в области противоракетной обороны. Одновременно рассматривается возможность сопряжения перспективной системы ПРО НАТО на ТВД с элементами противоракетной обороны США в Европе.

Для достижения технологического и информационного превосходства над вероятным противником альянсом разработана и реализуется концепция единого информационного пространства. Согласно данной концепции к 2025 году планируется создать глобальную информационную среду, которая должна обеспечить комплексную обработку сведений о противнике, своих войсках и местности в реальном масштабе времени.

Одновременно в интересах наращивания возможностей блока по самостоятельному решению всего спектра задач кризисного регулирования активно прорабатывается вопрос о создании в составе ОВС НАТО подразделений, предназначенных для решения задач в постконфликтный период (поддержание правопорядка, восстановление инфраструктуры, оказание помощи местным органам власти в формировании государственных структур, проведение гуманитарных операций и др.).

Таким образом, развитие Североатлантического союза будет происходить в направлении дальнейшего наращивания возможностей этой организации по реагированию на современные угрозы и вызовы безопасности, а также по созданию условий для превращения ее в эффективный инструмент реализации планов Запада в глобальном масштабе.

В процессе разработки обновленной Стратегической концепции НАТО развернулась дискуссия по проблеме применения ядерного оружия, на которое в действующих военно-доктринальных документах возлагается решение прежде всего задач политического характера - защита интересов блока, демонстрация солидарности и общей заинтересованности стран-участниц в предотвращении войны.

Под давлением Соединенных Штатов Америки ряд государств НАТО настаивают на закреплении в стратегической концепции основных принципов задействования ядерных сил, которые предусматривают упреждающее применение ЯО, последовательное наращивание используемых в вооруженной борьбе сил и средств - от обычных до ядерных, сбалансированность развития ядерных и обычных вооружений.

При этом сохраняющаяся заинтересованность альянса в снижении "ядерной напряженности" объясняется наличием на вооружении стран Запада таких обычных средств поражения, и прежде всего высокоточного оружия, которое с точки зрения эффективности его применения сопоставимо с ЯО.

Серьезной проблемой является, кроме того, возможность размещения ядерного оружия на территориях новых стран - членов блока. Несмотря на заявления лидеров натовских стран об отсутствии намерений использовать территорию стран Балтии, а также Центральной и Восточной Европы для базирования ЯО, подключение новых членов к интегрированной военной структуре и процессу коллективного военного планирования предполагает принятие ими на себя всех обязательств согласно Североатлантическому договору от 4 апреля 1949 года.

В целом подходы руководства Североатлантического союза к пересмотру Стратегической концепции НАТО свидетельствуют о стремлении продолжать курс, направленный на наращивание возможностей альянса по реагированию на современные угрозы, а также на создание условий для превращения его в эффективный инструмент реализации планов Запада в глобальном масштабе.

 Зарубежное военное обозрение. 2010, №1, С.3-14
 

Всего комментариев: 0
avatar