Взгляды военно-политического руководства Китая на роль ВМС в обеспечении национальной безопасности (2015)

Р. Кузнецов

По взглядам военно-политического руководства (ВПР) КНР, военно-морские силы НОАК представляют основу для ведения боевых действий на море и способны эффективно решать возложенные на них задачи: оборона побережья от ударов противника с моря; предотвращение высадки морских десантов; защита коммуникаций в прибрежной и ближней морских зонах, а также обеспечение защиты национальных интересов самостоятельно или совместно с другими видами вооруженных сил.

Китайские военные специалисты считают, что при строительстве национальных ВМС особое внимание должно уделяться совершенствованию оперативной и боевой подготовки органов управления и личного состава, внедрению современных информационных технологий и техническому оснащению флота.

Анализ публикаций специалистов и выступлений представителей ВПР страны показывает, что развитие ВМС НОАК на современном этапе осуществляется в соответствии с установками генеральной линии коммунистической партии Китая (КПК), основными документами по вопросам обеспечения национальной безопасности государства, концепциями применения ВС, а также с учетом возможных угроз и вызовов, с которыми КНР может столкнуться в будущем.

Согласно генеральной линии КПК развитие ВМС происходит в рамках: защиты суверенитета, безопасности и территориальной целостности государства; обеспечения мирного развития страны; достижения победы в войнах в условиях информатизации; совершенствования уровня боевой готовности; эффективного решения задач небоевого характера; углубления сотрудничества в области выполнения международных обязательств; применения вооруженных сил страны в строгом соответствии с законом, политическими установками КПК, положениями уставов и других руководящих документов.

В официальном документе КНР "Белая книга по национальной обороне" от 16 апреля 2013 года (предыдущая публикация "Белой книги" относится к 2011 году) обозначены базовые принципы диверсификации использования (разностороннего применения) вооруженных сил. Этими принципами определяется, что ВМС страны должны быть готовы к выполнению своих прямых задач по защите государственного суверенитета и территориальной целостности как в мирное, так и в военное время. Важными аспектами деятельности ВМС будут также взаимодействие с другими державами на море и выполнение международных обязательств.

Основные документы, определяющие роль и место ВМС в обеспечении национальной безопасности, задачи и ключевые направления развития, вопросы подготовки сил флота, в совокупности определили направления совершенствования национальных ВС, разрабатываемые с начала 1980-х годов и официально объявленные в 1995 году. В их основу была положена стратегия "активной обороны", предполагающая создание ВМС, способных не только отразить агрессию со стороны моря, но и нанести превентивные удары, в том числе и на океанском театре военных действий (ТВД). При этом командованием ВМС было заявлено следующее:
- на первом этапе (до начала XXI века) предусматривалось создание группировок, способных поддерживать благоприятный операционный режим в пределах зоны, ограниченной "первой линией островов" - о-ва Рюкю и Филиппинские о-ва, а также в акватории Желтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей;
- на втором (до 2020 года) ВМС планируется усилить таким образом, чтобы они были способны осуществлять оперативные действия в пределах "второй линии островов" - Курильские о-ва, о-в Хоккайдо, о-ва Нампо, Марианские, Каролинские и Новая Гвинея, включая акватории Японского и Филиппинского морей, а также морей Индонезийского архипелага;
- на третьем (до 2050 года) предполагается создать мощный флот, способный решать поставленные задачи в любом районе Мирового океана.

Проведенный анализ взглядов ВПР Китая на развитие национальных ВС позволяет сделать вывод, что первый этап программы к настоящему времени успешно выполнен. Строительство ВМС страны в ходе второго этапа осуществляется в рамках долгосрочных программ, основанных на реализации концепции "стратегических границ и жизненного пространства", согласно которой Китай должен иметь вооруженные силы, способные одержать победу в войне любой интенсивности и масштаба.

К числу факторов, способствующих активизации военно-морского строительства в государстве, зарубежные политологи и военные специалисты относят ряд событий, таких как включение территории восточного Китая и его акватории в операционную зону Тихоокеанского объединенного командования американских ВС; выход США из Договора по противоракетной обороне 1972 года; создание Соединенными Штатами в западной части Тихого океана системы ПРО с привлечением ВМС Японии, Республики Корея (РК), Австралии и Тайваня; проведение США и их союзниками воздушно-морских операций в ходе локальных конфликтов современности; наличие "тайваньской проблемы".

Приоритетные направления строительства и принципы оперативного применения ВМС КНР определены в принятых военным руководством страны концепциях "прибрежной обороны", "активного воздействия на противника на максимальных дальностях" и "ответного ядерного удара".

В основе концепции "прибрежной обороны" лежит установка на готовность ВМС к ведению боевых действий в первую очередь в акваториях прибрежных морей. "Активное воздействие на противника на максимальных дальностях" предусматривает подготовку флота к ведению боевых действий на всю глубину морских (океанских) ТВД, а "ответный ядерный удар" определяет участие флота в нанесении ядерного удара.

Значительной угрозой Китаю его руководство считает деятельность сепаратистских сил Тайваня, которые, опираясь на США, прилагают усилия по сохранению независимости от КНР. К угрозе национальной безопасности наряду с вышеназванными оно же относит интенсивное развитие крупными державами новых военных технологий.
В данных условиях ВМС НОАК будут наращивать свое присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), вести борьбу с терроризмом, всемерно противодействовать провокациям враждебных Китаю сил. Кроме того, этот вид ВС обеспечивает защиту морских торговых путей, ведет борьбу с пиратством, эвакуирует пострадавших сограждан и обеспечивает защиту национальных интересов КНР за пределами страны.

Китайские военные специалисты отмечают, что за последние 15 лет боевые возможности национальных ВМС заметно выросли, в том числе по решению задач в дальних морских зонах. В частности, ВМС НОАК постоянно участвуют в международной операции по борьбе с пиратством в Аденском заливе, все более активно реализуют политику установления национального суверенитета над спорными островными территориями в акваториях Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей, отстаивают экономические интересы государства, проводят мероприятия оперативной и боевой подготовки, участвуют в операциях по ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф в зонах Тихого и Индийского океанов.

Военно-политическое руководство Китая планирует реализовать план развития национальных ВМС до 2020 года, который будет направлен в основном на их качественное совершенствование без существенного наращивания численности и боевого состава. Этот вид НОАК останется одним из наиболее оснащенных и многочисленных среди флотов стран АТР: около 280 тыс. военнослужащих, 270 боевых кораблей и 260 вспомогательных судов (для сравнения в ВМС Японии соответственно до 45 500 человек и около 110 единиц; в РК 63 тыс. человек и 170 единиц). Особое внимание будет уделено созданию авианосных сил, развитию подводных сил и морской авиации, увеличению продолжительности жизненного цикла корабельного состава.

Корабельный состав ВМС будет совершенствоваться за счет разработки новых проектов кораблей основных классов и их строительства, а также модернизации существующего корабельного состава путем оснащения его наиболее современным вооружением и оборудованием. Боевой потенциал родов сил ВМС намечается повысить за счет более качественного освоения вооружения и военной техники, совершенствования оперативной и боевой подготовки. Подводные силы получат приоритетное развитие в рамках строительства национальных ВМС. Сейчас завершаются работы по созданию ПЛАРБ нового поколения. Активными темпами ведется строительство серии ПЛАРБ типа "Цзинь" (проект 094), имеющей на борту 12 ПУ БРПЛ нового поколения - "Цзюйлан-2" с дальностью стрельбы до 8000 км. Планируется, что их боевое дежурство будет организовано в районах западной части Тихого океана.

В настоящее время на вооружении подводных сил ВМС НОАК находятся пять многоцелевых атомных подводных лодок двух типов: "Хань" (проект 091) и "Шан" (проект 093). Перспективы развития таких ПЛ связаны со строительством модификации атомной подводной лодки типа "Шан". Серия данных ПЛА предназначена для замены устаревших подлодок типа "Хань", которые планируется вывести из состава флота к 2020 году.

Сейчас на вооружении подводных сил ВМС состоит около 50 дизельных подводных лодок (ДПЛ) пяти типов: "Мин" (проект 035), "Кило" (российский проект 877/633), "Ромео", "Сун" (проект 039) и "Юань". Дальнейшее развитие ДПЛ связывается с проведением работ по модернизации подлодок типа "Сун" (проект 039) и продолжением строительства серии ПЛ типа "Юань" (проект 041).

Надводные силы будут совершенствоваться в нескольких направлениях, основным из которых станет строительство серии авианосцев и создание авианосных ударных групп. Развитие авианесущих кораблей связано со строительством серии из трех авианосцев собственной разработки. Первый китайский авианосец "Ляонин" вошел в состав флота в 2012 году. Он был восстановлен и переоборудован из тяжелого авианесущего крейсера "Варяг" (пр. 1143.6) ВМС Украины. Данный корабль, степень готовности которого в 1993 году достигала 70-80 %, продали Китаю в 2001-м. Первый авианосец, полностью построенный в КНР, намечается ввести в боевой состав в 2018-2020 годах.

Таким образом, планами ВПР страны предусматривается наличие во флоте двух авианосцев к 2020 году. Китайские военные специалисты предполагают, что в перспективе авианосцы национальной постройки будут оснащены ядерной энергетической установкой и катапультой (паровой или электромагнитной). Всего намечается сформировать три авианосные ударные группы.

Сейчас "Ляонин" не в полном объеме укомплектован авиационной техникой (палубный истребитель "Цзянь-15" завершает программу испытаний). Планируется, что авиакрыло авианосца образуют вертолеты "Чжи-8" различных модификаций (в том числе для решения задач дальнего радиолокационного обнаружения), а также "Чжи-9" для обеспечения противолодочной обороны.

В настоящее время на базе учебной авианосной группы проводятся тренировки. Отрабатываются вопросы совершения дальнего похода, тестирования бортового оборудования, организации управления, взлета (посадки) самолетов и вертолетов палубной авиации.

Надводные силы ВМС страны будут усилены за счет ввода в строй новых кораблей. Перспективы развития эсминцев УРО связаны со строительством кораблей данного класса типа "Куньмин" (проект 052D) с универсальными установками вертикального пуска (КР "Дунхай-10", ЗУР "Хунци-9", ПКР "Инцзи-62" и противолодочными ракетами). Они оснащены многофункциональной системой управления оружием, являющейся китайским аналогом американской "Иджис". В ближайшие пять лет намечается построить 10 эсминцев данного проекта, которые станут основной боевой составляющей китайских военно-морских сил.

Командование ВМС планирует вывод из боевого состава фрегатов устаревших типов и строительство на замену им кораблей новых проектов - 054А и 056.

Количество вспомогательных кораблей намечается увеличить за счет ввода в строй новых разведывательных кораблей, гидрографических судов, транспортов снабжения, плавучих баз, судов аварийно-спасательного обеспечения, обеспечения базирования кораблей и других.

Авиация ВМС располагает значительным парком самолетной техники: бомбардировщики "Хун-6"; истребители-бомбардировщики "Цзяньхун-7"; истребители Су-30, "Цзянь-7, -8 и -10"; самолеты ДРЛО "Кунцзинь-200"; транспортные самолеты "Юнь-5, -7, -8 и -12". Основой парка вертолетной техники ВМС является противолодочные вертолеты "Чжи-9" и Ка-28, а также техника вспомогательной авиации: транспортный вертолет "Чжи-8" и поисково-спасательный Ка-27.

Командование ВМС рассчитывает, что морская авиация будет усилена за счет разрабатываемой в настоящее время техники, в частности истребителей "Цзянь-15 и -15С", самолетов ДРЛО, а также модификаций вертолетов "Чжи-8 и -9". Ведутся работы и по созданию противолодочных самолетов на основе "Юнь-8", новых образцов базовой патрульной авиации и БЛА.

Возможности ПВО ВМС будут повышены за счет совершенствования средств противовоздушной обороны кораблей. В настоящее время на шести эсминцах проекта 052С установлен комплекс ПВО "Хунци-9" (дальность действия до 100 км), на 15 сторожевых кораблях проекта 054А - "Хунци-16" (40-75 км). Все они оснащаются радиолокационными станциями с фазированной антенной решеткой, характеристики которых схожи с зарубежными аналогами типов "Си Игл" и "Дрэгон Ай".

На сегодняшний день использование формирований основных родов сил флотов отрабатывается в составе оперативных эскадр (флотилий), которые относятся к категории оперативных соединений, решающих задачи в акваториях. Эскадры могут включать бригады и дивизионы подводных лодок, надводных кораблей, а также суда обеспечения.

В целом, строительство ВМС как вида ВС осуществляется в соответствии с долгосрочной программой развития НОАК, основанной на реализации концепции "стратегических границ и жизненного пространства". Согласно ей КНР должна иметь вооруженные силы, способные одержать победу над любым противником в АТР в войне любого масштаба и продолжительности с помощью всех средств и способов ведения вооруженной борьбы.

Анализ взглядов военно-политического руководства Китая на роль ВМС в обеспечении национальной безопасности показал, что строительство данного вида вооруженных сил направлено на комплексное наращивание его боевых возможностей. Командование флота оптимизирует оргштатную структуру имеющихся формирований и уделяет большое внимание их техническому переоснащению современными образцами военно-морской техники. Реализация намеченных мероприятий позволит уже в ближайшие годы существенно сократить отставание в технической оснащенности и боевых возможностях ВМС НОАК от флотов ведущих государств мира.

Зарубежное военное обозрение. 2015, №7, С.71-77

Всего комментариев: 0
avatar