О некоторых аспектах военных реформ в зарубежных странах (2004)

Полковник С. Печуров,
доктор военных наук,
действительный член АВН

Последнее десятилетие прошлого века и начало нынешнего войдут в историю как период интенсивного реформирования вооруженных сил государств, и прежде всего тех, которые на протяжении значительного периода находились в положении противостояния двух антагонистических блоков - "западного" во главе с США и "восточного" во главе с СССР. Одна из особенностей модели военного устройства государств "западного" блока заключается в том, что в ее основе лежит принцип децентрализованного управления ВС (так называемая "англо-саксонская модель"), когда центральный орган их оперативного управления (в одних странах комитет начальников штабов - КНШ, в других - генеральный или главный штаб), по сути, не управляет войсками, а лишь координирует деятельность видов вооруженных сил (СВ, ВВС, ВМС), имеющих каждый свой полноценный орган управления - генеральный, главный или просто штаб вида ВС.

Антиподом "англо-саксонской модели" является так называемая "прусская" (или "восточноевропейская") модель, которая, наоборот, предполагает жесткую иерархию структур управления, замыкающихся на начальника ГШ ВС, а через него на министра обороны и далее на верховного главнокомандующего.

Фактическое окончание противостояния времен "холодной войны" первоначально почти автоматически привело к повсеместному резкому снижению военных расходов и, как следствие, сокращению ВС. Между тем осознание политическим, и прежде всего, военным, руководством государств с "англо-саксонской моделью" военного устройства возможности утраты их вооруженными силами накопленного за долгие годы потенциала противодействия реальным и гипотетическим угрозам привело к необходимости поиска таких путей реформирования военной машины, при которых "тотальные" сокращения не повлекли бы за собой снижение возможностей национальных ВС. В конце концов такой путь был найден. Это создание межвидовых, или объединенных, формирований, внутри которых имеет место теснейшее взаимодействие видовых компонентов при одновременном создании новых (либо реформировании существующих) органов управления на всех уровнях руководства. Первыми к такому решению пришли и начали воплощать его в жизнь западные государства, отличающиеся наиболее продвинутым конструктивным стратегическим и оперативным мышлением их военного истеблишмента - США, Великобритания, Германия, Канада и другие (см.: Зарубежное военное обозрение - No 1, 2002 г., "Объединенность в системе управления ВС США"; No 3, 2003 г., "На пути централизации военного руководства Великобритании"; No 4, 2003 г., "Прусская модель в германском разрезе"; No 10, 2003 г., "От видового взаимодействия к "объединенному" управлению ВС Канады").

Почти одновременно или чуть позже на данный путь встали и другие государства, ориентировавшиеся в военном строительстве на Запад. Ниже приводится краткий анализ мероприятий, проводимых в вооруженных силах некоторых стран в данном ракурсе.

Австралия. Военное руководство страны полагает, что в определенной мере уже реализованная в западных государствах-союзниках концепция межвидового взаимодействия (концепция "объединенности") позволила добиться успеха в операциях в Афганистане и весной 2003 года в Ираке. Более того, официально реализуемая в Австралии с 1996 года она якобы была проверена на практике в ходе операции (с привлечением национальных ВС) по обеспечению безопасности проведения Олимпийских игр в 2000 году в Сиднее и в миротворческих операциях на Восточном Тиморе, где австралийский контингент войск играл ключевую роль. Этот опыт, по словам командующего ВС страны адмирала Криса А. Бэрри, подтвердил настоятельную необходимость всех трех видов национальных вооруженных сил действовать "объединенно". В качестве первого шага по объединению усилий всех видов и родов войск был сформирован так называемый штаб австралийского театра - предшественник объединенного оперативного штаба, о необходимости создания которого заявляли буквально все причастные к военному строительству в Австралии политики и военные.

Адмирал К. А. Бэрри полагает, что только в этом случае наконец будет решена проблема устранения межвидового соперничества за ресурсы для успешного развития ВС страны. Как весьма существенный фактор, способствующий экономии средств и реальной реализации "объединенности", австралийские специалисты рассматривают формирование комиссии по улучшению возможностей авиации. Результатом ее деятельности стала интеграция разобщенной ранее военной авиации (авиация СВ, авиация королевских ВМС и королевские ВВС) под единым управлением командующего ВВС Австралии, который должен играть новую роль - главного советника руководства страны по авиации в целом.

В помощь ему сформирован исполнительный совет по авиации, председателем которого назначен командующий королевскими ВВС, а членами - заместители командующих видов ВС. При этом подчеркивается, что речь не идет о "слиянии" всех трех компонентов авиации в единое целое, а только лишь об обеспечении их тесного взаимодействия. Данный опыт предполагается распространить и на другие сферы функционирования австралийских вооруженных сил.

Еще одним шагом на пути реализации концепции "объединенности" на фоне усиления борьбы с международным терроризмом военные специалисты считают интеграцию всех частей и подразделений особого назначения австралийских ВС в единую структуру - командование специальных операций, во главе которого поставлен генерал-майор Данкан Льюис с приданием ему функций, сравнимых с полномочиями командующего видом ВС.

Австрия. Основы военного строительства государства закреплены в федеральной конституции, законе "Об обороне" и действующей с 2001 года новой военной доктрине. Новым моментом в развитии военной машины страны является то, что Австрия в проведении своего военно-политического курса все в большей степени ориентируется не на традиционный для нее нейтралитет, а на так называемый принцип "солидарного участия", подразумевающий "равноправное военное сотрудничество в рамках международных структур". Это означает ориентацию на блоковые структуры, созданные на Западе, и в первую очередь НАТО. Не случайно в связи с этим бывший начальник генерального штаба Австрии генерал Хорст Плейнер в одном из своих интервью прямо заявил, что при реализации межвидового взаимодействия его вооруженные силы руководствуются натовскими документами "Союзная объединенная доктрина" AJP-01 (документ из серии "Единых уставов" НАТО, разработанных по аналогии с американскими серии JP) и указаниями по оперативному планированию. При этом, развивая традиционные для Австрии концепции военно-миротворческой деятельности, генерал Х. Плейнер подчеркнул важность обеспечения тесного взаимодействия различных компонентов ВС и гражданских структур при проведении такого рода операций.

Австрийские военные специалисты полагают, что успешное претворение в жизнь концепции "объединенности" может иметь место только при наличии сформированной объединенной (межвидовой) системы управления, разведки и связи. Как считает генерал Х. Плейнер, объединенное управление войсками подразумевает следующее: совместную оценку ситуаций, единое планирование, постановку задач и общий контроль за их выполнением. Конкретно в Австрии "проводником" концепции "объединенности" в жизнь является специально создаваемое командование компонентов объединенных сил.

Бельгия. В мае 2000 года принята программа реформирования вооруженных сил страны, рассчитанная до 2015 года. С января же 2002 года в Бельгии начала функционировать новая по сути система командования и управления ВС, ядром которой стал согласно официальной терминологии департамент операций и боевой подготовки. Формально сохранивший свое название штаб обороны наделяется функциями управления и командования всеми видами ВС через данный департамент. Выступая 14 января 2002 года на церемонии введения новой системы управления, министр обороны Бельгии Андре Флао подчеркнул тот факт, что начавшаяся в стране реформа имеет новаторский, "первопроходческий" характер и что Бельгия в этом плане "опережает все другие страны НАТО и ЕС". По его словам, данная реформа направлена на усиление оперативной составляющей национальных ВС, повышение эффективности управления ими.

В конце 2002 года начался процесс упразднения, слияния, переформирования многих штабов, частей и соединений бельгийских вооруженных сил.

Квинтэссенцией осуществляемой в стране реорганизации, по мнению военного аналитика Николаса Фиоренца, является преобразование национальных ВС, традиционно состоящих из трех видов, в "объединенные силы", включающие наземный, воздушный, морской и медицинский компоненты. Предполагается, что к 2015 году они будут управляться соответствующим командованием наземных, воздушных и морских сил, объединяющим разновидовые компоненты мирного времени, которые в зависимости от задач будут включаться в те или иные объединенные оперативные формирования.

Греция. В ходе осуществляемой в настоящее время в стране реорганизации вооруженных сил, как отметил начальник ГШ национальной обороны генерал Георгиос Антонакопулос, "мы в значительной степени продвинулись к воплощению "объединенности" в жизнь, то есть к более эффективному взаимодействию трех видов ВС". По его словам, в вводимой обновленной структуре управления подчеркивается важность оперативных функций, которыми наделен начальник генерального штаба (НГШ), с упором на руководство всеми тремя видами ВС, что якобы уже нашло отражение в принятых видовых документах (концепциях). Но самым существенным в этом плане является непосредственное руководство НГШ сформированным объединенным оперативным штабом и через него подчиненными ему частями и подразделениями национальных ВС. В случае проведения военных операций контингентами вооруженных сил за пределами государственных границ НГШ несет полную ответственность за руководство ими, к какому бы виду ВС они ни принадлежали, в чем якобы также проявляется принцип "объединенности".

Формально он несет ответственность за следующее: разработку объединенной оперативной доктрины, обеспечивающей межвидовое взаимодействие; подготовку рекомендаций по приоритетам программ разработки и приобретения ВВТ на среднесрочную перспективу в соответствии с решением совета начальников главных (видовых) штабов, а также за координацию видов ВС при определении оперативных потребностей в ВВТ на долгосрочную перспективу.

Помимо этого, подчеркивает генерал, в рамках ВС страны в целом уже разработаны новые "объединенные доктрины" для действий в мирное время, в период кризисов и во время войны, а также в области МТО, ПВО, радиоэлектронного противоборства и психологических операций. Особое внимание уделяется созданию "объединенной системы" управления, связи, автоматизации, информационного обеспечения, разведки, наблюдения и целеуказания.

Дания. Как государство - участник НАТО Дания в области военного строительства руководствуется соответствующими документами альянса, в том числе и "Союзной объединенной доктриной" AJP-01, в которой особое внимание уделяется обеспечению тесного взаимодействия видов ВС как в мирное, так и военное время. Военно-политическое руководство страны полагает, что в нынешних условиях возникновения новой угрозы - международного терроризма, переросшей в прямую опасность для всех без исключения демократических государств, трактовать концепцию "объединенности" следует в более широком плане. Она предполагает обеспечение взаимодействия в деле обороны страны не только между видами ВС, но и между всеми составляющими системы безопасности государства. Что касается собственно военной области, то, как считает командование ВС, следует иметь в виду, что характер военных действий в настоящем и перспективе будет носить объединенный характер, в связи с чем видовые доктрины (концепции) должны разрабатываться именно с учетом данного фактора. Более того, по мнению датских военных специалистов, специфика военных конфликтов в настоящее время такова, что мононациональное участие в них будет скорее исключением, чем правилом. Поэтому вооруженные силы всех членов западных демократических военных альянсов должны готовиться к войне с учетом факторов объединенности и многонациональности одновременно, причем не только на оперативном, но и тактическом уровне. По заявлению представителей военного руководства Дании, оно уже весьма продолжительное время прилагает соответствующие усилия. В частности, учебный процесс в Королевском колледже обороны организован таким образом, что офицеры всех видов ВС обучаются с уклоном на подготовку, организацию и проведение именно "объединенных" (межвидовых) военных действий.

Индия. Военное строительство в стране ведется в соответствии с "англо-саксонской моделью" с учетом национальных традиций. В рамках официально не принятой, но, по существу, реализуемой концепции "объединенности" в октябре 2001 года был сформирован и через пять месяцев начал функционировать объединенный (интегрированный) штаб обороны, штат которого насчитывает приблизительно 140 военных и гражданских лиц. Создание штаба явилось результатом работы комиссии по анализу "не совсем удачных" действий индийских ВС в ходе "пакистанской агрессии" в конце 90-х годов в Кашмире. В выводах комиссии констатировалась срочная необходимость формирования управленческой структуры, которая бы осуществляла руководство и обеспечивала взаимодействие всех компонентов (не только военных), привлекаемых к отражению агрессии против страны. В функции данного штаба, который возглавил генерал-лейтенант Панкадж Джоши, входит планирование применения межвидовых группировок ВС и определение приоритетов в приобретении ВВТ. Начальник объединенного штаба должен также осуществлять контроль над недавно образованным командованием стратегических сил, разведорганами ВС и объединенным командованием на Андаманских и Никобарских о-вах (создано в октябре 2001 года), которое, по мнению индийских военных специалистов, является по-настоящему первой межвидовой структурой, сформированной в рамках индийских ВС.

Таким образом, в Индии наряду с такими традиционными для "англо-саксонской модели" элементами военного устройства, как министерство обороны (административная ветвь управления) и комитет начальников штабов (оперативная ветвь управления), появился принципиально новый - объединенный штаб обороны. По мнению индийских военных специалистов, учитывая факт "неискоренимого соперничества" руководителей видов ВС, собственно и составляющих КНШ, новый орган призван реально руководить группировками войск, сформированными из компонентов различных видов национальных вооруженных сил.

Италия. Формально реорганизация военной машины страны началась с февраля 1997 года с принятием закона, в соответствии с которым начальник генерального штаба должен выполнять обязанности непосредственного начальника руководителей видов вооруженных сил и осуществлять управленческие функции при решении ряда оперативных вопросов.

Концептуально-правовой базой осуществляемой в ВС страны реформы в области укрепления межвидового взаимодействия, по словам НГШ генерала Роландо Моска Москини, является система "Единых уставов" НАТО, прежде всего "Союзная объединенная доктрина" AJP-01, а также весь комплекс последних документов, регламентирующих функционирование национальных ВС.

Начальник ГШ подчеркнул, что достижение конечной цели реализации концепции "объединенности" - процесс весьма длительный. На этом пути предстоит решить ряд сложных проблем теоретико-концептуального плана. Так, по его словам, в рамках военно-политического истеблишмента Италии разработаны и рассматриваются в комплексе несколько концептуальных моделей: интеграция видов ВС через принцип индивидуальных элементов или модулей; централизация управления обороной на высшем уровне; специализация задач видов ВС; процедурная интеграция путем принятия межвидовых стандартов (при планировании развития ВС и приобретения ВВТ); динамичное развитие межвидовых функциональных процессов и другие. При этом считается нецелесообразным снижение ведущей роли штабных структур видов ВС, например, в детальном планировании их собственного развития.

Конкретно претворение концепции "объединенности" в Италии (в рамках проводимой реформы), по мнению итальянских военных специалистов, началось с формирования в августе 1998 года межвидового оперативного командования, которому вменено в обязанности руководство компонентами войск, временно переданными в его подчинение из различных видов ВС на период выполнения той или иной задачи. Вместе с тем предусмотрено, что оперативное командование группировкой войск может быть делегировано начальнику штаба одного из видов в случае осуществления миссии на национальной территории и привлечения для этого формирований только от данного вида ВС. Структура межвидового оперативного командования представлена тремя элементами: объединенным оперативным центром, управлением планирования и службой обеспечения. Если будет необходимо, объединенный оперативный центр может делегировать своих сотрудников (офицеров) для доукомплектования штаба, созданного под конкретную задачу объединенного (межвидового) оперативного формирования. В целом, осуществляя ряд мероприятий, направленных на достижение конечной цели - формирование "реально единых вооруженных сил", как считает НГШ генерал Р. М. Москини, необходимо решить самую главную, по его мнению, задачу: изменить менталитет личного состава для осознания им важности проводимой в ВС работы в данной области.

Новая Зеландия. Имея в основе своего военного устройства "англо-саксонскую модель", нынешнее военно-политическое руководство страны по примеру главных своих союзников (США, Великобритания, Австралия) в 90-х годах прошлого века приняло решение о пересмотре всей системы национальной обороны. По словам министра обороны М. Бертона, этому предшествовали: подробный анализ существующего положения вещей с целью последующей оптимизации функций министра обороны и командующего вооруженными силами; перераспределение обязанностей между начальником штаба ВС и начальниками штабов видов ВС; пересмотр процесса планирования развития вооруженных сил страны и перераспределение бюджетных средств на нужды обороны. Наблюдатели подчеркивают, что поводом для принятия данного решения явилось осознание факта "абсолютной изолированности" друг от друга двух главных институтов национальной безопасности страны - министерства обороны и органов оперативного управления ВС. Вместе с тем военные специалисты, констатируя желание военно-политического истеблишмента страны оптимизировать систему руководства вооруженными силами, отмечают, что процесс их реформирования находится лишь в самом начале.

Норвегия. Военно-политическое руководство страны всегда уделяло первостепенное внимание вопросам межвидового взаимодействия. Конкретно это нашло отражение в создании в начале 70-х годов прошлого века объединенных (межвидовых) командований в северной и южной частях страны. В развитие лежащей в основе и постоянно "продвигаемой вглубь" концепции "объединенности", указывает главнокомандующий вооруженными силами Норвегии генерал Сигурд Фрисволд, в 2000 году была принята "Объединенная оперативная доктрина", которая стала не только теоретической основой для проведения объединенных операций, но и была призвана "воплотить в жизнь "объединенность" в самом широком контексте". Эта доктрина фактически является основой для развития и применения видовых концепций.

Несмотря на "отсутствие проблем", как утверждают норвежские военные, в ВС страны для обеспечения более тесного взаимодействия видов и руководства межвидовыми группировками в ходе осуществляемой и рассчитанной до 2005 года военной реформы в Норвегии проводится глубокая реорганизация управленческих структур вооруженных сил. Так, с января 2003 года в стране начала функционировать качественно новая структура - объединенное оперативное командование ВС. Упразднено главное командование ВС, а вместо него создан "небольшой, но эффективный" штаб обороны, подчиненный главнокомандующему. Считается, что именно этот штаб позволит добиться в полной мере эффекта быстрого и гибкого управления межвидовыми группировками войск как по национальным, так и по коалиционным планам. Кроме того, в июле 2002 года в Норвегии сформирован так называемый тыл ВС с переподчинением ему видовых тыловых структур. В том же году на межвидовой основе были созданы училища (школы) тыла и управления, военной полиции, а также медицинский учебный центр ВС Норвегии.

Португалия. Как и в других западных государствах, здесь полным ходом идет военная реформа, предполагающая, в частности, проведение мероприятий по оптимизации управленческих структур ВС и собственно войсковых формирований. Одной из целей осуществляемых мероприятий, подчеркивает руководство генерального штаба ВС, является создание высокомобильных и компактных объединенных вооруженных сил с соответствующими объединенными органами управления. В связи с этим в качестве теоретической базы, как указывается в статье одного из португальских военных руководителей, опубликованной в журнале "Милитэри текнолоджи", разработаны и уже утверждены две концепции: "Объединенные силы немедленного реагирования" и "Объединенные силы быстрого реагирования". В ходе реализации данных концепций, якобы идущих в русле осуществляемых в НАТО в целом преобразований, неминуемо проявятся слабые места, на устранение которых и будут направлены усилия военного руководства страны на данном этапе реформы ВС. Конкретно указанные концепции должны воплотиться в создание межвидовых модулей ВС (один и более), созданных под решение конкретных задач по национальным и коалиционным планам. В связи с этим военным руководством страны как первостепенные рассматриваются мероприятия по созданию объединенных структур управления, разведки, связи, компьютеризации и тылового обеспечения в рамках национальных вооруженных сил.

Польша. Как и другие государства, ранее входившие в "коммунистический блок" и недавно принятые в западные военно-политические структуры, Республика Польша (РП) столкнулась с серьезной проблемой адаптации своей системы управления ВС под стандарты НАТО. Не успев кардинально преобразовать находившуюся в основе своего военного устройства так называемую "восточноевропейскую" (или генштабовскую) модель, РП в настоящее время вынуждена подстраиваться под "унифицированную" (в рамках альянса) реформу своих вооруженных сил. Один из ведущих разработчиков реорганизации системы национального военного управления начальник управления стратегического планирования генерального штаба ВС Польши генерал-майор Мечислав Синюх подчеркивает тот факт, что в основе всех преобразований в плане управления контингентами вооруженных сил страны лежит разработанная и принятая в стране "Концепция объединенных операций", базирующаяся, в свою очередь, на "Союзной объединенной доктрине" AJP-01. По его словам, эти же "натовские аспекты" находят отражение в "Стратегии национальной безопасности Республики Польша" и "Оборонной стратегии Республики Польша", а также в разрабатываемом документе (концепции) ВС - "Объединенные операции", причем последний якобы уже отрабатывается в ходе полевых и командно-штабных учений Войска Польского. Вся эта теоретическая база должна стать основой для создания двух межвидовых командований - объединенного оперативного командования и объединенного командования обеспечения. Продолжается работа по формированию единой для всех ВС системы управления, связи и разведки на оперативном уровне.

Румыния. Военное руководство страны в преддверии вступления в Североатлантический союз считает, что при проведении военной реформы надо ориентироваться на "натовские стандарты преобразований". Расцениваемая в альянсе как "весьма успешная", военная реформа в Румынии была в значительной степени ускорена в 2001 году, когда в рамках генерального штаба ВС страны были разработаны и приняты за основу "Доктрина объединенных военных действий", "Доктрина объединенных многонациональных операций" и видовые доктрины с учетом требований двух первых. Однако это, как считает начальник генерального штаба ВС Румынии генерал Эуджениу Попеску, является лишь начальным этапом в деле обеспечения подготовки командного состава, разработки уставных документов, создания соответствующей межвидовой системы тыла, управления, связи и разведки, а также систем боевой и оперативной подготовки соединений и частей румынских ВС. Все эти мероприятия планируется завершить к 2007 году.

Словакия. Приблизительно в том направлении, что и в других государствах бывшего восточного блока, развиваются процессы в области реформирования вооруженных сил и органов их управления в Словакии. Ситуация усугубляется тем, что после раздела бывшей ЧССР на два государства - Чехию и Словакию - Братиславе в начале 90-х годов прошлого века пришлось создавать свою военную машину практически с нуля. Тем не менее, уже в те годы имея перед собой ориентир - вступление в реформируемые западные структуры безопасности, словацкое военно-политическое руководство не торопилось с окончательным выбором модели своего военного устройства. Более того, занимаясь национальным военным строительством, Братислава внимательно следит и перенимает опыт реформирования ВС у своих ближайших соседей, прежде всего Чехии, Польши и Венгрии, форсировавших процесс вступления в НАТО. Опираясь на решение Пражского саммита (2002) о приглашении уже в 2004 году Словацкой Республики в альянс, национальное военно-политическое руководство разработало и начало проводить в жизнь реорганизацию своих ВС, рассчитанную до 2010 года.

По словам начальника генерального штаба ВС Словакии генерал-лейтенанта Милана Церовски, принятые в стране "Стратегия безопасности Словацкой Республики" и "Оборонная стратегия Словацкой Республики", отражающие основные военно-доктринальные вопросы, фокусируют внимание руководства частей и подразделений на обеспечении полного взаимодействия разновидовых формирований при выполнении задач как по национальным, так и коалиционным планам. Переход полностью на стандарты НАТО вынуждает военное руководство страны "доработать" основополагающие документы обеспечения национальной безопасности, обязав ГШ, а также штабы сухопутных войск и ВВС привести свои внутриведомственные документы в соответствие с документами альянса, в том числе серии "Единые (объединенные) уставы и наставления - (AJP)". Эту работу планируется завершить к концу 2006 года.

Сингапур. Военно-политическое руководство страны уделяет особое внимание развитию национальных вооруженных сил, ставя во главу угла достижение эффекта "объединенности". Для этого, как подчеркнул в одном из своих выступлений главнокомандующий ВС Сингапура генерал-лейтенант Лим Чуань По, в стране сразу после обретения независимости в 1965 году была создана соответствующая концептуально-правовая база. Ее основой считается официально принятая так называемая концепция тотальной обороны, которая включает военную, гражданскую, экономическую, социальную и психологическую оборону.

Под этим подразумевается вынесение проблем безопасности на уровень их комплексного решения по всем перечисленным направлениям. Данная посылка якобы предполагает и внутреннее сотрудничество компонентов одной из структур тотальной обороны - военной, выражающееся в тесном взаимодействии видов ВС.

Конкретно, по словам Лим Чуань По, это выражается, например, в наделении ВВС ответственностью за наращивание боевых возможностей вертолетов независимо от того, принадлежат соответствующие формирования СВ или ВМС. В свою очередь, на ВМС возложены функции по обеспечению морских перевозок частей и подразделений сухопутных войск в соответствии с совместными планами применения ВС страны в целом. В случае возникновения чрезвычайных ситуаций на территории Сингапура соответствующими директивами предполагается осуществить подчинение всех компонентов сил руководству СВ. Функции разведобеспечения вооруженных сил страны в целом теперь возложены на объединенный комитет начальников штабов. Кроме того, произошли изменения и в планировании. В частности, в настоящее время имеет место так называемый интегрированный процесс планирования развития ВС, предусматривающий согласование между видами вариантов наращивания их возможностей. Для получения более широкого представления о нюансах совместного применения ВС в Сингапуре создан единый для всех вооруженных сил военный институт, в котором по единому плану проходят подготовку офицеры всех трех видов ВС. Вместе с тем военно-политическое руководство страны осознает, что данные мероприятия всего лишь первый шаг на пути к достижению цели создания "реально объединенных" национальных ВС.

Швейцария. Принятый в стране в 1999 году фундаментальный документ "Политика безопасности-2000" взят за основу национальной стратегии "Безопасность через кооперацию". Таким образом, как отмечает бывший начальник генерального штаба ВС Швейцарии генерал-лейтенант Ханс-Ульрих Шеррер, тесное взаимодействие всех элементов системы национальной безопасности официально положено в основу развития вооруженных сил Швейцарии. В качестве примера такого тесного взаимодействия ("объединенности") генерал приводит совместное выполнение задач формированиями ВВС, сил полиции и пограничной службы. Разработанный руководством страны проект "Вооруженные силы ХХI века" предусматривает осуществление следующих мероприятий в области достижения "объединенности": реорганизация генерального штаба в новую структуру, призванную обеспечить полноценное взаимодействие всех элементов системы национальной безопасности; создание нового объединенного штаба для планирования и руководства объединенными операциями; оптимизация структуры видов ВС с точки зрения стандартизации процессов планирования их развития и применения; формирование централизованных структур тыла; сведение учебных учреждений ВС страны в объединенную систему под единым управлением.

Однако, считает генерал-лейтенант Х.-У. Шеррер, успех проводимых мероприятий будет обеспечен лишь в том случае, если "объединенные силы" будут действовать в рамках интегрированной системы управления, связи и разведки и тесно взаимодействовать с другими национальными агентствами и организациями.

Швеция. Военное руководство страны считает, что проблема обеспечения тесного взаимодействия разрозненных компонентов видов ВС в Швеции не стоит так остро, как в других западных государствах. Это, по мнению бывшего главнокомандующего национальными вооруженными силами генерала Йохана Хедерстедта, объясняется тем, что со времени окончания Второй мировой войны в основе оборонительной доктрины страны всегда лежала концепция "объединенности". Для обеспечения руководства межвидовыми группировками войск были сформированы три главных региональных командования - в северной, южной и восточной частях страны. Вместе с тем виды ВС играли весьма существенную роль в разработке концепций применения входящих в них формирований и развития видов ВС в целом. Да и в иерархической структуре шведского военного руководства видовые командующие занимали положение выше, чем командующие объединенными региональными командованиями. Так продолжалось вплоть до начала 90-х годов, когда началась кардинальная реструктуризация ВС и органов их управления.

В настоящее время управление вооруженными силами осуществляет главнокомандующий. Его рабочим органом является главное командование ВС, в состав которого входят командование оперативных сил, а также несколько управлений войск военного времени, стратегического планирования и политики безопасности, повседневной деятельности и подготовки войск, разведки и контрразведки. Командующий оперативными силами и начальники управлений главного командования, а также заместитель главнокомандующего имеют звание генерал-лейтенант (вице-адмирал).

В Швеции, как и во многих других государствах Запада, в мирное время есть две ветви управления вооруженными силами - оперативная и административная.

Оперативное управление осуществляет командующий оперативными силами, которому подчинены командующие тактическими командованиями СВ, ВВС и ВМС. Административное управление возложено на управление повседневной деятельности и подготовки войск. В состав этого управления входят инспекторы видов ВС (штатная категория генерал-майор (контр-адмирал), основными функциями которых являются контроль за процессом обучения войск, а также разработка руководящих документов по боевой и повседневной деятельности.

По словам министра обороны Швеции Лени Бьерклунд, "главной задачей проводимых преобразований является развитие концепции "объединенности", единых действий в областях управления войсками, связи и т. д., что станет революционным для ВС страны". Развивая эту мысль, генерал Й. Хедерстедт подчеркнул, что концепция "объединенности" применительно к его стране "не ограничивается только военной сферой, но также касается усилий всего шведского общества, в том числе его гражданской составляющей".

Чешская Республика (ЧР). Бывший начальник генерального штаба ВС Чехии генерал Иржи Шедивы в одном из своих интервью журналу "Милитэри текнолоджи" подчеркнул, что "сегодня нет оснований надеяться на то, что один элемент системы безопасности - будь то изолированный вид вооруженных сил или одна страна в целом - в состоянии разрешить проблемы на поле боя, что якобы и продемонстрировали конфликты последнего десятилетия". По мнению генерала, Чешская Республика уже сегодня имеет вполне эффективную национальную оборонную доктрину, предусматривающую объединенный (межвидовой) характер действий компонентов вооруженных сил, что отражено в соответствующих документах НАТО, членом которой страна стала в 1998 году. С точки зрения централизованного руководства ВС, в Чехии на сегодняшний день нет особых проблем, поскольку генеральный штаб в ЧР традиционно выполнял и выполняет свои функции не как координирующий (деятельность видов ВС) орган, а именно как управляющий. Более того, в чешских вооруженных силах создана централизованная система тылового обеспечения, которая функционирует вполне успешно. И все же, считает генерал И. Шедивы, чешские вооруженные силы, как и ВС практически любого государства - члена альянса, имеют ряд недостатков в плане достижения тесного взаимодействия элементов обеспечения национальной безопасности, которые, по его словам, намечается преодолеть в ходе осуществляемой в настоящее время реформы, рассчитанной до 2010 года. Так, например, для этого предполагается интенсификация объединенной оперативной и боевой подготовки наземных сил и ВВС с территориальными войсками и компонентами тыла ВС. Некоторые изменения произойдут и в организационной структуре отдельных частей и соединений, в том числе предусмотрен перевод всех вертолетных формирований в подчинение командующего наземными войсками и ряд других мероприятий.

Финляндия. Военное строительство в стране основывается на положениях правительственного документа - "Белой книги", утвержденной в 1997 году.

В частности, предусматривается проведение коренной реформы вооруженных сил в период до 2008 года. Суть преобразований, как считает главнокомандующий национальными ВС адмирал Юхани Каскеала, заключается в обеспечении реального тесного взаимодействия всех составляющих военной системы безопасности государства. В Финляндии уже относительно длительное время существуют военные, по сути объединенные, командования (Западное, Северное и Восточное), в связи с чем, по мнению военного руководства страны, проблем с воплощением концепции "объединенности" в жизнь быть не должно. Именно эти командования являются базой для формирования в случае необходимости так называемых оперативных войск, включающих под единым командованием разновидовые компоненты ВС, а также пограничных войск. В настоящее время и в перспективе, полагает адмирал Ю. Каскеала, внимание руководства вооруженных сил должно быть обращено на создание эффективной единой системы управления, связи, разведки и автоматизации, охватывающей все структуры, обеспечивающие национальную безопасность государства.

Южно-Африканская Республика. Процесс создания межвидовых группировок войск и объединенных структур их управлением начался в ЮАР в конце 1997 года, когда было принято принципиальное решение о создании в рамках национальных ВС некой организации по оперативному руководству объединенными формированиями. В качестве таковой был создан постоянный объединенный оперативный центр, которому подчинены пять региональных оперативных командований, созданных на базе бывших военных округов, и бригада войск специального назначения. В случае необходимости предусматривается создание также объединенных оперативных формирований на временной основе.

В процессе формирования надвидовой структуры управления ВС ЮАР, как и в большинстве других государств, возникает немало трудностей. Видовые командующие противились передаче хорошо подготовленных в общевойсковом отношении подчиненных им генералов и офицеров в новый орган управления.

Кроме того, весьма непросто идет процесс создания единой системы тылового обеспечения. Поставлен и решается вопрос о формировании единой для всех ВС страны системы управления, связи и разведки.

Япония. Первые упоминания о необходимости кардинальной реструктуризации военной машины страны появились в опубликованных в 1995 году "Основных положениях программы национальной обороны". Уже в 1997 году был создан "полностью интегрированный орган" - разведывательное управление объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ). В 2001 году бывший в то время начальником управления национальной обороны (УНО) Г. Накатани подписал директиву, которой обязал председателя ОКНШ провести специальное исследование с выдачей рекомендаций относительно углубления процесса "объединенности" видов ВС. Целью исследования была разработка предложений по созданию соответствующей инфраструктуры, обеспечивающей эффективное взаимодействие сил самообороны (ВС страны) с другими государственными институтами (министерствами) и агентствами. В соответствии с подготовленным к концу 2002 года проектом предлагалось создать новый пост с расширенными полномочиями - начальника объединенного штаба (ОШ), должностного лица, которое должно было заменить нынешнего председателя ОКНШ. Предполагалось, что новый начальник ОШ будет не только являться советником высших должностных лиц государства по военным вопросам и оказывать всестороннее содействие государственному министру (он же начальник УНО) в претворении его решений в жизнь, но и станет "полновластным оперативным командующим".

Кроме того, планировалось кардинально реорганизовать нынешнюю структуру ОКНШ фактически в новый межвидовой орган управления вооруженными силами страны. В соответствии с предлагаемым временным графиком предусматривается до конца 2004 финансового года провести мероприятия по созданию соответствующей инфраструктуры преобразований, в 2004-2005-м завершить разработку законодательной базы и к 2006 финансовому году начать претворение в жизнь концепции "объединенности" в полном объеме.

Таким образом, краткий анализ отдельных аспектов реформ, осуществляемых в настоящее время в ряде государств, позволяет сделать следующие выводы:
- во-первых, процесс выбора путей оптимальной реорганизации ВС занял относительно длительный период времени - с конца 80-х до конца 90-х годов прошлого века;
- во-вторых, принимая во внимание кардинальный характер и трудоемкость планируемых преобразований, их завершение предполагается в основном к 2010-2015 годам;
- в-третьих, началу практического осуществления реформ предшествовали интенсивные обсуждения деталей военного строительства, выразившиеся в корректировке существующих базовых документов, определяющих развитие ВС в целом либо разработке и принятии качественно новых доктрин, стратегий и концепций как на национальном, так и коалиционном (НАТО) уровне;
- в-четвертых, наряду с поставленной целью создания относительно немногочисленных, компактных и высокомобильных вооруженных сил, комплектуемых преимущественно на профессиональной основе и оснащенных современными образцами ВВТ, предполагается достичь эффекта "объединенности", то есть обеспечить теснейшее взаимодействие всех составляющих системы национальной безопасности, и в первую очередь между формированиями различных видов ВС;
- в-пятых, для руководства по существу качественно новыми вооруженными силами предполагается создать - и этот процесс уже идет - соответствующие органы управления - за счет изменения внутренней структуры и задач ныне существующих генеральных (главных) штабов, в том числе КНШ, либо сформировать новые структуры в виде так называемых объединенных штабов (объединенных командований), руководство которых наделяется функциями не только координации действий, но и управления создаваемыми как на постоянной, так и временной основе межвидовыми структурами - так называемыми объединенными оперативными формированиями;
- в-шестых, изложенные выше принципы руководства по существу новыми вооруженными силами предполагают создание качественно новой интегрированной системы управления, связи, разведки, автоматизации объединенными (межвидовыми) формированиями, а также единой системы тылового обеспечения, унификацию и стандартизацию процессов приобретения ВВТ; - и, наконец, в-седьмых, как результат осуществляемых реформ фактически имеет место трансформация устоявшейся, принятой во многих государствах мира "англо-саксонской модели" военного устройства и ее сближение с централизованной "прусской" ("восточноевропейской") моделью.

Зарубежное военное обозрение 2004 №2, С. 2-13

Всего комментариев: 0
avatar