Страны Латинской Америки: перспективы развития политического, экономического и военного сотрудничества (2016)

Подполковник В. Якупов,
кандидат военных наук;
полковник запаса И. Смирнов,
кандидат политических наук, доцент

Понятие "страны Латинской Америки" включает в себя огромный регион - от Аргентины на юге до Мексики на севере. Вместе с тем, несмотря на своеобразие каждого государства, они связаны языковыми и культурными традициями, схожестью исторического развития, военно-политической и экономической ситуаций в этих странах.

В конце XX - начале XXI века в ряде стран Латинской Америки произошли существенные политические и социальные изменения, в результате которых регион становится самостоятельной и весомой величиной современной системы международных отношений. Если раньше большинство государств региона полностью находилось в сфере влияния США, то в настоящее время многие из них стали играть самостоятельную роль в мировой политике, вошли в основные международные политические и экономические структуры, как, например, БРИКС (BRICS - Brazil, Russia, India, China, South Africa) и G20, региональные организации - Группа Рио, Союз южноамериканских наций (УНАСУР), сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (СЕЛАК), МЕРКО-СУР (Mercado Comumdo Sul) и др.

Следует подчеркнуть, что в последние годы такие страны, как Аргентина, Бразилия, Венесуэла и ряд других, стали рассматривать развитие сотрудничества в указанных международных организациях, в том числе и в военно-технической области, в качестве важного направления своей внешней политики. Они расценивают его как наиболее перспективное, призванное расширить и укрепить латиноамериканское единство, что способствует созданию благоприятных условий для дальнейшего многопланового международного сотрудничества на взаимовыгодной основе.

Вместе с тем события, произошедшие в 2015-2016 годах в регионе, позволили некоторым отечественным и зарубежным аналитикам делать предположения о предстоящих изменениях внутренней и внешней политики стран Латинской Америки, о реальной возможности возвращения региона в сферу влияния США и их союзников.

Так, в конце 2015 года на парламентских выборах в Венесуэле победу одержали политические силы, находящиеся в оппозиции действующему президенту Николасу Мадуро, на недавних президентских выборах в Аргентине победил кандидат правых сил Маурисио Макри. В Бразилии сенат в конце августа 2016 года в результате импичмента, организованного не без участия спецслужб зарубежных стран, отправил в отставку президента Дилму Роуссефф, место которой временно до конца 2018-го занял вице-президент Мишел Темер. На фоне этих событий в городах страны прошли акции протеста против импичмента президенту, рассматриваемого их участниками как государственный переворот. Новые власти, скорее всего, продолжат политику сокращения социальных расходов. При этом ряд зарубежных политиков и специалистов не исключают возможность выхода Бразилии из БРИКС и прекращения активной деятельности данной международной организации.

Появляются также прогнозы о вероятном снижении уровня и даже об отказе стран региона от сотрудничества в рамках международных и региональных организаций, в том числе в военно-технической области, в пользу США и их союзников.

Происходящие в странах Латинской Америки перемены целесообразно рассматривать с позиций оценки экономических, политических и социальных проблем, оказывающих фундаментальное влияние как на развитие военно-политической обстановки, так и на перспективы политического, экономического и военного сотрудничества в рамках международных организаций.

В последние годы кризисные явления не обошли практически ни одну сферу жизни в регионе: политика и идеология, экономика и социальные отношения проходят далеко не лучший период своего развития. При этом необходимо указать на наличие нескольких тенденций, которые неразрывно связаны между собой.

В качестве первой тенденции следует отметить фактически повсеместный экономический спад в регионе. Это объясняется тем, что экономика большинства латиноамериканских стран находится в зависимости от экспорта энергоресурсов и сельскохозяйственной продукции. Падение мировых цен на эти товары неизбежно ударило по их бюджетам. Так, в Венесуэле объявлен режим чрезвычайного экономического положения. Экономический кризис, охвативший эту страну в последние годы, вызван проблемами в энергетике и падением мировых цен на нефть. Из-за прошедшей длительной засухи ее гидроэлектростанции не могут работать на полную мощность.

Кризис проявляется в усилении инфляции, росте безработицы и дефиците товаров, в том числе и первой необходимости. По оценкам Международного валютного фонда, инфляция в Венесуэле в 2016 году может увеличиться в несколько раз. В июне 2016 года после вспышек уличного насилия и грабежей торговых точек из-за нехватки продовольствия венесуэльские силовые структуры в г. Кумана на севере страны задержали свыше 400 человек, при этом несколько из участников погромов погибли.

От кризисных явлений в экономике страдает и самая развитая страна в регионе - Бразилия, пережившая в прошлом году самый резкий спад за последнюю четверть века. Значительное падение валового внутреннего продукта, сокращение инвестиций и экспорта, отток капитала - все это новая реальность, с которой столкнулась страна.

Как следствие, экономические проблемы существенно ударили по социально незащищенным слоям населения и привели к росту протестных настроений, что определяет вторую кризисную тенденцию. В большинстве случаев на смену экономическим лозунгам быстро приходят антиправительственные, переводящие протесты в область политических требований смены режима. Иногда это случается в связи с недальновидной политикой властей, однако зачастую катализатором протестных выступлений становятся внешние силы.

6 августе 2015 года волнения начались и в Эквадоре, затронув разные слои населения: деловые круги недовольны повышением налогов и тарифов на импорт, индейская община выступает против разработки месторождений на ее территории, а остальные протестующие выражают свое несогласие с законопроектом правительства по изменению конституции, который позволит президенту быть избранным на четвертый срок. В декабре 2015 года протесты вспыхнули с новой силой. Причиной этого стало одобрение предложенных поправок в конституцию Национальной ассамблеей страны.

В качестве третьей тенденции следует отметить существенное ослабление левых режимов. Так, на последних выборах в Аргентине победил лидер оппозиции Маурусио Макри, который жестко критиковал политику экс-президента Кристины Киршнер, направленную на расширение сотрудничества с Россией. Пришедший к власти в Бразилии Мишел Темер, который сформировал новое правительство, не скрывает своих проамериканских взглядов на будущее развитие государства.

Такое положение дел явно играет на руку Соединенным Штатам, которые за последние несколько лет утратили былое влияние в регионе. Левые режимы традиционно симпатизировали России и Китаю, а их смена может обернуться усилением проамериканских настроений.

К тому же неокрепшие силы оппозиции требуют внешней поддержки, а Белый дом активно демонстрирует готовность ее оказывать.

Показательным здесь является состоявшееся в марте 2016 года турне Барака Обамы по странам региона, которое преследовало важные геополитические цели. Во-первых, это сокращение наметившейся в последние годы дистанции в отношениях со странами Латинской Америки. Во-вторых, желание противопоставить усилившимся позициям Китая и России собственные предложения по развитию сотрудничества в политической, экономической и военной областях. Не секрет, что часть американской политической элиты рассматривает Латинскую Америку как "задний двор" США, поэтому их крайне не устраивает усиление связей между странами региона, а также с КНР и РФ, которых в Вашингтоне считают главными внешнеполитическими угрозами для страны.

Вот почему только в ходе визита в Аргентину американского президента сопровождали около 400 бизнесменов и банкиров, заинтересованных в налаживании двустороннего взаимодействия. В результате стороны подписали соглашение о сотрудничестве в области торговли. При этом ожидается, что в ближайшие полтора года инвестиции американских компаний превысят 2,3 млрд долларов. По словам министра промышленности Аргентины, сумма инвестиций в предстоящие четыре года может составить 13,8 млрд.

По мнению ряда аналитиков, визит Барака Обамы в эту страну был призван закрепить линию на фактический развал антиамериканского блока в этом регионе и одновременно развернуть тренд американо-аргентинских отношений в сторону более тесного взаимодействия в приоритетных для обеих стран областях.
Вместе с тем, для того чтобы оценить перспективы развития ситуации в регионе, которая вовсе не обязательно может носить проамериканский характер, необходимо рассмотреть тенденции политического, экономического и военного сотрудничества этих стран как в рамках международных организаций, так и с Китаем и Россией, а также состояние и потребности вооруженных сил ряда государств Латинской Америки.

Региональные правительства в последние годы демонстрировали гораздо больше самостоятельности, чем даже некоторые развитые страны Западной Европы. Достаточно вспомнить осуждение Группой Рио бомбардировок Югославии, отказ Мексики и Чили от поддержки в Совете Безопасности ООН проекта резолюции США о вторжении в Ирак в 2003 году, позицию ряда латиноамериканских государств в ООН по Ливии, Сирии, Украине и т. д. Их внешнеполитические решения, какой бы направленности ни были, носили в первую очередь прагматичный характер.

После победы правых сил в Аргентине появились комментарии о намерении нового президента пересмотреть весь пакет соглашений по сотрудничеству в рамках международных организаций. Действительно, любое новое правительство имеет право по-своему оценивать деятельность предыдущего. Но в свете заявления нового президента Маурисио Макри о том, что страна по-прежнему будет настаивать на возвращении Фолклендских (Мальвинских) о-вов, сложно представить его курс откровенно проамериканским.

Вооруженные силы Аргентины еще в последние десятилетия XX века считались сильнейшими в Латинской Америке и достаточно оснащенными по мировым стандартам. Но поражение в вооруженном конфликте с Великобританией за Фолклендские (Мальвинские) о-ва и затяжной финансово-экономический кризис нанесли по ним ощутимый удар. В итоге более трех десятилетий вооружение и военная техника практически не обновлялись, а немногочисленные новые образцы" поступающие в последние годы на вооружение, или на самом деле не являются таковыми, или имеют весьма низкие тактико-технические характеристики. Есть проблемы, связанные с отсутствием запчастей и недостатками обслуживания, отмечается низкий уровень боевой подготовки, особенно в военно-воздушных силах.

Существует вероятность осложнения сотрудничества Бразилии в рамках международных организаций после смены политического руководства в данной стране. Вместе с тем следует иметь в виду, что недоверие к США, укоренившееся в бразильском обществе еще с конца XIX века, с годами так и не было преодолено. Даже военные правительства, пришедшие к власти после одобренного Вашингтоном переворота 1964 года, под напором общественного мнения были вынуждены вскоре отказаться от своего проамериканского курса.

На сегодняшний день многие бразильские политики, в том числе и либерального направления, констатируют озабоченность состоянием безопасности акватории Южной Атлантики, где сосредоточены значительные запасы углеводородов. За последние пять лет в Бразилии стали усиливаться опасения по поводу перспективы окружения ее базами НАТО по периметру морских границ в Южной Атлантике (на о-вах Святой Елены, Вознесения и Фолклендских, а также в Колумбии) с целями, далекими от "политики добрососедства". И эти опасения носят, как правило, надпартийный и общенациональный характер.

Согласно опросам общественного мнения, проведенным бразильским институтом изучения прикладной экономики IPEA, 65% жителей страны опасаются аннексии Соединенными Штатами районов, богатых запасами углеводородов. В Национальной стратегии обороны Бразилии от 2008 года среди потенциальных угроз впервые была обозначена угроза со стороны государства, обладающего "многократным военным превосходством".

При этом на сегодняшний день вооруженные силы Бразилии остаются типичной армией латиноамериканского образца - относительно большими по численности, но крайне архаичными по структуре и вооружению. При наличии мощного собственного военно-промышленного комплекса страна продолжает импортировать боевую технику, причем зачастую устаревшую и уже практически выработавшую ресурс в вооруженных силах экспортера. Следует отметить, что из новых образцов ВВТ в составе национальных вооруженных сил в качестве основных ударных вертолетов имеется 12 российских Ми-35М, а основой армейской ПВО являются 180 переносных зенитных ракетных комплексов (ЗРК) "Игла".

В последние годы бразильское правительство проводит масштабную модернизацию армии и сил правопорядка с целью обеспечить защиту природных ресурсов в амазонской сельве и прибрежных нефтяных месторождений, что позволяет предполагать если не расширение, то сохранение на прежнем уровне сотрудничества в политической, экономической и военной областях в рамках международных организаций.

Рассматривая перспективы взаимодействия в рамках БРИКС следует иметь в виду, что идея углубленного сотрудничества стран-гигантов зародилась именно в недрах нынешней бразильской оппозиции в конце 1990-х годов - в период пребывания у власти правительства во главе с Фернандом Энрики Кардозу.

В БРИКС Бразилия выступает как одно из наиболее заинтересованных в расширении сотрудничества государств, причем ее заинтересованность носит не только экономический и политический (повышение шансов на принятие в качестве постоянного члена в Совет Безопасности ООН), но и военно-политический характер, тесно связанный с проблемой национальной безопасности.

Сохранение важнейших внешнеполитических наработок предыдущих правительств при их минимальной коррекции - это важный залог политической стабильности Бразилии, что не может не учитываться всеми ее политическими силами. Традиционная и "многопартийная" политика по укреплению старых (МЕРКОСУР) и созданию новых латиноамериканских альянсов (УНАСУР, СЕЛАК, ЮАСО) повисла бы в воздухе в случае выхода этой страны из структур глобального регулирования (БРИКС, G20), отказа от собственных планов и инициатив, от ослабления отношений с Индией, Китаем, Россией, ЮАР и соседними странами.

К тому же нынешняя установка США на анархизацию системы глобального регулирования и "торможение" восходящих центров мировой экономики и политики, в том числе и Бразилии, не может приветствоваться в стране, которая ставит целью внешнеполитической стратегии становление в качестве одной из великих мировых держав.

В области продуктивного политического, экономического и военно-технического сотрудничества в рамках международных организаций показателен - пример Венесуэлы. После прихода к власти Уго Чавеса и смены страной политической ориентации было приобретено значительное количество современных образцов ВВТ у Китая и России. Но в настоящее время в условиях тяжелого экономического кризиса Каракас практически прекратил их закупку.

С другой стороны, сейчас на вооружении армии Венесуэлы находятся ВВТ российского и советского производства. Именно благодаря их приобретению ВС этой страны уверенно вошли в тройку сильнейших в регионе с точки зрения готовности к обычной войне.

Для поддержания в боеготовом состоянии российских ВВТ требуются соответствующие комплектующие, боеприпасы, а также специалисты по обслуживанию и эксплуатации. Исходя из этого, вопрос о поддержании сотрудничества в данной области прямо влияет на национальную безопасность этой страны, обладающей крупнейшими мировыми природными запасами углеводородного сырья. , Наиболее вероятным, по оценкам зарубежных экспертов, представляется прогноз, при котором ведущие страны Латинской Америки попытаются свести отношения с США к прагматизму. Их лидеры понимают выгоды от сотрудничества с любым государством как с экономическим субъектом и вряд ли допустят повторение идеологического превосходства Соединенных Штатов над собой в духе "доктрины Монро". Об этом же свидетельствует и поведение нового президента Аргентины Маурисио Макри, который в ходе своей избирательной кампании обещал пересмотреть все договоры в рамках международных организаций, а также с Китаем и Россией, но на деле ничего не изменилось.

Кроме того, статус стратегического партнерства, существующий у РФ с Аргентиной, Бразилией, Венесуэлой, Кубой, Никарагуа, Эквадором и Перу, в значительной степени облегчает взаимоотношения в этой области.

За последние несколько лет позиции США в некоторых странах Латинской Америки по показателю внешней торговли сумел существенно ослабить Китай. По данным ВТО, только по итогам 2014 года КНР заняла третье место по доле экспорта/импорта Аргентины (6 и 16% соответственно), оттеснив на четвертую позицию США (5 и 13%). Доля экспорта Бразилии в КНР составила 18% общего объема, а в США - 12% Разрыв в импорте не такой большой: 16% принадлежит Китаю, 15% - Соединенным Штатам. В Чили и Перу Китай вообще занял первое место, получив свыше 20% экспорта и импорта этих стран. Куба и Эквадор также импортеры китайской продукции. Кроме того, КНР является крупнейшим инвестором в добывающие отрасли региона. Таким образом, вопросы политического, экономического и военного сотрудничества в рамках международных организаций, закупки ВВТ, а также подготовки специалистов для их эксплуатации и обслуживания представляются актуальными для правительств государств Латинской Америки вне зависимости от их политических предпочтений. При этом, как правило, решающим фактором является все тот же прагматизм - стоимость вооружения и военной техники, их эксплуатации и обслуживания, подготовки соответствующих специалистов.

Ранее Вашингтону удавалось привлечь своими поставками ВВТ государства Латинской Америки путем предоставления определенных льгот, а также отправкой своих военных советников. Но в настоящее время Соединенные Штаты, по взгляду ряда западных аналитиков, связаны необходимостью контролировать военную ситуацию в разрушенных ими Ливии, Сирии, Афганистане, Ираке, оказывать политическую поддержку правящему режиму на Украине. При этом США пытаются наращивать военные усилия против России в Европе и против Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В подобной ситуации для ведущих латиноамериканских государств сотрудничество в рамках международных организаций представляется более привлекательным.

Таким образом, существует реальная возможность сохранить имеющийся уровень сотрудничества ведущих государств Латинской Америки в рамках международных организаций. Однако субъективным фактором, негативно влияющим на их взаимоотношения, может стать позиция руководства некоторых государств в случае смены власти из-за политической нестабильности в них, что, скорее всего, послужит причиной принятия решений по оборонным вопросам по "советам" США и их союзников.

Зарубежное военное обозрение. 2016, №11 С. 17-22

Всего комментариев: 0
avatar