Изменение военно-политической обстановки в Ираке после вывода американских войск (2012)

Полковник С Соловьёв

С выводом 18 декабря 2011 года из страны боевых частей контингента вооруженных сил США завершился восьмилетний период оккупации Ирака. Вся полнота ответственности за обеспечение безопасности в республике была возложена на ее власти. Однако ситуация здесь не стабилизировалась. Более того, углубляется внутриполитический кризис, наращивают активность экстремистские и террористические группировки, сохраняется потенциальная угроза территориальной целостности государства.

До сих пор в стране не завершено формирование нового правительства. Основная причина - серьезные разногласия среди ведущих политических объединений по вопросу распределения портфелей министров обороны, внутренних дел и национальной безопасности. Западные аналитики отмечают, что премьер-министр Ирака Н. Аль-Малики (шиит) узурпировал власть п фактически парализовал работу кабинета министров. Он игнорирует договоренности о межконфессиональном распределении министерских портфелей, а также препятствует созданию национального совета по стратегической политике, который должен обеспечить пропорциональное присутствие мусульман-суннитов в высших эшелонах власти и компенсировать доминирование шиитского большинства в правительстве.

После окончания американской оккупации премьер-министр Ирака перестал "играть" в демократию. Ввиду отсутствия причин маскировать свои притязания на всю полноту власти в стране глава правительства уже открыто ведет курс, направленный на захват власти. Особое внимание он уделяет устранению политических противников, в первую очередь из числа суннитов, а также сохранению контроля над национальными силовыми структурами.

Как следствие, в последние два месяца сотни людей попали за решетку по обвинению в принадлежности к правившей при С. Хусейне "Партии арабского социалистического возрождения" (БААС). Арестовано также примерно 30 приверженцев бывшего премьер-министра Ирака А. Алауи, который, кстати, является шиитом. А с декабря 2011 года нападкам подвергаются наиболее влиятельные суннитские политики - вице-президент Ирака Т. Аль-Хашими и вице-премьер С. Мутлак, которые обвиняются в террористической деятельности. Кроме того, Н. Аль-Малики отстранил от исполнения обязанностей начальника генерального штаба Б Зибари (курд), возложив управление войсками на свою администрацию.

В свою очередь, А. Алауи считает обвинения в адрес Т. Аль-Хашими "сфабрикованными", а в ряде городов с преимущественно суннитским населением регулярно проходят массовые демонстрации, участники которых осуждают действия правительства Н. Аль-Малики и требуют прекратить преследования С Мутлака и Т. Аль-Хашими. При этом сунниты не без основания опасаются, что консолидация всей власти в руках шиитских политиков во главе с премьер-министром окончательно превратит их в граждан второго сорта.

На фоне политического кризиса в Ираке возрастает активность экстремистских структур, преимущественно суннитских. Они недовольны тем, что Н. Аль-Малики лишил их единоверцев доходов от продажи нефти и ущемляет в правах. Как следствие, значительное количество терактов направлено против объектов государственного управления и происходит в районах проживания шиитов (провинции Багдад, Басра, Дияла, Ди-Кар, Найнава, Салах-эд-Дин и Таамим). Наибольшую опасность представляют террористическая организация "Аль-Каида в Ираке" и сформированные преимущественно из функционеров правящей при режиме С. Хусейна "Партии арабского социалистического возрождения" суннитские группировки "Исламское государство Ирак", "Исламская армия Ирака", "Армия аль-Накшбандия" и "Ансар ас-Сунна". Их главная цель - дальнейшая дестабилизация обстановки, а также провоцирование межконфессиональной и межэтнической розни.

В среднем ежесуточно боевики проводят 10-12 террористических акций. В целом в 2011 году осуществлено более 3 600 терактов, в результате которых погибло около 3 ООО и ранено более 7 500 иракцев, Потери иракских силовых структур составили 1 300 убитыми и 2 700 ранеными. За этот же период погибло около 60 и ранено более 30 военнослужащих ВС США. При этом иракские силовые структуры пока не способны нейтрализовать их деятельность.

Затянувшийся политический кризис и слабость центрального правительства создают условия для роста в Ираке сепаратистских настроений, Главная угроза территориальной целостности страны исходит от курдов.

Руководство Курдского автономного района Ирака (КАР, административный центр - Эрбиль) значительно активизировало работу по реализации курса на достижение большей независимости от Багдада. В настоящее время Курдистан обладает всеми внешними атрибутами государства: флаг, гимн, конституция, региональный свод законов, парламент, президент, правительство, бюджет, судебная система, силовые структуры (Силы защиты Курдистана). Эрбиль успешно осуществляет внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность, в КАР аккредитовано свыше 30 иностранных дипломатических и торговых представительств, работают тысячи иностранных фирм и компаний, создан благоприятный инвестиционный климат для бизнеса. Строятся новые электростанции, ирригационные сооружения, заводы, фабрики, мосты, дороги, аэропорты международного класса, жилые кварталы, колледжи, школы, больницы Восстанавливаются разрушенные войной деревни, возрождается промышленность и сельское хозяйство, развивается туристическая отрасль. На фоне других районов Ирака здесь отмечается довольно низкий уровень террористической активности

Курды принимают активное участие в работе центральных органов власти. Президентом страны является лидер ведущей курдской партии - Патриотический союз Курдистана - Джаляль Талабани. Представители КАР занимают шесть постов в иракском правительстве, включая пост министра иностранных дел. Курдский язык признан вторым государственным языком, тысячи курдских студентов обучаются в высших учебных заведениях центральной части Ирака и за рубежом, из госбюджета выделяется 17 проц* его расходной части (доходы от продажи нефти) на развитие этого региона.

Тем не менее руководство КАР стремится добиться еще большей экономической самостоятельности и решить вопрос о богатых нефтью спорных территориях в свою пользу В частности, курдские власти в обход Багдада планируют нарастить поставку за рубеж добываемого в регионе "черного золота" до 250 тыс. баррелей в сутки (в настоящее время этот показатель составляет до 150 тыс. баррелей).

Проблема спорных территорий решается под лозунгом объединения в составе автономии "районов традиционного проживания курдов". С этой целью проводится курс на изменение этнического состава населения спорных районов в пользу курдов путем вытеснения проживающих там представителей других национальных общин (арабы и туркоманы). Так, по указанию президента КАР М. Барзани курдские переселенцы получают земельные сертификаты в качестве "компенсации за имущество, утраченное в результате проводившейся С. Хусейном политики арабизации".

Данный курс лидеров Курдистана оказывает весьма негативное влияние на развитие обстановки в Ираке Подобно курдам создать независимые от центральных властей государственные образования захотели органы местного самоуправления богатых нефтью провинций Басра, Дияла, Майсан, Найнава, Салах-эд-Дин и Таамим. Как следствие, тенденции к распаду Ирака на три независимых образования, созданных по этноконфессиональному признаку (курдское, шиитское и суннитское), все более нарастают.

Таким образом, декларированные Вашингтоном при вводе в 2003 году войск цели (установление демократии, экономическое процветание, ликвидация терроризма и т. д), не достигнуты. Реализуя политику "уйти, чтобы остаться", американцы искусственно создали в Ираке массу проблем, с которыми Багдад на данном этапе самостоятельно справиться не в состоянии.

Создав перед Н Аль-Малики непреодолимые в ближайшей перспективе трудности, Вашингтон теперь демонстрирует свою готовность оказать ему всестороннюю помощь, Под этим предлогом США фактически принуждают иракцев подписать новое, более выгодное для себя соглашение о "стратегическом партнерстве". Главная задача - защита тех позиций в нефтедобывающей отрасли, которых американским корпорациям "Хэллибертон", "Бейкер хьюз", "Уэзерфорд интернэшнл", "Эксон мобил", "Шелл ойл", инженерно-строительным концернам КБР, "Бечел", "Флюор" и "Фостер уилер" удалось добиться в период оккупации страны. На эти цели США предусматривают направлять более 30 млрд долларов в год, рассчитывая в будущем значительно приумножить свои доходы от продажи иракской нефти.

Кроме того, в настоящее время США продолжают практически полностью контролировать строительство национальных вооруженных сил Ирака. В перспективе Вашингтон намерен также сохранить за собой статус единственного поставщика для них ВВТ и право единолично определять номенклатуру продукции военного назначения, планируемой к закупке иракским военным ведомством.

К наиболее крупным сделкам двух сторон можно отнести поставку 140 танков М1А1 "Абрамс", а также подписание соглашения о продаже Ираку 18 истребителей F-16 и проработку контракта на поставку 24 вертолетов АЙ-64 "Апач". В ближайшие годы американцы намерены заставить иракское руководство изыскать до 32 млрд долларов (США) на перевооружение национальных вооруженных сил.

Реализацией всех этих планов в Ираке будет заниматься контингент сотрудников дипломатических миссий и ряда частных военных компаний (ЧВК); "Стал фоун-дейшн", "Эр скан", "Кастер бэтле", "Дин-корп", "Ай-си-ай", "Кролл", СОК-СМ. Их общая численность достигает 16 тыс. человек, а основная задача заключается в контроле внутриполитической обстановки в стране и охране американских объектов. Кроме того, инструкторы, работающие в ЧВК, продолжат подготовку личного состава для иракских силовых структур, На содержание такой миссии Вашингтон намерен выделять около 4 млрд долларов ежегодно.

Необходимо отметить, что раскол иракского общества по этноконфессиональному принципу на фоне вывода американских войск уже повлек за собой активизацию вмешательства со стороны соседних государств исламского мира, стремящихся к росту своего влияния в Ираке На сегодняшний день такая тенденция наиболее характерна для Ирана, который всесторонне поддерживает Н, Аль-Малики, а также другие шиитские политические и военизированные группировки.

При этом очевидно, что руководство Ирака все больше склоняется в сторону Тегерана. Подтверждением тому стало официальное решение Багдада о закрытии лагеря "Ашраф" запрещенной в Иране антирежимной организации ОМИН (Организация моджахедов иранского народа) на территории страны. Центральное правительство Ирака также признало ОМИН террористической организацией. В связи с этим жители лагеря потеряли статус беженцев, а, следовательно, к ним может применяться "индивидуальный подход". Проще говоря, иракцы теперь вправе привлекать членов ОМИН к уголовному преследованию.

Росту иранского влияния активно противостоит Саудовская Аравия. Эр-Рияд считает, что сунниты в Ираке лишились доходов от продажи нефти и отстранены от государственного управления. В связи с этим саудовские власти продолжают оказывать всестороннюю поддержку суннитским политическим блокам и иррегулярным военизированным формированиям "Советы пробуждения" (лидер - шейх Абу Риша, численность около 80 тыс. человек). Эти структуры никоим образом не подчиняются иракскому правительству, а премьер-министр К Аль-Малики регулярно требует их разоружения и роспуска - в очередной раз он был назначен на 31 декабря 2011 года (дата полного вывода ВС США из Ирака). Однако Абу Риша решил, что "разоружение маловероятно".

Как следствие, "Советы пробуждения" могут попытаться силовыми методами разрешить складывающуюся не в пользу суннитов ситуацию, Обладая значительным боевым потенциалом, они способны спровоцировать межконфессиональные и межэтнические столкновения в районах со смешанным проживанием населения, а также попытаться установить контроль над расположенными в Багдаде и его восточных пригородах нефтяными месторождениями.

Укрепления своего влияния в Ираке, главным образом в экономике* добивается Турция. Приоритетным направлением ее деятельности является иракский энергетический сектор. С этой целью ряд турецких фирм подписали соглашения на разведу и добычу нефти на севере республики и в Персидском заливе, а также близки к созданию международного консорциума с целью привлечения иностранного капитала в интересах совместной разработки иракских углеводородов. Кроме того, Анкара намерена возобновить работы по продлению железнодорожной ветки Стамбул - Багдад до Бахрейна, что позволит связать железнодорожным сообщением Европу со странами Персидского залива. Одновременно турецкое руководство рассчитывает в ближайшее время увеличить торговый оборот между двумя странами с 5 до 20 млрд долларов.

Таким образом, развитие обстановки в Ираке после вывода американского воинского контингента сохраняет тенденцию к дальнейшему обострению. Премьер-министр Н. Аль-Малики, невзирая на несогласие более половины суннитского населения страны, открыто взял курс на монополизацию властных полномочий в своих руках и прямое подавление политических оппонентов, Курды все активнее начинают обособляться и вести речь о собственной государственности. Становится все более очевидным, что п перспективе Ирак прял ли останется единой страной, способной контролировать добычу и экспорт своих сырьевых ресурсов. Под влиянием нынешних событий все более усиливаются заложенные американцами тенденции к расколу республики на несколько государственных образований.

Вместе с тем Вашингтон пока не намерен упускать Ирак из сферы своих интересов в снят с наличием на его территории крупных запасов углеводородов. На данном этапе в Белам даме считают, что это государство должно оставаться единым, и пытаются давить па премьер-министра страны Н. Аль-Малики в интересах решения существующих проблем. Подобное положение дел устраивает американцев, так как они уверенно сохраняют контроль над нефтегазовым комплексом и строительством вооруженных сил республика. Более того, Соединенные Штаты намерены и впредь использовать иракскую территорию как плацдарм для оказания силового давления па "неугодные" режимы в регионе Ближнего Востока.

Зарубежное военное обозрение №2012 №3 С.12-15

Всего комментариев: 0
avatar