Военно-политическая обстановка в различных регионах мира (2012)

 Генерал-лейтенант В. Кондрашов, 

доктор исторических наук

Вначале 1990-х годов прошлого столетия многие военные эксперты на Западе стали говорить о приходе на планету эры стабильности. Но их прогнозам не суждено было сбыться - мир с тех пор не стал безопаснее. Наоборот, прошедшие годы охарактеризовались возрастанием конфликтного потенциала и фактора неопределенности в ряде регионов планеты, усилением экономической неустойчивости и сохранением террористических угроз. Обострилась конкуренция за природные ресурсы, усилились попытки продвижения идей радикального ислама, в том числе на территорию нашей страны, сохранилась угроза распространения оружия массового поражения и средств его доставки. Тревогу вызывают незаконная торговля оружием и наркотиками, неконтролируемая миграция населения. Ухудшилась мировая демографическая ситуация. Неотложного решения требуют постоянно возникающие проблемы охраны окружающей среды, а также сбережения природных ресурсов. Последствия мировых экономических кризисов, природных и техногенных катастроф по совокупному ущербу становятся сопоставимыми с масштабным применением военной силы.

В настоящее время сохраняются противоречия между странами, связанные с неравномерностью их развития и углублением разрыва между уровнями благосостояния населения. Складывается качественно новая геополитическая ситуация, в которой возрастает уязвимость всех членов международного сообщества перед лицом новых вызовов и угроз. В таких условиях наметилась тенденция к поиску решения имеющихся проблем и урегулированию кризисных ситуаций на региональной основе без участия внерегиональных сил.

Одновременно усиливается информационное противоборство. Многие страны уже столкнулись с совершенно новым видом угрозы - кибератакой на государственные телекоммуникационные и информационные ресурсы.

Все эти факторы в той или иной степени влияют на военно-политическую обстановку в мире, но в различных регионах она имеет свои особенности. Так, на ВПО в Европе наиболее существенное воздействие оказывает деятельность НАТО по расширению зоны ответственности и глобализации функций альянса. Для реализации стратегических установок по превращению блока в инструмент защиты европейских интересов в глобальном масштабе его руководство проводит комплекс мероприятий по совершенствованию военного потенциала объединенных вооруженных сил (ОВС). Главные усилия здесь сосредоточены на оптимизации существующей командно-штабной структуры ОВС блока, а также на оснащении их современным вооружением, военной техникой и средствами стратегических перебросок. Особое внимание уделяется вопросам развертывания группировок войск (сил) альянса в кризисных точках планеты. В этом контексте НАТО активно развивает партнерство с государствами, не входящими в альянс, в рамках программ "Партнерство ради мира" и "Средиземноморского диалога". Со своей стороны руководство Европейского союза с целью дальнейшего углубления военно-политической интеграции европейских стран реализует программу "Восточное партнерство", ориентированную на развитие взаимодействия и оказание помощи странам СНГ. В двустороннем формате активизируются связи Евросоюза с Грузией, Украиной, Молдавией.

Серьезным фактором, определяющим развитие ВПО в Европе, является деятельность Соединенных Штатов, направленная на упрочение своего влияния в этом регионе. США наращивают усилия по реконфигурации своего военного присутствия в Центральной и Восточной Европе за счет развития системы передового базирования. В качестве основных принимающих государств в регионе Вашингтон рассматривает Болгарию, Польшу и Румынию, где в последние годы Пентагон уже построил достаточно военных объектов в интересах оперативного развертывания своих войск (сил).

Нельзя не отметить и действия американской администрации по развертыванию в Европе системы ПРО под надуманным предлогом защиты стран континента от ракетной атаки вероятного "противника". В Средиземном море уже приступил к патрулированию крейсер УРО ВМС США (как элемент морского базирования системы), а в Турции в конце 2011 года в 700 км от границы с Ираном размещена РЛС этой ПРО. В октябре 2011 года Совет министров Испании утвердил решение о присоединении своей страны к системе ПРО - на военно-морской базе Рота будут находиться американские корабли с элементами противоракетной обороны. К 2015 году Пентагон намерен развернуть в Румынии мобильные батареи противоракет (ПР), а к 2018-му такие же в Польше. Система ПРО достигнет своей эффективности к 2020 году, когда ракетные комплексы будут оснащены более совершенными ПР, способными защищать всю территорию стран - участниц НАТО не только от баллистических ракет средней и малой дальности, но и от МБР. В западных СМИ появились сообщения о намерении США разместить элементы системы ПРО на постоянной основе в Северном море.

Страны Балтии на всех уровнях постоянно подтверждают свою готовность предоставить находящиеся на их территории объекты военной инфраструктуры для размещения там сил и средств НАТО под предлогом защиты этих государств от "российской угрозы", что, в случае реализации этих планов, может нарушить стабильность и негативно отразиться на состоянии региональной безопасности.

Многие западные политологи отмечают, что существенно обострить ВПО на Европейском континенте может сохраняющаяся напряженность в Приднестровье и на Балканах.

Наиболее острой остается проблема урегулирования обстановки в Косово. Согласно резолюции Совета Безопасности ООН 1244 автономный край Косово и Метохия является частью Сербии, находясь при этом под протекторатом ООН. Вопреки решениям международного сообщества, но с молчаливого согласия Соединенных Штатов и ряда стран ЕС на этой территории было провозглашено государство Косово. В настоящее время в крае сложилась взрывоопасная ситуация. Международным силам не удается достичь снижения напряженности в ряде районов самопровозглашенного государства, особенно на севере - в местах исконного проживания сербов. Объясняется это главным образом тем, что ведущие европейские страны, НАТО и ЕС практически во всем поддерживают действия косоваров, полностью игнорируя при этом интересы косовских сербов. Сербия, стремящаяся в ЕС, в этом вопросе проявляет достаточную пассивность, создавая тем самым прецедент для силового разрешения конфликта альянсом в пользу Приштины.

Зарубежные военные эксперты обращают внимание на нестабильность военно-политической обстановки на Кавказе. Весьма негативное влияние на ее развитие оказывают политика руководства Грузии в отношении Абхазии и Южной Осетии, а также неурегулированность нагорно-карабахского конфликта.

В ближайшем будущем Грузия, скорее всего, не смирится с потерей Абхазии и Южной Осетии и продолжит предпринимать шаги по восстановлению контроля над "мятежными территориями". В декабре 2011 года грузинский парламент утвердил новую концепцию национальной безопасности, в которой главной угрозой для этой кавказской республики обозначена "российская оккупация". При этом в Тбилиси понимают, что успех военной кампании против Сухума и Цхинвала возможен только при условии оказания военной помощи со стороны США, стран НАТО и ЕС. Следует отметить, что важное место в реализации целей альянса в регионе отводится расширению военно-политических связей с Тбилиси не только по линии Совета евроатлантического партнерства и программы "Партнерство ради мира", но и за счет включения Грузии в число вероятных кандидатов на вступление в НАТО. Тем временем Тбилиси принимает меры по наращиванию боевого потенциала вооруженных сил. Основным источником вооружения и военной техники грузины считают безвозмездную иностранную помощь.

Серьезное беспокойство международного сообщества по-прежнему вызывает неурегулированность на протяжении почти 20 лет нагорно-карабахской проблемы. Несмотря на перемирие между Арменией и Азербайджаном, сохраняется напряженность в зоне конфликта, которая изредка провоцирует и перестрелки, и гибель военнослужащих с обеих сторон.

Существенно обострилась ситуация на Ближнем и Среднем Востоке. Военно-политический курс руководства США и НАТО в регионе проводится с учетом новых вызовов и рисков, обусловленных обострением проблемы международного терроризма, усилением исламского экстремизма, а также национально-религиозным противостоянием. Особая заинтересованность Североатлантического союза в этом регионе продиктована нарастающим соперничеством между ведущими странами мира за контроль над топливно-энергетическими и другими сырьевыми ресурсами Ближнего и Среднего Востока.

Конкретное содержание В ПО в регионе определяется целым комплексом нерешенных политических и национально-этнических проблем, а также деятельностью международных террористических организаций, что при определенных условиях может привести к эскалации напряженности и использованию военной силы. США и альянс настойчиво стремятся играть ведущую роль в разрешении кризисных ситуаций в регионе, используя для этого весь спектр политических, экономических и военных мер. При этом применение вооруженных сил по-прежнему рассматривается руководством НАТО и ведущих западных государств в качестве главного инструмента продвижения своих интересов на Ближнем и Среднем Востоке.

В вопросе ближневосточного урегулирования на сегодняшний день наблюдается явное отсутствие позитивной динамики. Международное сообщество не проявило последовательности и твердости в решении этой проблемы. Ряд стран, в первую очередь США, поддерживают Израиль во всех его действиях и выступают против признания Палестины в качестве независимого государства. Еврейское государство не отказывается от строительства поселений на оккупированных территориях, поэтому вопрос о границах 1967 года обсуждать ни с кем не собирается. Тем временем в Палестинской автономии наметились шаги по примирению группировок ФАТХ и ХАМАС и выработке ими общей политики, в том числе и в отношении Израиля.

Потенциально конфликтоопасной остается обстановка вокруг Ирана. Целенаправленное давление США и ЕС на Тегеран под предлогом противодействия распространению ядерного оружия, а также ответные шаги руководства страны привели к эскалации напряженности в регионе. США и ЕС усиливают экономическое давление на ИРИ, подкрепляя свои действия демонстрацией силы - к берегам Исламской Республики направлены две авианосные группы ВМС США. Иран, в свою очередь, провел военно-морские учения, на которых испытал новые образцы противокорабельного оружия, и пригрозил перекрыть Ормузский пролив, если в отношении его будет введено нефтяное эмбарго. Многие западные военные эксперты не исключают, что Соединенные Штаты, сами или вместе с Израилем, могут прибегнуть к применению силы против Ирана. Вместе с тем они отмечают - если Тегеран все же решит стать ядерной державой, удары по иранским ядерным объектам не смогут остановить его в достижении этой цели, хотя замедлить на несколько лет реализацию программы создания оружия массового поражения, может быть, удастся. Но последствия действий всех участников этого противостояния могут выйти за рамки регионального конфликта.

Неопределенной остается и ситуация в Сирии. В ряде городов страны прошли массовые антиправительственные выступления, сопровождаемые актами насилия в отношении гражданского населения со стороны боевиков радикальных исламистских группировок, в том числе проникших в страну из Турции. Активность оппозиции обусловлена всесторонней зарубежной поддержкой. В складывающихся условиях президенту Б. Асаду пока удается сохранить ситуацию под контролем. Его поддерживают силовые структуры и подавляющее большинство сирийского населения. Но обстановка все больше усугубляется призывами США и некоторых стран ЛАГ и ЕС к вооруженному вмешательству как "единственному средству" наведения порядка в стране по ливийскому сценарию, что может спровоцировать "большую войну" в регионе. Тем временем сирийский кризис постепенно выходит за рамки одной страны и затрагивает соседние Ливан и Ирак. Зарубежные военные источники фиксируют факты, когда вместе с беженцами из Сирии на территорию Ливана просачиваются боевики "Аль-Каиды". Следствием этого стало обострение обстановки в лагерях палестинских беженцев и в зоне дислокации миротворцев ООН на границе с Израилем.

Под воздействием событий в Сирии окончательный вывод американских войск из Ирака вызвал, как и ожидалось, усиление суннитско-шиитской розни и правительственный кризис. Страну захлестнула волна террористических актов, которая сопровождается требованиями предоставить административную самостоятельность суннитским провинциям. Свои интересы отстаивает Иракский Курдистан, который хочет получить еще больше самостоятельности. В 2007 году в стране находились около 300 тыс. американских военнослужащих, гражданских служащих Пентагона и лиц, работающих по контракту с министерством обороны и госдепартаментом. В настоящее время в Ираке остались только 700 гражданских специалистов для оказания помощи в реализации различных программ, в том числе в подготовке кадров. Но Соединенные Штаты проделали большую работу по обучению иракских сил безопасности - солдат и полицейских, которых насчитывается сейчас в общей сложности 700 тыс. Смогут ли они удержать страну от распада и гражданской войны, покажет время.

Крайне неустойчивой остается ситуация в Йемене, где правительство национального единства сталкивается со значительными трудностями в попытках восстановить контроль над большей частью страны. В столице продолжаются вооруженные столкновения сторонников и противников президента Салеха, на севере - правительственных войск и суннитов-фундаменталистов с ополченцами шиитской племенной конфедерации, на юге - регулярных войск с отрядами боевиков "Аль-Каиды". Многие зарубежные политологи предсказывают вероятный раскол страны на север и юг с традиционной гражданской войной.

Волнения в Бахрейне, где выступления шиитов были подавлены при участии "корпуса быстрого реагирования" вооруженных сил стран Персидского залива, могут продолжиться и еще больше обострить военно-политическую обстановку в регионе.

Внимание международного сообщества по-прежнему приковано к Африке. Колониальное прошлое наложило отпечаток на отношения стран континента не только друг с другом, но и с мировыми державами. Десятилетиями порожденные религиозные, этнические, территориальные споры и претензии стали причиной многих конфликтов в регионе. Особенно неопределенная обстановка сложилась в Северной Африке, где пали режимы в Тунисе и Египте, а также в Ливии, где в трагических событиях активное участие принимали США и западноевропейские страны.

Военная операция многонациональных сил в Ливии не была санкционирована ООН. Победу "повстанцев" над правительственными войсками М. Каддафи обеспечили авиаудары ВВС альянса, а также открытое военное вмешательство Франции, Великобритании, Катара и ряда других государств. "Защита" мирного населения привела к гибели сотен ливийцев. А убийство лидера страны М. Каддафи Международный уголовный суд в Гааге квалифицировал как военное преступление. В результате в настоящее время отсутствие единства в рядах оппозиции, комплекс нерешенных социально-экономических проблем, стоящих перед новой властью, наличие среди населения значительного числа сторонников М. Каддафи, готовых продолжать вооруженную борьбу, поставили страну на грань раскола и гражданской войны. Особо следует отметить тот факт, что США и НАТО "преподносят" эту операцию как "эталон" для подражания в разрешении кризисов и конфликтов якобы в интересах мирового сообщества в других "горячих точках" планеты. Но мнение многих стран уже склоняется к тому, что применение силовых методов в обход общепринятых норм международного права приводит только к подрыву стабильности в регионе.

Вызывает озабоченность ситуация в государствах сахело-сахарского пояса - Алжире, Нигере, Мали и Мавритании, которые сталкиваются с растущей активностью группировки "Аль-Каида в странах исламского Магриба". В результате ливийских событий в регион хлынул большой поток оружия, что еще больше обострит обстановку на этой территории.

Сохраняется напряженность в районе Африканского Рога. В Сомали отсутствие сильной центральной власти позволяет отрядам исламистов вести вооруженную борьбу на всей территории страны. Миротворческие силы Африканского союза сосредоточены в основном в столице - г. Могадишо. В прибрежной зоне действуют пираты, которые вынудили мировое сообщество привлечь значительные силы для защиты своих морских транспортов. В ответ на террористические вылазки исламских боевиков Кения ввела свой ограниченный воинский контингент на территорию Сомали и подвергла авиационным ударам базы исламистов. Остаются сложными отношения Эфиопии и Эритреи.

Еще один очаг напряженности - это Восточная Африка. В регионе назревает конфликт за водные ресурсы. Возможными его участниками могут быть Уганда, Танзания, Судан, Южный Судан и Демократическая Республика Конго.

В последнее время резко обострилась обстановка в Нигерии. Сохраняется противостояние севера и юга в Кот-д'Ивуаре, где также без решений СБ ООН в результате применения вооруженной силы французским воинским контингентом был отстранен от власти предыдущий президент страны. Пресечена попытка переворота в Гвинее-Бисау. Признание Южного Судана суверенным государством не принесло мир в регион. Казаманс, Кабинда, п-ов Бакасси остаются "горячими точками" Африки, из которых периодически поступают сообщения о вооруженных столкновениях.

В Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) серьезную угрозу стабильности несет в себе неопределенность обстановки в Афганистане, а также наличие внутриполитических противоречий в ряде государств.

Ситуация в Афганистане продолжает ухудшаться. Военная операция западной коалиции не привела к желаемым результатам. Президент и правительство не контролируют обстановку в большинстве провинций страны, где реальная власть продолжает оставаться в руках лидеров вооруженной оппозиции.

В этих условиях угрозу региональной стабильности представляет активизация наркотрафика из Афганистана через территорию центральноазиатских государств в Россию и страны Западной Европы, доходы от которого будут по-прежнему использоваться для обеспечения деятельности террористических организаций.

Острой остается проблема Каспия. В перспективе нельзя исключать прямого вмешательства в ее решение государств, не являющихся, по сути, собственниками местных энергоресурсов. К числу других проблем региона относятся: делимитация и демаркация межгосударственных границ, совместное использование водных ресурсов трансграничных рек, борьба с международным терроризмом и незаконным оборотом наркотиков.

Следует отметить, что привлекательность Центрально-Азиатского региона для Вашингтона обусловлена наличием здесь значительных запасов гидроэнергетических ресурсов, углеводородного сырья, урана и других полезных ископаемых, а также проходящими по его территории транспортными коридорами, используемыми в первую очередь для вывода углеводородов на мировые рынки. Вот почему Соединенные Штаты заинтересованы в установлении своего контроля в этом районе мира и установлении в среднеазиатских республиках лояльных по отношению к себе режимов.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) основными источниками потенциальных угроз остаются территориальные претензии Японии, ситуация на Корейском п-ове, а также существующие разногласия между некоторыми странами региона.

Сохраняются территориальные притязания Японии на российские о-ва Итуруп, Кунашир и Малой Курильской гряды. Демонстрируемая готовность официального Токио вывести данную проблему на международный уровень, особенно принимая во внимание возрастание роли вооруженных сил в системе национальных государственных институтов, несет в себе существенный конфликтный потенциал. Так, возврат "северных территорий" обозначается в качестве одного из основных направлений внешней политики каждого нового кабинета министров.

Очагом нестабильности в регионе остается Корейский п-ов. Там сохраняется потенциальная угроза возникновения вооруженного конфликта в случае резкого обострения межкорейских отношений. На Северную Корею оказывают давление с целью вынудить Пхеньян отказаться от реализации своих ядерной и ракетной программ и принять американские условия нормализации обстановки на Корейском п-ове. В своих планах США активно используют Южную Корею, поощряя ее милитаризацию и агрессивные выпады против северного соседа. Определенные риски ВПО несет также смена власти в КНДР.

В АТР сохраняются многочисленные территориальные споры, которые при определенных обстоятельствах способны привести к усилению военной напряженности. В частности, не урегулированы противоречия Японии с КНР и Тайванем (о-ва Сенкаку и проблема разграничения исключительных экономических зон в Восточно-Китайском море), Японии с Республикой Корея и Корейской Народно-Демократической Республикой (о-ва Токдо). Не снята с повестки дня тематика пограничного размежевания между большинством стран Юго-Восточной Азии, а также принадлежности архипелага Спратли в Южно-Китайском море, на который претендуют Китай, Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и Бруней. Продолжается территориальный спор между Индией и Пакистаном о принадлежности высокогорного ледника Сиачен в Гималаях. Последняя война между Индией и Китаем (1962) также не разрешила территориальные споры, оставив напряженность во взаимоотношениях. Таиланд и Камбоджа не могут поделить даже с помощью танков и артиллерии территорию, на которой находится индуистский храм Преах Вихеар.

Серьезным дестабилизирующим фактором в формировании региональной обстановки является деятельность в Индонезии, Таиланде, Мьянме и на Филиппинах экстремистских и сепаратистских движений и группировок, которые для достижения провозглашенных ими целей используют террористические методы борьбы.

На ВПО в регионе оказывает влияние растущее там американское военное присутствие. Причем под предлогом противодействия КНР Вашингтон размещает в АТР дополнительные воинские контингенты. В частности, теперь на постоянной основе американские военнослужащие будут дислоцироваться в Австралии.

В последние годы существенно возрос интерес мирового сообщества к проблеме доступа и освоения богатейших ресурсов Арктики.

Современная военно-политическая обстановка в регионе характеризуется активизацией деятельности приполярных государств, стремящихся в кратчайшие сроки юридически зарезервировать за собой право на расширение национальных территорий за счет континентального шельфа и островов акватории Северного Ледовитого океана. Арктические страны продолжают реализацию концепций обеспечения своих действий на Севере. Наряду с самостоятельными шагами заинтересованные государства стремятся решить задачу доминирования в приполярных районах через международные организации. При этом постоянное военное присутствие в Арктике и возможность защиты государственных интересов средствами вооруженной борьбы рассматриваются ими как составная часть общей политики обеспечения национальной безопасности.

Зарубежные военные эксперты отмечают целенаправленную, поэтапную и рассчитанную на долговременную перспективу деятельность руководства США по расширению своих интересов в северных районах планеты, которая осуществляется без учета интересов государств, чьи взгляды не совпадают с арктической стратегией страны.

В свою очередь, НАТО стремится возложить на себя новую функцию обеспечения европейской энергетической безопасности. В этом контексте Североатлантический союз, обозначив Арктику с ее запасами природных ресурсов как область своих стратегических интересов, предпринимает практические шаги по расширению своего участия в освоении арктических территорий.

По мнению экспертов НАТО, в обозримой перспективе в Арктическом регионе откроются новые возможности для судоходства, геологической разведки и разработки полезных ископаемых. В связи с этим альянс предполагает осуществлять поддержку экономических программ европейских государств и ЕС в целом путем наращивания своего военного присутствия в приполярных районах.

Таким образом, тенденции развития военно-политической обстановки в мире свидетельствуют о ее напряженном, динамичном, нестабильном характере. В обозримой перспективе сохранится угроза углубления существующих и возникновения новых конфликтов. Это главным образом обусловливается возможностью использования США и их союзниками по НАТО силовых методов разрешения кризисных ситуаций в обход утвержденных мировым сообществам норм международного права, что способно привести к резкому обострению ситуации в отдельных регионах.

Зарубежное военное обозрение №2012 №1 С.3-11

Всего комментариев: 0
avatar